Антирасистские акции протеста продолжаются в Вашингтоне, Нью-Йорке, Чикаго, Филадельфии, Лос-Анджелесе. Люди вышли на улицы после того, как 25 мая афроамериканец Джордж Флойд был убит — полицейский при задержании около девяти минут душил его коленом. Он арестован по обвинению в убийстве по неосторожности, но беспорядки продолжаются. О том, почему это происходит и как остановить ненависть, рассуждает священник Эндрю Стивен Дамик. «Правмир» перевел материал из его блога. 


Священник Эндрю Стивен Дамик

Меня попросили рассказать о недавних событиях, произошедших в Соединенных Штатах после смерти Джорджа Флойда, которая, по крайней мере для меня, выглядит как грубое, небрежное и ничем не заслуженное уничтожение человека.

Я совершенно растерялся — люди без конца делали заявления (официальные и неофициальные), выражали свои чувства и возмущались. Просто взрывная волна шума. И сначала мне казалось: что бы я ни сказал, все будет выглядеть как мнение еще одного белого, рассуждающего из своего тихого маленького городка о вещах, которые совершенно его не касаются.

Легко выглядеть и чувствовать себя праведником, когда никто не сжигает вашу церковь, не душит ваших соседей и не отбирает у вас хлеб. Легко чувствовать свою правоту, когда вы беспристрастны. И так же легко выглядеть и чувствовать себя праведником, даже когда все это происходит с вами, потому что вы пострадали.

Что могут сделать люди против безрассудной ненависти?

Какое-то время я размышлял о том, чтобы вернуться к близкому мне культурно-критическому виду анализа. Я мог бы отметить множество факторов, характеризующих эти события — жестокость полиции, системный, институциональный и личный расизм, мирные протесты, ожесточенные протесты, оппортунистические беспорядки и грабежи, кипящая ярость, политика, травля, расовое превосходство, социально-экономические условия, столетия разделения, милитаризация полиции и так далее.

Тот ужас, который творится сейчас на улицах, складывается из столь многих причин, что, кажется, ответственных за происходящее целая толпа. За последнюю неделю я видел столько обвинений в адрес разных людей, что у меня закружилась голова.

Но даже если мы скажем, что «все стороны виноваты», — это будет опять же мнение «стороны», которая скорее хочет что-то затемнить, чем высветить.

Здесь расставлено слишком много ловушек.

Я бы очень хотел дать вам всем тот ключ, который откроет дверь любви и наконец исцелит все эти зияющие, кровоточащие раны нашего общества, раны, о которых я много читаю и слышу, но с которыми практически не взаимодействую.

Я вижу, какие колоссальные усилия предпринимают люди, чтобы попытаться открыть врата любви, чтобы страдать друг за друга, жертвуя собой.

Но потом вдруг все охватывает пламень, потому что кто-то один послушал демона внутри себя и бросил коктейль Молотова.

И потом появится кто-то еще, чтобы свести все усилия на нет или оправдать восставшего. А потом еще один.

И я вспоминаю слова из кинофильма «Властелин колец»: «Что могут сделать люди против такой безрассудной ненависти?» Книжный вариант несколько конкретнее: «Какая башня сможет выдержать столько людей и такую безрассудную ненависть?»

И мы действительно видим безрассудную ненависть.

Страдания поколений и День Господень

Без сомнения, часть этой ненависти в некотором роде оправданна — иногда целые поколения людей страдали невинно. Я готов предположить, что большинство моих читателей — хотя, конечно, не все — не унаследовали такое страдание.

Я тоже, хотя я женился на этих страданиях. Бабушка и дедушка моей жены были изгнаны из своего родового дома ополченцами, и они до сих пор ненавидят их. Но сам я не наследовал страдания поколений.

Однако в мире, в который пришел Христос, страдания поколений были нормой. Большинство людей несли на себе бремя калечащих, длительных страданий, навязанных им, их семьям и их предкам.

«Мне обрили голову и исписали тело свастикой». Как журналистка сражается с расизмом и ненавистью в Facebook
Подробнее

Христос пришел в этот мир и Сам принял эти страдания. Он был избит, страдал и умер за тех, кто взывал о защите.

Он не родился во дворце, хотя как раз Он имел на это право. Он не был рожден для царской жизни, хотя и был Сыном Божьим. Он родился в среде оккупированного народа, который завоеватели ценили не выше домашнего скота. Римский термин для обозначения людей, которыми они управляли, был буквально следующим: «non persona».

И в Своем собственном парадоксальном «Я» Он осудил грехи как тех, кто угнетал Его народ, так и тех, кто отвечал на угнетение другими видами угнетения. И деспотичные римляне, и деспотичные иудеи были осуждены за свои грехи. И Он восставил всех павших, кто бы они ни были и кто бы ни сбил их с ног.

День Господень принесет защиту не племени, не движению, не народу, но тем, кто повинуется Ему. И он принесет пылающий гнев не племени, движению или народу, но тем, кто восстает против него. Другими словами, нас всех будут судить не по цвету нашей кожи (или по нашей регистрации избирателя, или по почтовому коду), а по качествам нашего характера.

Надежда Пятидесятницы

Эта неделя стоит во времени между двумя празднованиями великого праздника Пятидесятницы — западными христианами в прошедшее воскресенье и православными христианами в грядущее воскресенье. В этот праздник мы, православные, будем петь эти два песнопения:

Тропарь: Благословен Ты, Христе Боже наш, явивший премудрых ловцов [человеков], ниспослав им Духа Святого, и через них привлекший всю вселенную, Человеколюбче, слава Тебе.

Кондак: Некогда, сойдя, Ты смешал языки и разделил народы, Вышний; когда же языки огненные раздавал, то призвал в соединение всех, и [теперь] согласно славим Всесвятого Духа.

Ниспослание Святого Духа — это ниспослание огня тем, кто пребывает во Христе. Этот огонь — огонь мудрости, огонь понимания, огонь единства, поистине огонь согласия.

При Вавилонской башне человечество было разделено, последовав за ложными богами. Символически — из-за разных языков. Мы, племена земные, перестали думать и говорить понятно друг для друга, когда последовали за падшими ангелами, которые должны были помогать управлять нами от имени Бога и соединять нас с Ним и через Него друг с другом, а вместо этого нечестиво угнетали нас и через идолопоклонство делали нас подобными им.

Молиться даже за тех, кто нас ненавидит

Я не думаю, что достаточно компетентен, чтобы говорить о том, как добиться расового примирения, как решить политические проблемы нашего века, как заставить нашу сломанную систему и сломанных людей в ней служить любви, а не ненависти.

Учительница из Шарлотсвилля: Я буду честна с ребятами и покажу им свою уязвимость
Подробнее

Я не думаю, что обладаю достаточным кредитом доверия, чтобы быть услышанным, рассуждая об этих вопросах, и не задеть непреднамеренно чье-то чувство несправедливости, или чью-то ненависть, или чьи-то права — переживания, часто основанные на настоящих, глубоких ранах. Я не активист, не политик, не социальный работник. Нет.

Я чувствую себя беспомощным, когда наблюдаю происходящее, но знаю, что должен что-то сделать или сказать. Что я могу сделать лучше уже сделанного? Что я могу сказать такого, что не было уже сказано и что непреднамеренно не причинило бы кому-то боль? Я не знаю.

Я проповедник и священник.

Проповеднику поручено проповедовать Евангелие — говорить о Христе, о том, что Он совершил и чего Он ожидает от нас.

В данном случае Он ожидает от нас, чтобы мы ответили любовью на ненависть, миром на насилие, благословением на проклятие, мученичеством на преследование — потому что именно это Он и сделал.

Это значит, что мы будем помогать падшим, даже если это больно. И это значит, что мы не будем восставать в гневе и вредить другим, даже если у нас есть очень веская причина. А особенно тогда, когда у нас нет очень веской причины.

Перед священником стоят две задачи — приносить жертву и ходатайствовать перед Богом. У каждого из нас, христиан, есть свое священство и есть много способов, которыми мы приносим жертвы и ходатайствуем. Это значит, что мы должны служить Богу даже тогда, когда нам этого не хочется, и горячо молиться даже за тех, кто нас ненавидит или — Боже упаси! – кого мы сами ненавидим.

Я сам много раз нарушал это и срывался, но, как христианин, я не принимаю свое падение, а встаю и снова двигаюсь вперед.

Христос как основа для единства

В Пятидесятницу Христос посылает Святой Дух, чтобы объединить всех не в ложном, мирском единстве, но в истинном. Нет единства без Христа. И путь к достижению единства во Христе — это никогда не принуждение кого-то к согласию с нами. Это скорее настолько глубокое соединение со Христом, что даже те, кто ненавидит нас, захотят присоединиться к нам.

Христос сказал нам, как вести себя по отношению к врагам — любить их. И Он не допускал никаких исключений из этого правила.

Святой Иустин Мученик так писал об этом:

«Остерегитесь, чтобы демоны, на которых я уже указывал, не обольстили вас и не отклонили даже принять и понять слова наши. Мы так же отстали от них, как скоро уверовали Слову, и теперь посредством Сына следуем Единому Богу нарожденному; мы прежде находили удовольствие в любодеянии, ныне любим одно целомудрие; прежде пользовались хитростями магии, а ныне предали себя благому и нарожденному Богу; прежде мы более всего заботились о снискании богатства и имения, ныне и то, что имеем, вносим в общество и делимся со всяким нуждающимся; прежде друг друга ненавидели и убивали, и не хотели пользоваться одним очагом с иноплеменниками, по разности обычаев, — ныне, по явлении Христовом, живем вместе: и молимся за врагов наших, и несправедливо ненавидящих нас стараемся убеждать, чтобы они, живя по славным Христовым правилам, верно надеялись получить с нами одни и те же блага от владычествующего над всеми Бога» (Первая апология, 14).

Я не очень хорошо разбираюсь в вопросе расового примирения, но мне кажется, что святой Иустин ясно показывает, что является ключом к любому примирению — уклонение от идолопоклонства демонам и их блуду, магизму, жадности, ненависти и трайбализму, но уподобление Христу в целомудрии, щедрости, братской любви и любви к врагам и тем, кто ненавидит нас.

Трайбализм — представление об особом, доминирующем значении своего племени, этноса, группы, его приоритетной роли в прошлом и настоящем, обычно сопровождаемое враждебностью по отношению к другим группам. 

Вот что мы все можем сделать, независимо от нашего наследия или доверия к рассмотрению конкретных проблем, стоящих перед нами. Хотя я действительно не обладаю достаточной квалификацией, чтобы говорить о смерти Джорджа Флойда и о том, что за ней последовало, и, возможно, многие из вас тоже не обладают.

Семена ненависти, убийств и насилия посеяны в почву, подготовленную распутством, магизмом (который заключается в том, чтобы контролировать других), жадностью и трайбализмом.

Если же вместо этого мы подготовим нашу почву молитвой, благочестием, щедростью, целомудрием, постом — проще говоря, любовью — тогда семена ненависти не смогут там прорасти. Вместо этого там будет расти Евангелие.

И вместо «цивилизации», раздираемой гордыней и дегуманизацией, мы получим Царство Божие, в котором все видят Христа друг в друге и в котором живем не мы, а Христос живет в нас. Я не могу этого сделать. Но Христос может. И Он это делает.

Простите меня за все мои неверно сказанные слова.

Перевод Марии Строгановой

Фото: John Minchillo / AP

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.