“По пене никто не садится”. Что случилось в Шереметьево – в этом предстоит разобраться (+видео)

В аэропорту “Шереметьево” 5 мая во время аварийной посадки загорелся самолет SSJ-100, который летел из Москвы в Мурманск. На борту находились 78 человек, 41 из них погиб. Правильно ли сработал экипаж, виноваты ли люди в салоне самолета и как должна была проходить эвакуация - в этом еще предстоит разобраться. Эксперты-летчики предполагают, что в этой критической ситуации было больше верных и слаженных действий, а не ошибок. Также "Правмир" предлагает посмотреть видео подобных эвакуаций в разных аэропортах мира - когда приезжают пожарные, есть ли машины "скорой помощи", и как люди покидают самолет.

Пилоты сделали все, что смогли

Андрей Литвинов, летчик 1-ого класса, капитан А-320, “Отличник Аэрофлота”:

Ошибок в действиях экипажа я не вижу. К сожалению, не удалось всех людей спасти, но они действовали согласно правилам, слаженно и четко. Им на плечи свалилась двойная проблема: посадка с превышением посадочной массы – то есть заправились в расчете на то, что долетят до Мурманска и топливо израсходуют, но пришлось возвращаться на аэродром вылета, а топливо-то не выработано, значит, масса самолета превышает допустимую посадочную массу; и плюс отказ управления –  из-за молний у них выбило электронику, поэтому произошел отказ, при котором невозможно автоматическое управление самолетом.

Каждая из этих проблем по отдельности неприятная и страшная.  Посадка с превышением посадочной массы, посадка с отказом управления – у нас регулярные тренировки на эти вещи, но когда одно и другое накладывается, ситуация совсем сложная. Пилоты сделали все, что смогли, и главное, посадили самолет. Могло бы все быть намного хуже.

США, пожарная машина долго ехала, но видно очень широкий трап, стюарды выходят последними

Пожарные не должны были ждать на посадочной полосе, потому что не знали, что самолет загорится. Если бы он загорелся в воздухе, то экипаж бы сообщил с воздуха на землю, и пожарные в таком случае были бы готовы. А здесь никто не мог ожидать подобного развития событий. Самолет загорелся после столкновения с землей, потому что было превышение посадочной массы  и была грубая посадка, и плюс отказ управления. Пока пожарным сообщили, пока они доехали. В общем-то, они доехали и потушили, и судя по тому, что эвакуация прошла быстро, они уложились в нормативы.

Пишут, что самолет должен был садиться по пене. Это не так. По пене никто не садится. Она нужна, если шасси не выпускаются, а у них шасси выпустились.

Я думаю, что службы аэропорта сработали так, как нужно.

Сложно сказать, можно ли было избежать такого количества жертв. Если бы пассажиры не стали забирать свои чемоданы, а быстрее выходили из самолета, то больше бы людей смогли выйти и жертв было бы меньше. Тут же получается, секундная задержка – уже жизнь.

Лас-Вегас, машин скорой помощи не видно, пожарные машины подъезжают после посадки

Во всем предстоит разобраться

Александр Романов, бывший командир воздушного судна, специалист по безопасности полетов:

Сложно оценить действия экипажа, потому что мы много не знаем. Могу сказать, что экипаж всегда должен вести себя спокойно, хладнокровно, уверенно, профессионально.

Много вопросов к нашей жесткой и неповоротливой системе безопасности аэропортов. У нас есть экстренное расписание, после нажатия одной кнопки все службы должны начать работать, есть примерный расчёт до точки посадки самолёта, и они должны быть на этом месте. Предстоит разобраться в том, что случилось, начиная действиями пожарных, заканчивая машинами скорой помощи, которых по шесть минут задерживали в проходной.

Командир экипажа не говорил, что ситуация критическая

Владимир Попов, заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама», заслуженный военный летчик РФ:

Экипаж действовал правильно и грамотно, приняв единственное правильное решение – вернуться на аэродром взлета и выполнить экстренную посадку, поскольку ситуация была неоднозначная и было тяжело определиться с ее последствиями. Иначе они не долетели бы вообще, и было бы не 41 жертва, а весь самолет бы погиб.

Метеоусловия вчера были крайне сложные. И дело даже не в плохой  видимости и облачности, а в таком необычном явлении погоды как высокий потенциал электрозаряженности воздушных масс. Естественно, когда самолет летит, он сам по себе “трется о воздух” и накапливает на своих больших поверхностях статическое электричество. Хотя на современных самолетах есть статистические разрядники, которые позволяют сбрасывать статический заряд в атмосферу, но в атмосфере уже был большой потенциал заряда. Поэтому необязательно, что была гроза, молния, но точно был локальный сгусток энергии. такую ситуацию авиационным метеорологам прогнозировать достаточно сложно.

Флорида, съемка из пожарной машины, машин скорой помощи нет, только пожарные

Поэтому экипаж попал в непростые условия. Я по своему опыту знаю, что это такое.За свою жизнь я два-три раза попадал в такие погодные условия, и всегда это было критично, поэтому сейчас гарантировано говорить, что я бы на месте экипажа  справился, я не берусь.

То, что они посадили самолет, это уже много. Они выполнили свои обязанности на хорошо и приняли грамотное решение возвращаться.

И еще учтите, что сначала мы говорили о 12-13 погибших, позже их число выросло до 41. Это объясняется действием отравляющих веществ, которые появились в атмосфере внутри самолета за счет того, что горела электрическая проводка. Эти ядовитые газы не всегда возможно определить по запаху и цвету, их сочетание бывает критическим. Было большое пламя с правого крыла, у людей могли случиться термические ожоги верхних дыхательных путей и легких: дыхание полное, открытое, потому что торопились, потому что психоз был. Через 6-8 часов это проявилось.

Были пожарные, две машины, которые дежурили на этой стороне полосы, подошли сразу, потом еще подтянулись несколько бригад. В аэропорту дежурит 4-6 машин ежедневно. Но представьте себе, это не просто аэропорт, это большая структура: три взлетно-посадочных полосы, четыре больших терминала. Конечно, нужно время, чтобы локализовать обстановку и даже чтобы просто вовремя подъехать.

Китайский самолет сел в Японии на Окинаве, есть пожарные машины, автобусы, которые отвозят людей, “скорых” нет

Бригады скорой помощи тоже были, но их не хватило, потому что процесс быстро развивался по времени. Дежурить сразу 10 бригадам в одном аэропорту нецелесообразно, силы всегда призываются по мере необходимости.

Самолет приземлился в пределах 30 минут после взлета. Его ждали, но командир экипажа не говорил, что ситуация критическая. Возвращение на аэродром для посадки – это в общем-то рядовой случай. Тем более командир сам не знал последствий. Он говорит: было возгорание, отказ был, потеря связи, потеря навигации, потом отказ основной системы управления, потом резервной, уже на посадочной полосе – то есть все это наступало постепенно. Как снежный ком набирала силу нештатная ситуация, но говорить, что экипаж или наземные службы виноваты, я бы не стал. Они действовали согласно регламенту. Безусловно сейчас будет следствие, будет какой-то результат, но это потом, а на пока можно говорить о том, что экипаж действовал правильно. Да, торопился, не всегда вовремя подавал команду, но он тоже был в критической ситуации. Когда мы говорим об этом, нужно себя представить внутри этого самолета, а не снаружи…

Варшава. Довольно быстро приезжают пожарные

Международный аэропорт Голливуда, на видео начало эвакуации, спустя 2 минуты приезжают пожарные

Самолет вылетел из Манчестера и через 20-30 мин. повернул обратно. Задержался 15-20 минут над морем, сбрасывая топливо. В итоге он не загорелся, но на видео пожарные машины ждут его до посадки и едут за самолетом

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: