О

От редакции

Предлагая нашим читателям ознакомиться с проблемой православной библейской критики, мы хотели бы оговорить следующее. Сам термин библейская критика представляется неточным, неоднозначным (а термин просто обязан быть строго однозначным, чтобы не вводить в заблуждение возможностью двойного прочтения) и уводящим от существа обозначаемого явления, поскольку в русском языке слово критика связывается с отрицательным отношением к объекту критики, — так уж повелось, что критик стремится если не совсем разругать рассматриваемое им произведение, то хотя бы сделать автору ряд более или менее суровых замечаний. К тому же в относительно недавнее время публичная травля тоже называлась критикой, а вынужденное публичное же втаптывание человеком в грязь самого себя — не самооговором, каковым оно по сути своей было, а самокритикой. Тем самым человек, не получивший должных разъяснений, вправе думать, что библейская критика — это когда подвергают критике (в упомянутом понимании) букву и дух Священного Писания. Немудрено, что воспринимаемая таким образом библейская критика заранее вызывает отторжение у православного читателя.

Между тем, на наш взгляд, было бы большой удачей, если бы это направление в изучении Писания называли так, чтобы это название затрагивало его сущность. Строгое и адекватное именование библейской критики должно стать предметом изысканий специалистов, усилия которых будут оправданы тем, что предубеждение против этой дисциплины в таком случае в значительной степени рассеется.

Библейская критика отнюдь не стремится опровергнуть истины Откровения, которые содержатся в богодухновенном Священном Писании; напротив, она дает возможность исследовать Писание ради того, чтобы не заблуждаться, чтобы не впадать в соблазн из-за неверного понимания текста.

Идеей библейской критики был одушевлен Антон Владимирович Карташев, известный историк Церкви и богослов, в течение десятилетий (и каких!) пользовавшийся высоким авторитетом в среде русского Православия. Темой своей речи в Свято-Сергиевском богословском институте в 1944 г. он избрал предмет библейской критики и необходимость серьезно приблизиться к этому предмету, дабы восполнить лакуну в православном изучении Библии.

Обращение А. В. Карташева к исследованию Писания не было случайным эпизодом в его научной биографии. Как свидетельствует протопресвитер Борис Бобринской, нынешний директор Свято-Сергиевского богословского института, Карташев был знатоком библейского иврита. Он не только был преподавателем кафедры Ветхого Завета, но и возглавлял эту кафедру. Именно Карташев склонил к ветхозаветным штудиям отца Алексия Князева, который и стал его преемником на кафедре в 1950 г. Ряд статей протоиерея Алексия Князева по библеистике наш журнал печатал в 1998–1999 годах; в них он по сути развивает принципы православной библейской критики, сформулированные А. В. Карташевым, главный из которых — взгляд на Ветхий Завет через призму Нового Завета. По свидетельству младших современников, речь А. В. Карташева стала событием для русского Парижа; о ней говорили все и везде.

Мы публикуем текст этой речи в сокращенном виде. Возможность (и отчасти даже необходимость) такого сокращения некоторым образом предусматривается и самим автором. Поскольку библейская критика — наука, то результаты ее обязательным образом связаны с определенным этапом ее развития и вполне могут и даже должны опровергаться на следующем этапе. В науке оспариваемость отдельных результатов далеко не всегда связана с ложностью предпосылок и привлекаемого понятийного аппарата; чаще всего она знаменует собой новую ступень познания. Умение “правильно” читать труды предшественников, в том числе и далеких, различая в них ценное и случайное, принципиально важное и второстепенное, совершенно необходимо всякому находящемуся в сфере науки, — пусть даже он только собирается предаться умственной деятельности; другое дело, что овладеть такими навыками научного чтения далеко не просто.

Исходя из этого временного характера исследований библейской критики, мы сокращали в тексте А. В. Карташева фрагменты, слишком тесно связанные с тем периодом развития этой дисциплины, которым характеризовались 40-е годы ХХ века. Прежде всего (и почти исключительно) это характеристики отдельных авторов того времени и описания фрагментов анализа ветхозаветных текстов, которые Антон Владимирович избрал для иллюстрации отдельных положений своей речи. В ряде случаев редакция отмечает свои расхождения с автором, пользуясь, как и обычно, подстрочными примечаниями.

Не исключено, что под сокращение попали и те фрагменты текста, которые никак нельзя причислить к устаревшим построениям (в основном и в первую очередь это касается проблемы датировки Пятикнижия). Но в этих случаях мы исходили из того, что обсуждение новых воззрений должно происходить, когда для этого создаются условия, в данном случае — когда существует значительное число компетентных и заинтересованных специалистов, способных изложить свою точку зрения на пользу и поучение церковному народу. К сожалению, у нас нет достаточных оснований для того, чтобы утверждать, что такие условия сейчас существуют. Однако мы не теряем надежды на то, что со временем они проявятся, а может быть — и на то, что в какой-то степени этому будет способствовать наша скромная публикация.

Конечно, придирчивый читатель может задаться вопросом: а стоит ли вообще публиковать работу, в которой приводятся устаревшие сведения? — Да, стоит, причем как минимум по двум причинам.

Речь А. В. Карташева свидетельствует о том, какое значение издавна придавали развитию православной библейской критике видные богословы — не ради моды, но ради укрепления православной веры. Кроме того, ее текст — образец великолепной риторики, которая была и остается драгоценной культурной традицией русского Православия.

Нам остается только надеяться, что в последующее время мы сможем предложить читателям статьи, посвященные библейской критике и написанные современными нам православными библеистами1.

1В нашем журнале помимо статей отца Алексия Князева в свое время публиковался перевод Введений к отдельным книгам Ветхого Завета из так называемой Иерусалимской Библии (см. №№ 1(4)–4(7) за 1995 г.; 1(8) и 2/3(9/10) за 1996 г.). Статья Е. Коляды “Библейские музыкальные инструменты” (№4(18) за 1998 г.), на наш взгляд, может рассматриваться как пример исследования, результаты которого дают материал для библейской критики.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.