Эпидемия изменила наш мир: он стал маленьким и сжался до размеров квартир. Приходится учиться по-новому радоваться мелочам, помогать удаленно, общаться с близкими, которые теперь далеко. «Правмир» публикует серию интервью с нашими современниками о жизни во время самоизоляции. Сегодня мы поговорили с доктором физико-математических наук, профессором и главой сетевого сообщества «Диссернет» Андреем Ростовцевым.

Звоню физику Андрею Ростовцеву и слышу необыкновенно бодрый голос, радостный смех, а импульс оптимизма, как кажется, проходит через трубку и касается сердца. Андрей Ростовцев рассказывает о том, чем он занимается сейчас с утра до вечера и как чинить свою жизнь по кусочкам, воспринимая все проблемы как челлендж.

— Раньше мир был открыт, сейчас мы не можем покинуть пределы своей квартиры или дома. Что эта ситуация изменила в ваших представлениях о мире?

— Ограниченность передвижений — это, конечно, большой недостаток, который ощущается. Меньше встречаешься с людьми, с друзьями, никаких тебе ни театров, ни экскурсий. Ведь масса социальных мероприятий есть, которые расцвечивают нашу жизнь. Этого действительно не хватает. 

Но в конце концов, это когда-то закончится и жизнь возвратится в свое привычное русло! Я в это верю.

— Вы как ученый знаете о ситуации чуть больше, чем мы, обычные люди. Помогает это вам или мешает?

— Да, я слежу за статистикой в России и в мире, и мне это добавляет оптимизма: видно, что мир потихонечку выздоравливает.

Андрей Ростовцев. Фото: Анна Данилова

Не живите ритмом старой жизни в новых условиях

— Мне как-то до сих пор не верится, что мы все в этом оказались. Казалось, мы живем себе спокойно, куда-то движемся, а тут такие события! Даже когда из Европы уже шли вести, казалось – ну, у нас этого никогда не будет.

— Это состояние очень типичное для беды, катастрофы, несчастья. Вы летите в самолете — и вдруг двигатель отказывает. И вы чувствуете то же: всегда казалось, что этого никогда с вами не случится. 

Но что поделаешь, люди попадают в сложные ситуации, в проблемы, в беды — и даже еще в худшие, чем эта. Просто эта ситуация отличается тем, что в нее попало много людей, она стала глобальной. Но к этому надо психологически быть готовым, что мир так устроен, что такое может периодически случаться.

— Да, вот раньше была чума, но мы про это только в книжках читали…

— Вот, а теперь она на нас пришла. Тем интересней перечитывать, что Пушкин ощущал в болдинскую осень. Или как в Москве жили в чуму — я как раз только что с удовольствием прочитал историческую книгу о времени правления Екатерины II. 

Такое случается, и человек должен быть к этому готов! Точно так же, как человек должен быть готов к смерти.

Кажется, мы живем каждый день и завтра не помрем. Но человек смертен, и бывает смертен внезапно.

— Что бы вы посоветовали почитать другим людям, чтобы пережить это время?

— Я не большой советчик по книжкам. Потому что придерживаюсь мнения: к чему лежит душа — то и надо читать. Мне вот интересны стали такие исторические воспоминания. А дочь сейчас читает книжку на немецком языке одного сатирика и от этого тащится. Здесь нет рецептов!

— Сейчас тревожное время, в основном из-за неопределенности будущего. Никаких путевок за полгода, никаких планов на лето…

— Да, но надо просто переключиться и смириться с этим! Будущее действительно неопределенно, и мы не знаем толком, что будет дальше. Знаем только, что когда-то это все закончится. Так что давайте жить днем сегодняшним! 

«Прочитайте все, что откладывали годами». Галина Юзефович — о том, почему это плохой совет
Подробнее

Вот я, например, живу в Подмосковье. Вокруг природа, красота и раздолье. Но есть какие-то ежедневные заботы. Привезли дрова, надо собрать их в поленницу. Вчера высаживали деревья. Сломалась стиральная машина, я достал из нее помпу, которая откачивает воду, и починил ее. Собрал обратно — и машина заработала! Это добавляет оптимизма в жизни. 

Главное, не углубляться в себя, в самокопание — какой я несчастный, когда же я в Италию поеду снова. И у всех людей есть огромное количество таких забот, которые надо просто каждый день решать и не брезговать этим. Потому что это вдохновляет!

— Ну, для вас это некая смена деятельности. А кто-то, например, матери с детьми — они как были в ситуации изоляции и повседневных дел, так и остались. Только выйти теперь никуда нельзя.

— Я тут самоизолировался вместе со старшей дочерью и ее семьей, с внуком. И для меня это большое счастье, потому что я их не так часто вижу. Мы устраиваем обеды с разговорами, с музыкой Баха, — и это то, что в нормальной жизни не происходит. 

Мы искренне радуемся этому общению, тому, что так, оказывается, можно проводить время. Ведь обычно как: перекусил быстренько и побежал по каким-то своим делам. И никакой музыки Баха. 

И я вот что хочу тут посоветовать: не надо жить ритмом старой жизни в новых условиях. Надо подобрать себе какую-то более комфортную атмосферу, поменять что-то — даже в общении с ребенком. В каждом случае надо искать, а не замыкаться на тот стиль жизни, который был до этого, и пытаться его как-то дальше протянуть. Потому что в новых условиях это невозможно.

Мир будет прежним, а историки не заметят разницы

Что в нынешней ситуации оказалось трудным? Чего вы опасаетесь, тревожитесь?

— Тревожусь я, как и все, того, что я или кто-то из близких заразится этим вирусом. Тем более, какие-то знакомые уже переболели и даже полежали в больницах, к огромному моему сожалению. И этого, конечно, опасаешься. 

«Самое простое — выключить телевизор». Как устроен мозг и можно ли избавиться от навязчивых мыслей
Подробнее

Дискомфорт также доставляют ограничения на поездки, потому что я живу в таком удалении, что тут пешком никуда не дойдешь. Машина — единственное средство передвижения, и ограничение на поездки два раза в неделю — определенное психологическое давление, хотя нам пока хватает. 

Конечно, вся схема была разработана для Москвы, где всегда есть что-то в шаговой доступности. А здесь кругом леса, и до какого-то магазина или чтобы газ в баллон заправить, надо ехать, без машины никуда. Зато это дает возможность просто гулять, кататься на велосипеде.

— Кто вам помогает в этот период, а кому помогаете вы? Почему это важно для вас?

— Чаще всего сегодня нужна дружеская, эмоциональная, психологическая поддержка. Когда и разговариваешь с кем-то, и письма пишешь. Бывают и критические случаи, когда надо помочь и деньгами. Конечно, в меру своей возможности надо поддерживать близких и знакомых.

— Я вижу на вашей странице в фейсбуке, что у вас проходят прямые трансляции концертов. Расскажите о них, пожалуйста.

— Дело в том, что муж дочери – профессиональный музыкант, его зовут Павел Новиков (сценическое имя — Правин). Вот и возникла такая мысль — устраивать концерты онлайн. Получилось очень здорово. 

Подготовка к трансляции. Фото: Андрей Ростовцев / Facebook

Во-первых, это движуха, что нам всем здесь нужно. Не только деревья высадить и дрова разобрать — но и что-то «культурное», для души. Во-вторых, это оказалось очень востребовано! У нас состоялась онлайн-трансляция в закрытой группе в фейсбуке, там даже продавали билеты и, что самое интересное, их покупали. Павел исполняет такую специфическую медитативную северо-индийскую музыку, и концерт слушали в Америке, в Дании, в Италии, в России много людей. 

Причем организовать трансляцию оказалось довольно сложно, раньше у него практики устраивать онлайн-концерты не было, и пришлось решать очень много технических вопросов. Как обеспечить непрерывность интернета — а это не в Москве не так просто. Как добиться качества. Только выстраивание звука заняло четыре или пять часов! В общем, было чем заняться.

Как вы думаете, когда кончится пандемия, мир будет другим? Что в нем изменится, что люди узнали о мире и о себе за это время?

— Я думаю, что он всегда будет другим. В одну и ту же реку мы дважды не войдем. 

Какие аспекты будут более актуализированы? Думаю, все аспекты, связанные с онлайн-коммуникацией. Всякие просмотры выставок, виртуальные путешествия, онлайн-концерты. Да масса всего! Но все равно без живого общения мы не обойдемся. 

Так что если мир и изменится, то не принципиально. Думаю, оборачиваясь на этот период позже, не будучи детальным историком этого времени, вы не заметите разницы.

Мы сидели в палатке, нас заваливало снегом 

А есть ли то, что вы бы поменяли в своей жизни после изоляции?

— Не думаю. Что-то принципиально — точно нет. Скорее всего, просто вернусь к обычному ритму жизни.

Знаете, мне самой очень интересно: я вам звоню в 10:30, вы такой бодрый, а я сижу с разламывающейся головой, жизнь — боль, все плохо, впереди неизвестность. И меня лично очень вдохновил разговор с вами. Есть ли какой-то рецепт вашего оптимизма с утра?

— Я очень рад, что вас вдохновил! Рецепт? Расскажу картинку из жизни. Вчера вечером вдруг грохот такой! Из камина вывалились кирпичи. Елки-палки, что делать, куда бежать! Ведь камин — это такое согревающее место, где собирается вокруг семья вечером, разговоры, бокал вина… Казалось бы — ну все.

О лженауке, будущем физики и директорах школ, ворующих диссертации
Подробнее

А сегодня утром уже другие мысли: как это починить, как исправить. Уже нахожу варианты, где взять раствор, как помогать печнику при кладке. Понимаете, я воспринимаю каждую проблему как челлендж. Само решение этой проблемы доставляет мне удовольствие. Когда что-то починил, наладил, посадил — это придает какой-то новый импульс в жизни. Причем оптимистически окрашенный.

Я раньше занимался альпинизмом, ходил в горы. Как-то раз мы ходили зимой в жуткую непогоду и на довольно большой высоте сделали промежуточный лагерь. И попали в ловушку — нас завалило снегом. Вниз не спустишься — опасно, вверх не пойдешь — лавина. И мы несколько дней провели на этом снежном плато. Там холод страшный! Зима, огромная высота. Лежишь в этой палатке и видишь, как потихонечку под этим слоем снега она все складывается и складывается на тебя. А вылезать наружу так не хочется! Эти все сосульки, нарастающие от дыхания, брр. 

В горах. Фото: Андрей Ростовцев / Facebook

И вот ты собрался с силами, надел на себя все, что нужно, чтобы защитить себя от глубокого снега вокруг, откопал палатку, потом залез в нее — и жизнь снова начинается! А страх куда-то уходит. И депрессивное настроение, — когда же мы отсюда выберемся, зачем мы вообще сюда пошли — улетучивается.

Воспринимать как челлендж проблемы, которые вызывают депрессию — вот мой рецепт.

И решать их одну за другой, последовательно. Не сразу все, все не решишь. А одну за другой. И на каждом шагу решение очередной проблемы добавляет импульс оптимизма.

Не надо все время сидеть в палатке и ждать, пока она на тебя обрушится! Надо вылезти и чинить свою жизнь по кусочкам.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.