Погодки: взрывают мозг

|
Сегодня читатели «Правмира» узнают о неимоверном по своей разрушительности оружии девочек-погодок, против которого у отца нет совершенно никакой защиты.

Взрывать родителям мозг – это не просто хулиганить. Это особая техника. Слава Богу, девочки мои никогда не применяют смертоносные свои приемы взрывания мозга, будучи одни со мною или с няней. Взрыв мозга применяется только в присутствии мамы. Без мамы не так интересно.

Если им втемяшивается вдруг прыгать с диким гиканьем на диване – ничего страшного. Надо просто стоять рядом и страховать диван от разрушения. Если им охота подкрасться ко мне спящему и попрыгать у меня на животе – тоже не катастрофа. Надо просто регулярно посещать спортивный зал, это вырабатывает быструю реакцию и формирует мышцы брюшного пресса.

Даже драка – весьма предсказуемый процесс. Надя подкрадывается, бьет Веру пластмассовым ведром по голове, Вера бросается выцарапывать Наде глаза, но промахивается и просто толкает Надю в шею, отчего Надя заваливается назад и бьется затылком о холодильник.

Все предсказуемо. Если видишь, что Надя крадется с пластмассовым ведром к Вере – блокируй холодильник. Чем-нибудь мягким. Например, собой. Все предсказуемо.

Но взрыв мозга – непредсказуем.

Бывают такие моменты, когда сестры, словно бы заранее сговорившись, принимаются за шалости – как бы это сказать? – из разных сфер человеческой деятельности. Шалости не схожие и не противоположные, а совершенно разные по природе. Одной вдруг хочется сладкого, другой хочется направо. Одной хочется острых ощущений, другой хочется петь. Одной – разговоров о смысле жизни, другой – грудного вскармливания.

IMG

И эти их разные по природе своей желания попадают в какой-то разрушительный резонанс.

Вот, например, утро. Ничто не предвещает. Мама варит суп. Папа допивает кофе. Вера доедает кашу с молоком. Надя уже все доела, слоняется по кухне, раздумывает, подраться ли с сестрой или попроситься к маме на ручки.

И вдруг Вере приходит в голову мысль. Это всегда видно, когда у Веры – мысль. Вера слезает со стула, бежит в комнату, возвращается с двумя маленькими мячиками, затыкает себе мячиками уши и верещит во всю глотку, потому что интересно же верещать, когда у тебя уши заткнуты мячиками.

Надя вздрагивает и твердо решается попроситься к маме на ручки. А я говорю:

– Вера, не кричи, пожалуйста.

– Почему?

(Все! Я попался! Выхода из череды Вериных «почему» нет. Легче выбраться из Кносского лабиринта).

– Потому что не время кричать. Вот пойдешь гулять в парк, будешь кричать сколько взлезет.

– Почему не время?

– Потому что девять часов.

Надя, тем временем, приволакивает стул, пододвигает к плите, взбирается и оттягивает у мамы на груди майку с целью грудного вскармливания. А мама начиталась модных психологических книжек и думает, что нельзя в таких случаях ребенку отказывать, а надо ребенка отвлечь. И говорит:

– Надюся, давай ты будешь помогать мне варить суп. Смотри, тут капуста нарезана, морковка натерта, бери, помогай.

А Вера продолжает:

– Почему время девять часов?

И я знаю, что лучше всего отвечать на Верины «почему» совершенно всерьез, развернуто и с научных позиций. Тогда на шестом-восьмом вопросе Вера отпустит.

– Потому что, – говорю, – Земля вертится и за ночью наступает утро.

– Почему Земля вертится?

А я понятия не имею, почему Земля вертится. Ну, предположим:

– Потому что Земля очень тяжелая, летит вокруг Солнца и закручивается.

 

А Надя тем временем стоит на стуле рядом с мамой возле плиты, берет с разделочной доски зубчик чеснока, протягивает маме:

– Мама, на чеснок!

– Спасибо, Надюся, мне пока не надо чеснок.

А Вера вдруг спрашивает:

– Это называется «экскурсия», что Земля летит?

– Почему экскурсия? – теряюсь я. – Нет, не экскурсия.

– Почему не экскурсия?

А Надя говорит:

– Мне чеснок!

И с этими словами разгрызает зубчик чеснока, выпучивает глаза, кричит:

– А-а-а! Гойко! А-а-а! Капком! (В смысле «горько» и «компот».)

– И мне компонт! – орет Вера, хватает тарелку с молоком, оставшимся от каши, пытается пить через край, выливает на себя, на пол.

А Надя пьет компот, стоя на стуле, и выливает компот на стул. Суп кипит, Надя заваливается, мама мечется между Надей и супом, молоко на полу…

Все вышеописанное случается в течение минуты максимум. И это только начало.

Операция «взрыв мозга» никогда не длится у моих девочек менее получаса. В этом режиме нам предстоит продержаться еще двадцать девять минут.

Фото: Ольга Лавренкова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Что изменилось после приказа Минздрава и какие причины мешают родственникам и врачам
25 тысяч книг в приложении – но почему учитель предлагает детям на 24 часа отказаться от…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: