Президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин — о нашумевшей игре «Синий кит» и реальных причинах суицидов среди подростков.
Владимир Берхин

Владимир Берхин

Ну давайте про синих китов поговорим. Не про тех, которые в океане, а про страшную игру, которая угрожает подросткам в интернете.

Эта игра может быть опасна. Постоянное муссирование темы самоубийства, неприятия окружающим миром, внимание к изнанке жизни, видео с шок-контентом  — всё это иногда доводит до беды. Подобные увлечения не повод для восторгов богатым внутренним миром подрастающего поколения. Есть ненулевая вероятность, что слишком впечатлительный ребёнок заиграется и выйдет в окно, выполняя задания «кураторов».

Но этот же самый впечатлительный ребёнок может заиграться в массу других печальных вещей. Без доверительного контакта со взрослыми ему опасно буквально всё.

Он может заиграться в борьбу за идеалы и сесть в тюрьму, как Артур Рыно. Он может заиграться в экстремальный спорт и разбиться. Он может заиграться в любовь и это кончится ранней беременностью. Он может заиграться в тусовки и стать наркоманом. Подросток склонен заигрываться. В отличие от ребёнка, его уже не особенно контролируют родители, а сам он ещё не понимает пределов своих возможностей и запросто путает реальность и игру.

Игра опасна, но это несчастные дети идут в опасную игру, а не коварные кураторы внезапно сводят с ума счастливых. И ажиотаж  скорее мешает понять, что же, собственно, происходит в каждом конкретном случае.

Фото: Благотворительный фонд помощи душевнобольным dusha-fond.ru

Фото: Благотворительный фонд помощи душевнобольным dusha-fond.ru

Группы опасны, но не тем, на что грешат общественные организации и журналисты. Да, в этих группах происходит постоянное муссирование темы самоубийства, даются задания, связанные с самотравмированием. Но, возможно, кто-то помнит такое явление, как ныне практически исчезнувшая субкультура «эмо» — разве их не обвиняли в том же самом? Или разве не было попыток запретить роман Гёте «Страдания молодого Вертера» за «пропаганду суицида»? Были, и успешные, и Гёте даже пришлось переписывать книгу. Но эмо исчезли без следа, а Гёте преподают в школе.

А самоубийства были раньше и остались сейчас. Потому что не в субкультуре и группах дело.

Первое громкое упоминание «групп смерти» в большой прессе — это статья Галины Мурсалиевой, вышедшая в мае прошлого года. Само явление возникло чуть раньше — исследования связывают его с историей Ренаты Камболиной, погибшей в ноябре две тысячи пятнадцатого. Однако вот, например, статья за 2012 год, где рассказывается о том, что в России уровень подростковых самоубийств втрое выше среднемирового — и это без китов, f57 и Филиппа Лиса. Или вот цифры от 2014 года — из ста тысяч подростков себя убивают шестнадцать.  Ещё до всяких «групп смерти» я писал текст с просьбой помочь психологической службе для одиноких подростков, и перечислял тех, кого не спасли — этого парняи этого, и вот эту девушку. И этих девушек. И этого пацана.

Все эти дети убили себя не под влиянием загадочной интернет-игры. У их гибели были более прозаичные причины — несчастная любовь, злобная учительница, издевательства сверстников, непонимание и равнодушие родителей. Тогда это было как-то очевиднее. А сейчас, стоит случиться трагедии — взрослые дружно кидаются искать след «куратора», тем самым отдаляясь, а не приближаясь к пониманию произошедшего. «Группы смерти» постепенно превращаются в универсальное объяснение. Причину любого подросткового самоубийства и вообще девиантного поведения видят во влиянии интернета, манипуляций неведомых «кураторов», а причины очевидные — семья, школа, друзья, отношения с родителями — игнорируются.

И иногда это кончается совсем плохо.

Как было в Псковской области: когда мальчик и девочка сбежали от побоев родителей, устроив себе красивый финал с алкоголем, сигаретами, стрельбой по полиции, трансляцией происходящего в прямом эфире и гибелью во время штурма, виноватыми остались, по словам сенатора Мизулиной компьютерные игры, а с точки зрения детского психолога Соковни — неназванные секты. А не отчим, который бил девушку в присутствии её парня.

Фото: Благотворительный фонд помощи душевнобольным dusha-fond.ru

Фото: Благотворительный фонд помощи душевнобольным dusha-fond.ru

Это очень удобный подход: всегда проще свалить вину на безликий интернет и неведомое безымянное зло, что-нибудь по этому поводу  запретить и тем самым снять с себя любую ответственность за происходящее. Хотя любая «пропаганда суицида» уже запрещена в рунете с 2011 года, а с 2015 года запрещено писать о причинах самоубийства, и пока что эффекта от принятых мер не видно. Уж скорее наоборот: на бессмысленный и неработающий запрет сеть отреагировала скандалом с «Группами смерти», работающими по принципу «всех не перевешаете».

Когда человек решает убить себя, это означает буквально: жизнь не предложила мне ничего такого, что было бы лучше, чем смерть.

Может быть он неадекватен, может быть просто глуп, может быть в отчаянии — но он сделал именно такой выбор. И если сделал его подросток — значит, наш взрослый мир не показал ему лучшего будущего и более увлекательного настоящего. И никто из взрослых со всем нашим жизненным опытом, ресурсами, духовным наследием и уверенностью в правильности выбранного пути не захотел встать на место растущего человека и попытаться понять, что с ним происходит и куда он идёт. Да, возможно, анонимные кураторы в поисках «хайпа» подсказали ему именно такую дорогу — но почему никто из окружающих взрослых не показал ему путь ещё превосходнейший?


Ребенок должен знать, куда ему обратиться:

Всероссийская линия телефона доверия для детей, подростков и их родителей: 8-800-2000-122

Телефоны доверия в России

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.