В ходе интервью каналу Россия Патриарху был задан вопрос о последних общественно-политических событиях:

— Сейчас события в политической и общественной жизни будто бы уплотнились. Часть наших сограждан посчитала прошедшие выборы в Парламент несправедливыми. По стране прокатились акции протеста. Самые многочисленные были в Москве, здесь, и люди, которые собирались и на Болотной площади, и на проспекте Сахарова были абсолютного разных политических взглядов, но они были объединены одним лозунгом: «За честные выборы». В конце года, в самый разгар митингов Вы, в своей проповеди призывали к сохранению согласия и гражданского мира, а ведь впереди у нас, пожалуй, самые ответственные и важные президентские выборы. Что бы Вы сегодня смогли сказать власть предержащим и протестующим? Как найти это взаимопонимание, как можно протестовать, не подвергая опасности, не расшатывая фундамент общего нашего дома?

Святейший Патриарх Кирилл: — Ваша последняя фраза является ключевой. У каждого человека в свободном обществе должно быть право выражать свое мнение, в том числе, и несогласие с действием власти.

Если люди такого права лишаются, то это воспринимается как ограничение свободы. Это очень болезненно. Давайте вспомним то же самое советское время. Не было такого права. Оно декларировалось на бумаге, а реально нет. А сейчас есть такое право, и, конечно, этим правом люди пользуются. Для Церкви этот вопрос очень чувствителен, потому что наши прихожане и среди тех, кто был на площади, и среди тех, против кого выступала площадь.

Поэтому слово Церкви не может быть политизированным, оно не может быть не сбалансированным в самом принципиальном смысле этого слова. Не в смысле ложных дипломатических балансов, а в смысле того, что слово Церкви должно нести правду, которую примут все: и одни, и другие.

Правда заключается в том, что ложь должна уходить из нашей жизни: из политической, из экономической, из социальной, из личной жизни. А разве среди протестующих нет того, кто обманывает своего мужа или жену, кто ведет параллельную жизнь, кто нечистоплотен в бизнесе?

Но если мы творим неправду в нашей личной, семейной жизни, в сфере нашей профессиональной, почему так горячо требуем, чтобы правда сохранялась на макроуровне? А на микроуровне ее не должно быть?

Церковь призывает к тому, чтобы на каждом уровне была правда: на уровне личности, семьи, трудового коллектива, на уровне политических партий, на уровне экономических корпораций, на уровне Правительства, на уровне тех, кто возглавляет страну. Правда должна быть.

Когда я говорил о Божьей правде, я имел в виду правду — жизнь по совести. В конце концов, понятие правды — это соответствие Божественным заповедям. Мы должны научиться жить по Божьей правде, то есть, мы не должны лгать друг другу.

Второй момент, о котором мы уже с Вами сказали: если что-то происходит, в обществе должно быть право высказать свое недовольствие, но при этом должна быть определенная мудрость. Если бы демонстрации, предшествовавшие революции 1917 года, закончились выражением мирных протестов и за ними не последовала кровавая революция и братоубийственная война, то сегодня Россия имела бы больше 300 млн. населения и либо была бы такой, как США по уровню экономического развития, либо превысила бы эту страну.

Мы не сумели тогда сохранить балансы и сохранить мудрость. Мы разрушили свою страну. А почему это произошло?

Потому что справедливые протесты людей очень ловко используются теми политическими силами, которые стремятся к власти. Помните замечательные призывы наших демократов в конце советской эпохи: «Нужно разрушить номенклатуру», «Нужно отказаться от всех тех людей, которые ездят на черных «волгах».

Евгений Ревенко: — Конечно, «Шторки снять».

Святейший Патриарх Кирилл: — «Шторки снять». Под этот лозунг тысячи выходили. Что произошло? Из черных «Волг» пересели на черные «Мерседесы».

Ведущий: — И поставили мигалки.

Святейший Патриарх Кирилл: — Поставили мигалки и разделили ресурсы страны.

Я не оправдываю то, что было, я говорю о том, как легко соблазнить человека. То же самое было в связи с революцией 1917 года: «Грабь награбленное». Пошли врываться в квартиры, разрушать усадьбы, спалили страну, а где это награбленное? Новая элита кое-что получила, а разве народ стал жить лучше?

Задача заключается в том, чтобы протесты, правильным образом выраженные, приводили к коррекции политического курса. Это самое главное. Если власть остается нечувствительной к выражению протестов — это очень плохой признак, признак неспособности власти к самонастройке. Власть должна настраиваться, в том числе, и воспринимая сигналы извне. Мы должны учиться, как Церковь сейчас учится, так и власть сейчас должна учиться воспринимать сигналы извне и корректировать курс. Это главное послание к власти и главное послание к людям.

Нужно уметь выражать свое несогласие, не нужно поддаваться на провокации и разрушать страну.

Мы полностью исчерпали лимит разделений. У нас нет больше права на разделение. И власть должна через диалог и слушанье общества корректировать курс.

Тогда у нас все будет хорошо. Потому что есть умные, образованные люди, достаточно энергичные, которые способны, я думаю, совместно работая и опираясь на широкую поддержку людей, правильно определять развитие страны и содействовать процветанию нашего общества. У меня есть такое глубокое убеждение, и я хотел бы это убеждение передать всем тем, кто нас сегодня видит и слышит.

Интервью полностью: Интервью Патриарха: О Рождестве, митингах, переформатировании приходов и тех, кто кошмарит человека

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: