24 сентября депутаты всех четырех фракций Госдумы рассмотрели проект заявления палаты в защиту религиозных чувств верующих всех религий. Какое значение имеет этот документ? Является ли он предвестником каких-либо изменений в законодательстве?

Инициативу парламентариев комментирует протодиакон Андрей Кураев:

Существует закон о свободе совести, запрещающий располагать надписи, оскорбляющие религиозные чувства, в непосредственной близости от культовых зданий «Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются» ст 3,6). Само по себе это странно: получается, вдали от храмов оскорблять религиозные чувства можно. Может быть, эту формулировку поменять?

А вообще это крайне опасная тема, ибо крайне вкусовая. У нас сейчас принято ратовать за введение уголовной ответственность за оскорбление чувств верующих. Но ведь доносчику — первый кнут! Если подобная статья появится, я могу оказаться одним из первых, кого справедливо по ней засудят. В моих книгах и лекциях содержится много критики, задевающей чувства носителей других вероисповеданий и сектантов. А определять, оскорбили его или нет, кто будет? Тот кто считает, что его оскорбили. Назвал  я кого-то сектантом – вот уже  крик об оскорблении…

Первые христиане хорошо понимали, что их проповедь, проповедь Креста и Воскресения — это иудеям соблазн, а эллинам безумие (1 Коринфянам 1:23). Причем, слово «соблазн» (в оригинале – скандалон) указывает на то, что апостольское слово для других людей могло звучать оскорбительно.

Статья об оскорблении чувств верующих откроет простор для вкусовщины. Кому-то показалось, что его религиозные чувства оскорбили, кому-то — что не оскорбили. Мне кажется, в ближайшее время юридического консенсуса среди экспертов по поводу того, что считать полемикой, что юмором, что сатирой, что оскорблением религиозных чувств, достигнуто не будет. И в результате эта статья будет дубинкой в руках тех, кто находится у власти. Если кто-то не нравится, появляется отличный способ привлечь его к ответственности.

Мы это видим на примере еврейской борьбы с «диффамацией». На сегодняшний день слово антисемит  стало означать всего лишь то, что  кто-то не понравился кому-то из семитов… Помню замечательную карикатуру:  хасид стоит перед известной картиной Малевича, задумчиво смотрит на черный квадрат, а из головы поднимается реплика: «А нет ли тут антисемитизма?».
Мусульмане могут сказать, что их оскорбляет упоминание имени основателя их религии без титула «пророк». В Саудовской Аравии выяснилось, что их религиозные чувства оскорбляет даже тень от самолета (ибо она в виде креста).

Для того, чтобы начать настоящие гонения против Церкви, достаточно только желания власть имущих. У нас уже есть в Конституции статья, гласящая, что «запрещается пропаганда религиозного превосходства» (ст 29,2). На основании этой статьи любого священника, который в Неделю торжества Православия говорит людям то, что он должен сказать о ересях и Истине, можно арестовать немедленно.

Я на такого рода нововведения всегда смотрю с точки зрения собственной безопасности: как это может быть использовано против нас. Советский период научил. Я боюсь, что руками церковных людей — активистов, публицистов, юристов — потихонечку будет виться веревочка, которая потом будет душить нас самих.

Стоит вспомнить евангельские слова — каким судом мерите, таким отмерено будет.
Читайте также:
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: