“Она же все равно в телефон тупит”. В защиту мам со смартфоном в руках

|
Маша Рупасова, автор стихотворения про маму в интернете, о том, почему современные дети не умеют скучать и почему родителям необходимо "тупить" в интернете.

Пять лет назад вышла моя первая книжка. В ней был стишок под названием «Я – новость». Но чаще его называют стихотворением про маму в интернете. Он коротенький.

Я – НОВОСТЬ

Мама дома?

Мамы нет.

Мама вышла.

В интернет.

Мама ищет

В интернете:

Как дела

На белом свете.

Кофе пьет,

Глазами

Водит –

Что там в мире

Происходит?

Мама, я тебе

Скажу! 

В мире

Я происхожу!

Я писала его, посмеиваясь над детским взглядом на маму, которая существует для одной-единственной цели – служить своему королявочке, прелестному маленькому эгоцентрику.

Маша Рупасова. Фото: Анна Данилова

Ребенок ведь не знает, что мама – еще и человек, он уверен в правомерности своих требований: мама, смотри на меня, мама, дай, послушай, достань, вытри, принеси, унеси, открой, выходи из туалета, я тебя люблю.

Я хочу играть с тобой!

Я хочу играть с тобой!

Поиграем?

Жду ответа

(С оттопыренной губой).

Жду ответа! Жду ответа!

Сердце

Бумкает

В груди!

Выходи из туалета!

Мама, мама,

Выходи!

Он прав. Ребенок и должен просить, настаивать, орать, сучить ногами, ныть и требовать удовлетворения всех своих потребностей.  Но тут полезно понимать, что в нем бушуют бесчисленные поколения детей, твердо знавших одно: взрослым особо не до них. Взрослые добывают огонь, прогоняют пещерного медведя, разделывают бегемота, плетут лапти, пашут, воюют, стоят у станка, летят в космос, поэтому просить надо по максимуму, тогда авось что-то да обломится. 

Ребенок просит внимания с запасом. Это стратегия, благодаря которой дети наших предков выживали. Ребенок не травмируется отказом на всю оставшуюся жизнь.

Мне кажется, моя роль как матери заключается в том, чтобы знать и чувствовать, где мое внимание действительно необходимо, а где меня дергают просто потому, что я первое, что приходит в голову, когда скучно.

Почему я заговорила про свой стишок? – оказалось, что его используют как репрессивный аргумент в адрес мам, «тупящих на площадках в телефон». Меньше всего мне бы хотелось участвовать в осуждении и без того замученных виной матерей.

Сейчас ассортимент материнской вины невероятно широк: ни одному поколению не доставалось такого богатого выбора.

Вина перед ребенком появляется с зачатием (через неделю стояла рядом с чужой сигаретой), тянется всю материнскую жизнь, а на памятнике мы просим выбить слова: «Вася, сынок, прости! Наверное, не надо было отдавать тебя на немецкий, балет, баскетбол, рисование, айкидо, в драмкружок!  Наверное, надо было отдать тебя в шахматы, танцы, кружок робототехники, на конный спорт! Я старалась (но явно недостаточно, я же постоянно торчала в своём телефоне!)».

Чем ответственнее мама, тем изощреннее и длиннее список ее преступлений. Тем проще пнуть ее тем, что она торчит в интернете, пока ее ребенок качается на качелях, играет в паровозики на полу, сосет грудь. Зачем рожала, если не собиралась любоваться им безотрывно?! А в моем случае и того хуже: усыновила, чтобы в интернете торчать?

Хорошая мать следит за ребенком, не моргая! И ценит каждую секунду его детства!

На самом деле этому поколению детей достаётся немыслимое, непредставимое количество внимания со стороны взрослых, и, как правило, львиная доля – это внимание мамы.

Наши родители и их родители выпускали детей во двор и спокойно занимались своими делами. Шестилетки присматривали за трехлетними. Летом мы уезжали в лагеря, в деревни и на дачи: фонари зажгутся, приходи домой!

Какую реакцию получил бы семилетний ребенок, приди он к бабушке с жалобами на скуку? Ну, пойди побегай. Ну, пойдем жуков колорадских собирать, развеешься. Мыслимо такое в 2019 году?

В 2019 ребенка всюду и постоянно сопровождает взрослый. Графики детей забиты, как не снилось топ-менеджерам. У детей мало опыта одиночества, плодотворного безделья, созерцания, они не успевают переваривать впечатления. Скука повергает их в ужас, они не знают, что с ней делать, как себя развлечь, они не умеют быть наедине с собой.

Столкнувшись со свободным временем дети пасуют, паникуют, и первое, что приходит им в светлую голову, это позвать маму – пусть что-нибудь придумает. Она же все равно в телефон тупит.

Вот тут я говорю и себе, и своему ребенку: нет, я занята. И он со скрипом, с негодованием, а потом со все большим вдохновением и азартом начинает развлекать себя сам. Вспоминает, что такое придумывать, фантазировать, играть, слышать себя. Ему становится с собой интересно – это ли не самое главное чудо, которое может случиться с человеком?

Для того, чтобы происходить в мире, ребенку не нужно и даже вредно получать сто процентов маминого внимания по первому требованию. “Мам, смотри, мам, смотри!” – это очень трогательный призыв, но, как мне кажется, прорыв, внутренний рост ребёнка происходит тогда, когда мама не посмотрела, он расстроился, а потом нашел утешение в себе. И посмотрел на себя сам, и порадовался себе и погордился собой. А тут и мама статью в телефоне дочитала и на ребенка посмотрела.

Прощая и одобряя себе выходы, или даже – побеги, в интернет, важно понимать, что именно и зачем вы делаете в интернете: если кратко, вы делаете ребенку пресловутую «хорошую маму». Ну, может, не супер-хорошую, но достаточно хорошую, и этого ребёнку хватит.

Я проанализировала, что делаю в интернете я. Я получаю информацию, которую наши родители и бабушки получали из книг, газет, журналов, длительных телефонных разговоров – «ты не видишь, я с тетей Ниной разговариваю?!», у части из них никогда не умолкало радио, у другой – телевизор, а у нас это все находится в айфоне. 

Мой айфон – это общение, образование, развлечение и сразу несколько рабочих проектов. Только в 2019 не могу выпустить ребенка на детскую площадку одного, чтобы заняться делами, поэтому я пасу его и «туплю в телефон», ага. Да если бы и тупила.

Мы первое поколение, находящееся со своими детьми в контакте такой интенсивности, неудивительно, что психика защищает сама себя. Тормозит. Поэтому, убедившись, что всесторонне развитая кровиночка в полной безопасности играет на прорезиненной детской площадке, мы тупим в телефоны.

Я прошу своих читательниц: если вам показалось, что это стихотворение про нерадивую мать и заброшенного ребенка, перечитайте его, пожалуйста. Автор хотел сказать: я на стороне мам, нам еще долго нести наш дозор, поэтому расходоваться надо разумно. И если мы восстанавливаемся, тупя в интернете – будем тупить.

А вот еще стишок – уже взрослый, написанный в конце прошлого лета.

***

У женщины кефирные усы.

Немытая с субботы голова.

Она наелась на ночь колбасы,

И в этом

Ослепительно права.

Ее за лето выпили до дна –

О, этот ор внезапный на детей! –

Она на кухне

Прячется

Одна

И колбасу

Рубает без затей.

Эмоций – ноль. И силы на нуле.

Над ней ревет

Сияющий эфир.

Чего б мы пели на своей Земле,

Когда б не хлеб,

Колбаска и кефир.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: