Публицист, президент БФ «Предание» Владимир Берхин делится мыслями о случившемся на днях в Москве ужасном убийстве.

Владимир Берхин

Московский студент по имени Артём убил соседку, а после покончил с собой. В длинно предсмертном письме обстоятельства убийства описаны подробно и оставляют впечатление полного безумия.

При этом Артём не был одинок и асоциален. Он был обеспечен, сам снимал комнату, работал программистом. У него были друзья, девушки, полная семья, на которую нет никакой обиды.  Артём посещал психолога и принимал некие таблетки, прописанные другим специалистом, вероятно, психиатром или неврологом.

Всё это не спасло ни его подругу, ни его самого.

Безумие есть безумие, и никто от него не застрахован. Однако юношу наблюдали специалисты — и, кажется, ничего особенного не увидели. Во всяком случае, не заметно, чтобы кто-то бил тревогу или хотя бы предупреждал Артёма об опасности.

Возможно, конечно, что Артём просто «съехал с катушек» внезапно, хотя его письмо и говорит об обратном — о грядущем убийстве он довольно долго грезил, сам приходя от этих фантазий в ужас. Но остановиться не смог, и специалисты не остановили. И у меня есть предположение, почему.

Я ничего не знаю о тех специалистах, которые работали с Артёмом. Возможно, это грамотные специалисты, и их контакт с юношей был прерван до того, как болезнь можно было распознать. Безумие может быть совершенно непредсказуемо. И я оставляю за скобками тот факт, что особых возможностей для обуздания находящегося в психозе гражданина у психологов в России на настоящий момент нет. В конце концов любой казус — лишь повод для разговора.

Так вот, в России нет никакой системы сертификации и лицензирования работы психотерапевтов и психологов. Нет никаких внятных правил того, кто может заниматься индивидуальной или групповой психотерапевтической или психологической работой, а кто нет. Не сформирован общеобязательный профессиональный стандарт психотерапии, профессии «психотерапевт» нет в классификаторе профессий. Также нет никаких структур, которые могли бы контролировать работу огромной армии помогающих специалистов, отсутствует соответствующий этический кодекс. Точнее, этический кодекс есть, и даже не один, но за его нарушение не последует ровным счётом никакого чувствительного наказания, поэтому его существование — бессмысленно.

В принципе, любой человек может закончить «факультет психологии» любого ВУЗа и после этого практиковать некие занятия, называя это психотерапией. Более того, он может быть учителем ОБЖ и стать «психологом» после курсов повышения квалификации продолжительностью в полгода. И только способности к маркетингу будут определять, много ли у него будет клиентов и сколько будет стоить сеанс, и никаких границ для применения тех или иных методов у него не будет.

Конечно, профессионалы помогающих профессий пытаются организовываться в ассоциации, принимать стандарты качества и пишут этические кодексы. Но эти усилия разбиваются о фрагментированность российского общества — то, что происходит в одной группе людей, для всех остальных проходит совершенно незамеченным. Психотерапевт, даже с позором изгнанный из профессионального сообщества, ничего на деле не теряет. Клиенты, как правило, не в курсе его профессиональной биографии, потому что главным способом поиска помогающих специалистов в России было и осталось «сарафанное радио», личные рекомендации и впечатления друзей и знакомых.

Всё это приводит к печальной ситуации, когда индивидуальной, семейной, групповой и какой угодно ещё психотерапией занимается огромное количество людей, которые непонятно чему и где учились, непонятно где и как готовились и дай Бог, чтобы их клиентам после подобных занятий не стало хуже, чем было до того.

Сюда же относится огромная армия расплодившихся в последние 15 лет «тренеров личностного роста», «коучей», «mindfulness гуру» и прочих преподавателей осознанности. Все эти люди так или иначе рекламируют себя как специалистов по душевному устроению человека и позволяют себе вторгаться в его внутренний мир, и иногда — вторгаться очень грубо. Директивность, обесценивание, нарушение границ и банальная невнимательность к клиенту — постоянные спутники работы такого рода специалистов. Не говоря уже о диких суевериях и зачастую просто работе «на глазок» и «на удачу».

Я тоже когда-то проходил «тренинг личностного роста». Суть метода сводилась к тому, чтобы человека попеременно унижать и восхвалять, заставлять переживать тяжелые моменты жизни заново, грузить тяжелыми и неприятными заданиями и вознаграждать сильными эмоциональными действиями, в том числе телесными. И сама форма тренинга препятствовала полноценному сну, питанию и отдыху. Всё это постепенно эмоционально расшатывало людей, вгоняло их в сильнейший стресс, делая крайне податливыми к любым идеям, падкими на любую похвалу от тренеров. Человека искусственно топили в страхе, боли, унижении — а затем красиво и с помпой оттуда доставали, и не удивительно, что он уходил с тренинга окрылённый и уверенный в том, что ему открылось правильное видение мира.

Или достать человека со дна не получалось и он уходил — разрушенным, опустошённым и раздавленным надолго, с клеймом неудачника и укрепившейся верой в собственную безнадёжность.

Вся эта деятельность, разумеется, не проходила никакого контроля качества. По сути, люди были заложниками порядочности конкретного руководителя тренерского центра, его личного представления о бережном отношении к людям. И если у этого человека жадность к деньгам превосходит заботу о клиентах — дело может кончиться очень плохо.

Это тем более неприятно потому, что Россия — страна со страшно психологически травмированным населением, которому психотерапия нужна как воздух. Здесь не принято проговаривать вслух «трудное», здесь царит двойная и тройная мораль, а подавленная агрессия разлита в воздухе как выхлопные газы. Головы наших сограждан полны стереотипов, довольно случайно понадёрганных из разных эпох и культур (вспомните православных, которые считают, что Бога нет), причём эти стереотипы не обсуждаются, а поколения смотрят друг на друга буквально волком — чему свидетельством скандал вокруг видео танцев ульяновских курсантов.

И поэтому, дорогие друзья, возвращаясь к страшной истории Артёма и его соседки — пожалуйста, если вы обращаетесь к психотерапевту, выясняйте не только, насколько он был приятен вашим знакомым. Уточните, где он учился, где и как проходит супервизии и что у него с личной терапией. Каким методам он обучен и где учился, каких профессиональных (не политических, личных или религиозных, а профессиональных) воззрений придерживается и на какой этический кодекс ориентируется. В противном случае вы рискуете оказаться в руках человека, который имеет крайне смутные понятия о том, как работает человеческая психика, сам находится во власти плохо осознаваемых страстей и просто опасен в силу вашего к нему доверия.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: