«Они звонили ночью и днем, угрожали поджечь «хату», выбить окна и изнасиловать мою дочь, которой не было года. От стресса у меня пропало молоко», — вспоминает Виктория Пашковская из Коми. Она брала микрозаймы, чтобы прокормить двоих детей, а потом — чтобы погасить долги. Таких людей в России было много. После начала пандемии их стало еще больше.

Центробанк сообщил, что уровень долговой нагрузки россиян побил кризисы 2009 и 2015 годов. Каждый четвертый должен отдать банку свыше 80% ежемесячного дохода. А анонимные телеграм-каналы пишут, что коллекторские агентства из-за просрочек ужесточат меры взыскания. «Правмир» поговорил с должниками, коллекторами и юристами о том, откуда у россиян огромные долги перед МФО, какие методы применяют коллекторы и что ждет заемщиков через несколько месяцев. 

«Проснулась и поняла, что из кабалы не выберусь»

Недавно Виктории Пашковской написала незнакомая девушка. Рассказала, что у нее большой долг, в школу, где она работает учительницей русского языка, позвонили коллекторы. После этого решила, что больше не может так жить и хочет покончить с собой. Вика на это ответила: «Ну уж нет. Не нужно ни в коем случае показывать им свою слабость. Мы ничего не должны, мы им и так переплатили».

Виктории 33 года, она живет в городе Ухте. Первый микрозаем она взяла около четырех лет назад.

— Ситуация банальная — осталась с двумя детьми, ушла в декрет на 8 тысяч. Первый мой муж умер, второй мужчина отцовство не признавал, — рассказывает Вика. — Надо было как-то кормить детей. Увидела рекламу МФО, взяла 2 или 3 тысячи рублей. Первый заем почти во всех организациях возвращается без процентов, мне понравилось. Взяла второй, тут уже были проценты и просрочка. Переплатила, поняла, что уже тяжело. Потом взяла третий. Брала в том числе и 20 тысяч, чтобы сделать тест ДНК. Возвращала в трехкратном размере, то есть если дали 7 тысяч, отдавала 21. Денег уже не хватало. Брала новые займы, чтобы перекрыть старые. 

В одно утро я проснулась и поняла, что все, из этой кабалы я не выберусь, — продолжает она.

— От отчаяния я стала набирать, набирать займы и не заметила, как у меня эта цепная реакция произошла, когда ты берешь один, второй, десятый. Сейчас у меня 30 займов в МФО и 700 тысяч долга.

Коллекторы появились практически сразу, после первой же недельной просрочки. Сначала микрофинансовые организации предлагали за деньги продлить срок возврата долга. Допустим, если день «икс» — 30-е число, а сумма долга — 7 тысяч, отодвинуть срок на 5–15 дней можно было за 2,5 тысячи рублей. МФО это выгодно, они таким образом зарабатывают, а должники всегда думают, что через 5–15 дней, конечно, решат свои проблемы. 

Виктория продлевала сроки, обещала коллекторам заплатить в день, когда придут декретные. Но когда деньги приходили, она платила за квартиру, за детский сад и на погашение долга денег не оставалось. 

— Они звонили ночью и днем, угрожали поджечь «хату», выбить окна и изнасиловать мою дочь (Дочери Виктории на тот момент было около года. — Прим. авт.). От стресса у меня пропало молоко, — говорит она. — На эмоциях я даже сожгла сим-карту, на которую были оформлены все займы. Но они, конечно, не оставили меня в покое. Стали звонить моему сыну, ему сейчас 13 лет, моим близким и друзьям. От меня из-за этого отвернулись все подруги. Я очень переживала, а однажды подумала, что все — хватит плакать, истерить, надо взять себя в руки.

«Кредитов два миллиона, а на что брала — не помню». Почему россияне живут в долг и не думают о будущем
Подробнее

Виктория стала искать информацию о том, как защитить себя. С удивлением она обнаружила, что в социальных сетях есть огромное количество групп, где люди делятся похожими проблемами. В одной из таких групп ее нашел юрист и антиколлектор Дмитрий Прохоров, основатель сообщества «Азбука заемщика».

— Они увидели во мне потенциал, написали, что хотят поговорить по поводу моих долгов, что у меня их слишком много. Помогали мне морально, юридически и материально. Сейчас эта группа — это моя вторая семья. В интернете для должников легче найти что-то родное, какую-то помощь и понимание, чем у родных.

Виктория сама стала антиколлектором. Сейчас она совершенно бесплатно включает на себя переадресацию звонков коллекторов. В день, по ее словам, ей пишут до 200 человек с просьбой, чтобы она вместо них слушала оскорбления, унижения, угрозы прийти с приставами, опекой и отнять детей. 

По номерам она определяет, какое коллекторское агентство звонит — МБА, «Столичное», «Эверест», Региональная служба по взысканию долгов, и дальше, в зависимости от того, какой у агентства метод, решает, кому нагрубить, кого послать матом, а кому пригрозить судом. Некоторые предоставляют эту услугу платно, но Вика денег не берет, а даже наоборот — в месяц она тратит около трех тысяч рублей на такие разговоры. Говорит, что хочет доказать таким же мамам, как она, что ничего страшного в коллекторах нет. 

— Мне самой до сих пор каждый день обещают приехать и поджечь дом. Я говорю: «Приезжайте, только скажите во сколько, чтобы я вас ждала». Это их очень раздражает. За два года еще никто не приехал. Я рада помочь человеку, потому что у меня есть опыт. Но когда мне пишут: «Вика, у тебя 30 МФО, а мне уже нигде не дают, подскажи, где брать», — я таких игнорю. Потому что люди не понимают еще, что они уже свалились в долговую яму и не выберутся из нее.

Вика планирует закончить свои отношения с микрофинансовыми организациями, оформив банкротство физического лица. Мешает только режим самоизоляции, который в Республике Коми продлили до 17 июня. Из-за того, что учреждения не работают, Виктория не может оформить алиментное соглашение, чтобы ее зарплату — в марте она вышла на работу в соцслужбу — перечисляли маме. Когда это удастся провернуть, она надеется зажить спокойно и в долг брать больше не будет, хотя и положения своего не стыдится. 

— Случай недавно был, девочка, которая у меня на переадресации, попросила позвонить «черному» коллектору. Я с ним поговорила, он тут же каким-то образом вычислил мою сестру и поставил ее на прозвон, а у нее номер рабочий, она бизнесом занимается. Сестра в истерике, говорит, никто до нее дозвониться не может, плачет. Я понимаю, что это и моя вина, я влезла в кабалу. Но с другой стороны, я ничего плохого не сделала, я обычный человек, хотела выжить, накормить своих детей и сама не поняла эту цепную реакцию. А родные должны понимать, что мы сами не заметили, как попали в эту яму.

«Коллекторы — бывшие сотрудники органов, а заемщики — мамы с детьми»

Основатель сообщества «Азбука заемщика» Дмитрий Прохоров говорит, что таких историй, как у Виктории Пашковской, много.

Дмитрий Прохоров

Коллекторами подрабатывают бывшие сотрудники органов и те, у кого выходные, поэтому там методы крутые бывают. Вы только представьте их бизнес: они купили за 2% долг 100 тысяч рублей, то есть реально заплатив за него всего 2 тысячи рублей, и если выбьют все, то их прибыль — 98 тысяч. Ради такой прибыли они идут на все буквально. Мы сталкивались со случаями, когда долги уже внутри самой коллекторской фирмы перепродают между собой коллекторы. Если коллектор — влиятельный человек или носит погоны, он может забрать себе самые реальные с точки зрения взыскания долги, а другие, что похуже, отдать или продать тем, кто имеет статус пониже. Вот эти, с пониженным статусом, и лютуют в подъездах. А заемщики — это женщины с детьми, много матерей-одиночек. Вот реальная картина, — говорит Дмитрий.

Группа «Азбука заемщика» занимается только юридической поддержкой должников, поэтому они работают примерно с 6–8% заемщиков, которые решаются защитить свои права. Как правило, людям нужна информация от самой простой, например, как посмотреть на сайте суда свое дело или как сделать с него копию, до вопросов о том, как писать возражения на иски, жалобы в Федеральную службу приставов или расторгать договор займа. По словам Дмитрия, активность группы во время пандемии увеличилась.

— В нашей группе только на прошлой неделе добавилось 100 человек. Мы пока не знаем их проблем, но они уже тут. В период пандемии было много постановлений, законов и указов, все они направлены на послабления. Однако мы делали опросы и замеры аудитории, оказалось, что все это поможет минимальному количеству людей, а большинство даже не заметит этого.

«Не отдашь долги — отберем детей». Коллекторы пишут жалобы в опеку и объявляют должников мошенниками
Подробнее

Должники стали чаще ссылаться на финансовые трудности

Месяц в режиме самоизоляции из-за пандемии коронавируса негативно сказался на качестве портфеля микрофинансовых организаций. Как передает РБК, ссылаясь на статистику бюро кредитных историй «Эквифакс», на 1 мая объем просроченной задолженности по микрозаймам вырос до 51,3 миллиарда рублей и достиг 34,3% от всего портфеля. Еще на 1 апреля на такую просрочку приходилось 32,1% от портфеля, а на 1 марта — 30,5%. 

О том, что уровень долговой нагрузки взлетел до максимального значения за все время наблюдения и побил рекорды кризисов 2009 и 2014–2015 годов, пишут в квартальном «Обзоре финансовой стабильности» Центробанка. Согласно этим данным, каждый четвертый россиянин оказался в положении, когда банку нужно отдавать свыше 80% своего ежемесячного дохода.

Вместе с тем в интернете появилась информация, что коллекторы собираются «ужесточенно» выбивать кредиты и микрозаймы, массово просроченные россиянами из-за эпидемии, включая активную обработку семьи, соседей, коллег и пожилых родственников. Об этом, в частности, пишет телеграм-канал «неДума», не ссылаясь на источники. В Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) эту информацию опровергли. 

Эльман Мехтиев

— Данная информация полностью не соответствует действительности и является чьей-то фантазией, — говорит президент СРО НАПКА Эльман Мехтиев. — Передачи просроченных долгов в работу коллекторским агентствам идут согласно традиционной динамике, и никаких скачков рынок не наблюдает. Более того, не очень понятно, о каком ужесточении идет речь, если методы, частоту контактов определяет профильный 230-ФЗ, в который, насколько нам известно, никаких изменений никто не вносил. Закон без письменного согласия самого должника полностью запрещает контакт с третьими лицами, а это и члены семьи, и коллеги. 

По словам Мехтиева, в последние два месяца должники действительно стали чаще ссылаться на финансовые трудности:

— Если раньше эту причину называли 50% клиентов, то в апреле-мае — около 60%. Однако, если смотреть статистику банков и МФО по объему и доле просроченной задолженности, то она находится на приемлемом уровне для каждого сегмента. Более того, ряд банков зафиксировали рост тех, кто досрочно решил погасить свои обязательства, опасаясь, что в будущем ситуация усложнится.

Мехтиев также рассказал, что еще в конце марта агентства, которые входят в ассоциацию профессиональных коллекторов, организовали работу по списанию части просроченной задолженности заемщикам, обратившимся к ним.

— Причем важно подчеркнуть, что, в отличие от кредиторов, коллекторские агентства зачастую не просят официального подтверждения снижения дохода и верят на слово. Так как мы понимаем, что многие клиенты являются самозанятыми, получают зарплату в конвертах и предоставить справку у них нет возможности, но при этом в поддержке они нуждаются, — сказал президент НАПКА. 

«Люди уходят из жизни, а коллекторы принимаются за их родных»

— В данный момент никаких «ужесточенных» действий со стороны коллекторов не наблюдается. Те, кто ранее действовал с нарушением законодательства, и сейчас его нарушают, но ни в большей, ни в меньшей степени. Однако уже к сентябрю мы ожидаем рост количества заемщиков, которые не смогли справиться со своими обязательствами, что несомненно приведет к активным действиям со стороны коллекторских агентств, — говорит антиколлектор Алина Александровна. 

Несколько лет назад Алина сама оказалась в сложной финансовой ситуации. Она была уверена, что коллекторы отберут у нее последнюю кастрюлю, ребенка и реализуют все те угрозы, которые обычно каждый день слышат должники. В какой-то момент Алина взяла себя в руки, начала изучать законы и учиться давать отпор звонящим. 

«Плачущая мать и дети стояли на коленях, обещая заплатить». Исповедь бывшего коллектора
Подробнее

Позже она познакомилась с опытными юристами, вместе они организовали центр поддержки заемщиков Nedolgi. Уже занимаясь антиколлекторской деятельностью, Алина получила юридическое образование. Сейчас один из самых популярных ее проектов — «Разговоры с коллекторами». Алина рассказывает:

— В нашу организацию за юридической помощью обращаются люди, оказавшиеся в сложной финансовой ситуации. В качестве меры психологической поддержки мы предлагаем им переадресацию звонков от коллекторов. Ведь зачастую именно нагнетание ситуации со стороны взыскателей загоняет людей в еще большую долговую яму. В среднем мы получаем 20–30 обращений в день. В последний месяц эта цифра выросла практически в два раза. Я предполагаю, что увеличение количества обращений связано с тем, что у людей по понятным причинам нет денег. Большинство обратившихся имеют задолженность менее месяца.

По словам Алины Александровны, антиколлекторы все еще сталкиваются с исписанными стенами, заклеенными замками, угрозами, моральным давлением и прочими «черными» методами, но из года в год таких ситуаций становится меньше.

— Когда я занялась антиколлекторской деятельностью, ужасающие истории с избиениями и поджогами были уже в прошлом, ни с чем подобным я не сталкивалась.

Больше всего, конечно, шокируют истории, когда должники, не видя выхода из ситуации, добровольно уходят из жизни.

И, к сожалению, это не останавливает взыскателей, они переключаются на близких должника. За время нашей работы к нам обратились родственники троих погибших. 

Ни Алина Александровна, ни Дмитрий Прохоров не осуждают людей, которые к ним обращаются. Алина говорит, что очень часто люди, понимая риски, заключают кредитные договоры просто от безысходности. По ее словам, чаще всего заемщик оформляет новый кредит или заем, чтобы оплатить предыдущий, а это практически всегда рано или поздно приводит к снежному кому долгов. 

Дмитрий также не может назвать условную маму, которая заняла 10 тысяч рублей, чтобы в платной клинике вытащить у дочки клеща, виноватой. 

— Если работают специалисты, которые способны обманывать и ЦБ РФ, и Налоговую службу, и суды, то как просто мама будет противостоять такой организации? Тут неравный бой изначально. Против заемщиков работает целая система с разработанными схемами, они скрывают документы и фальсифицируют доказательства. Тут даже грамотному юристу или целой фирме столько работы, что конца не видно.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.