После рождения дочерей-двойняшек Елена Хорс стала приемной матерью сначала для пятилетнего Ромы, а затем и для трехлетнего Максима. Спустя годы в ее семье появились другие приемные дети — подростки Денис и Настя. А потом и Нюта — девочка с несовершенным остеогенезом. Почему кровные дети вдохновляют на приемное родительство, сколько тепла можно дать ребенку за год и как вырастить детей самостоятельными — в материале «Правмира».

Елена Хорс была уверена, что главное в ее жизни — карьера, предпринимательство, командировки. Она хотела быть лидером, и у нее это получалось. Потом Елена вышла замуж и родила дочерей-двойняшек. Когда девочки появились на свет, она поняла, что в бизнес возвращаться уже не хочет. 

— Рождение дочек перевернуло мою жизнь, — говорит Елена. — До этого я практически жила в офисе, ездила в бесчисленные командировки. Я благодарна мужу, что он дал мне возможность идти по новому пути. Девочки принесли с собой столько любви, что хотелось ей делиться. Тогда я впервые задумалась об усыновлении. До рождения детей я жила так активно, что даже с двойней мне не хватало нагрузки. Казалось, что я могу большее. 

Елена

Елена поговорила с мужем, и он ее снова поддержал. 

«Я пожил у вас, а теперь перееду к няне»

«Это гормональные изменения после родов, поэтому вы и хотите взять ребенка. Сначала нужно поднять кровных дочек, а потом уже думать о приемных детях, — сказали Елене психологи школы приемных родителей. 

Дочери Елены

Она расплакалась, но решение не изменила. Когда двойняшкам исполнился год, у них с мужем появился приемный ребенок, пятилетний Рома. 

Не бойся, ты точно будешь плохо учиться
Подробнее

После школы приемных родителей Елена ждала сложностей, но их не было. В семью пришел дружелюбный, спокойный, добрый ребенок. О детском доме напоминали его особенности, которые вскоре удалось компенсировать. Например, к пяти годам мальчик плохо жевал твердую пищу. В семье мягко меняли его пищевые привычки. 

У мальчика было и нарушение привязанности. Какое-то время Рома всех вокруг считал родными людьми, мог залезть на руки к любому взрослому, кто ему улыбнется, обняться с незнакомцем в лифте. Дома однажды сказал: «Я пожил у вас, вы хорошие, а теперь хочу пожить у няни. Можно?» Но это быстро прошло, Рома стал понимать, где его семья, а где — чужие люди. 

Сейчас Роме уже 17 лет, он учится в десятом классе, занимается спортом, пишет музыку, свободно говорит на английском и немецком языках.

Роман

Трудные подростки

— Если бы первым приемным сыном стал Максим, мы бы вряд ли решились так скоро взять еще одного ребенка, — говорит Елена. — Мальчику было 3 года, но на его жизнь выпало столько испытаний. Рядом с ним никогда не было значимого взрослого, он постоянно менял место жительства. Мы насчитали шесть адресов. Привязанность, конечно, формировалась у него очень тяжело. Максим очень добрый, любит играть с маленькими детьми. Но привычка сопротивляться всему — это его привычный способ выживания, который, вероятно, остался с младенчества. 

Елена признается, что долгое время жила в постоянном ожидании — если Максим пошел на занятия, в гости, в детский сад, а потом в школу — на него будут жаловаться. Шалил Максим с фантазией. Например, когда он учился в младшей школе, на уроке попросился в туалет, запер все кабинки изнутри, а потом выбрался, перемахнув через дверь. На перемене в туалете собралась очередь, а следующий урок был сорван. Дома Максим соглашался, что так нельзя, а потом придумывал что-нибудь новое. 

Сейчас Максиму 14 лет, он активно занимается спортом. Учеба дается Максиму нелегко, а вот английский язык у него свободный. Сейчас Максим учится по индивидуальной программе в частной школе в Чехии. Из-за карантина приходится заниматься дистанционно, дома. Для него такой способ обучения оказался самым комфортным.  

Максим и Роман с приемным отцом

Спустя какое-то время Елена и ее супруг решились взять в семью подростка — Настю. 

— Как реально оценить результат от пребывания подростка в семье? В свои 16 лет — это уже сформировавшаяся личность со своими ценностями. Могут ли приемные родители что-то дать за год или два — это тема, которая для меня еще не закрыта, — рассуждает Елена. — Это вопрос, на который нет однозначного ответа. Но все-таки я считаю, что у подростков должна быть возможность пожить в семье, получить новый социальный опыт.

«Если ждете благодарности, не берите подростков». Можно ли озолотиться на усыновлении и что делать, если дочь пишет «отказную»
Подробнее

Настя прожила в семье год, а потом, перед совершеннолетием — вернулась в интернат. Какое-то время Елена считала это своего рода неудачей — мол, мы не справились. Теперь она думает иначе. Девочка, повзрослев окончательно, попросила прощения за то, что происходило в то время, когда она была в семье. И сказала, что ей важно поддерживать отношения дальше. Насте уже 21 год, она окончила колледж, сейчас работает. 

— Я рада, что могу ее поддержать. Всем нам важно, чтобы рядом был близкий человек, — говорит Елена. — С другим приемным подростком ситуация выглядела более благополучно, Денис прожил в семье до 19 лет, потом переехал в полученную от государства квартиру, которую мы помогли обустроить. К сожалению, поддерживать отношения с близкими ему сложно. У Дениса умственная отсталость, ему сложнее понять, как общаться с людьми, если не живешь с ними под одной крышей. Он совершил несколько нехороших поступков. Но, даже зная, что так бывает, обычно не ожидаешь, что это может произойти в твоей семье. Я понимаю, какие механизмы позволили ему сделать это, понимаю психические и социальные аспекты, но — все-таки мне непросто. Я считала его своим ребенком, помогала ему, переживала за него. И сейчас переживаю.

Все играли в салки, а Нюта — водила

Полтора года назад у Елены и ее мужа появилась еще одна приемная дочь — пятилетняя Нюта. У девочки несовершенный остеогенез — генетически обусловленная патология, из-за которой ее кости очень хрупкие. Таких детей называют хрустальными.

— Мы очень долго готовились к приходу Нюты в наш дом. Но все мои представления ничего общего с реальностью не имели, — говорит Елена. — Только сейчас, через полтора года, я начинаю понимать родителей детей с ограниченными возможностями здоровья. С другими дочерьми и сыновьями все было иначе. Мне было важно их интеллектуальное развитие, например, сколько мой ребенок выучит языков. Для Нюты бытовая адаптация — умение обслуживать себя и жить самостоятельно — гораздо важнее. Какими будут ее отношения с ровесниками? Дети в нашем обществе часто не имеют опыта общения с особенными людьми. Нюта только начала замечать это внимание, стала спрашивать: «А почему этот мальчик на меня так смотрит?» 

Нюта

Елена рассказывает, что они с Нютой уже столкнулись с неприятными ситуациями. Чужой ребенок кричал: «Мама, смотри, девочка — инвалид». С другой стороны, другие дети доброжелательно относятся к Нюте, принимают ее в игру и даже не думают, что ей под силу далеко не все, что могут они. Например, в школе, где она посещает подготовительные занятия, ребята как-то играли в салки и Нюта водила. Правда, некоторые из них забирались на подоконник, чтобы с коляски девочка не могла их достать.

Нюта рада любой игре, ведь в детском доме они ей были недоступны. Но Елена волнуется — как с возрастом девочка будет воспринимать свои особенности. 

Вопрос со школой, в которую зачислят Нюту, до сих пор открыт. Вести ее в специализированную, для детей с особыми потребностями, родители не хотят, а в общеобразовательных, даже в частных, есть проблемы с доступной средой. Посещать с девочкой школу и помогать ей переходить из кабинета в кабинет? Елена сомневается в этом решении, ведь она хочет научить девочку самостоятельности. Но доступная среда по-прежнему не очень доступна, даже в Москве. Поэтому пока семья взяла паузу. Нюта пойдет в школу в восемь лет, это время ей нужно, чтобы лучше подготовиться к учебе. 

Елена и Нюта

Елена строит жизнь семьи так, чтобы другие дети не зависели от особенностей Нюты. Например, Нюта не может кататься на лыжах, но это нравится остальным, поэтому на отдых едет вся семья, просто младшей девочке находят другие интересные занятия. Конечно, не всегда удается найти компромисс — обстоятельства иногда оказываются сильнее. Так, летом, во время отдыха на море, у Нюты случился тяжелый перелом — нужно было срочно лететь в Москву на операцию, а другие дети остались с папой. 

Остальные дети сразу приняли Нюту и помогают ей, особенно мальчики, Рома и Максим. Рома может поддержать, успокоить, когда больно, а Максим — это настоящий друг, с которым можно поиграть, поспорить, повеселиться.  

Нюта с братьями

Родители растят детей, чтобы однажды выпустить их во взрослую жизнь. Если ты берешь ребенка с особенностями, то вместе с ним приходит и страх за него — что будет дальше, как жить ребенку потом, что может произойти через несколько лет. 

— Многие вопросы остаются и сейчас, — говорит Елена. — Но то, что мы смогли это решение принять вместе с мужем, обсуждая, переживая, понимая риски, которые мы на себя берем, убедило меня — мы семья и несем ответственность вместе.

На всех хватает времени и любви

Энергии у Елены по-прежнему оставалось много. Тогда стала делать кукол, похожих на детей. Причем, чтобы у девочки и ее любимицы была даже одинаковая одежда. 

«А вечером начинается цирк». Как родители и 14 приемных детей стали семейной труппой
Подробнее

— Когда двойняшки чуть-чуть подросли, мне захотелось иметь с ними нечто общее. Проект развивался вместе с девочками, и куклы были их игрушками. Потом, когда девочки выросли, проект перестал быть мне интересен, и я его передала в другие руки.

Елена — президент благотворительного фонда «Цвет жизни», которому сейчас уже 11 лет. Как и многие, она пришла в благотворительность через свою личную историю.

— Приняв в семью двух мальчиков, я увидела, как маленькие дети-сироты находят себе семью. А с подростками все было иначе. Поэтому сначала фонд работал именно с ними. Наши программы помогали им выбрать профессию, а потом поступить в колледж. Некоторые участники проекта уже стали специалистами и приходят на мероприятия фонда, чтобы рассказать о своем деле.

Елена с мальчиками

Сейчас основные подопечные фонда — это семьи с детьми с ограниченными возможностями здоровья, а также подростки-сироты с особенностями. Ребятам помогают найти любимое дело, получить социальный опыт и стать самостоятельными. 

Еще Елена постоянно учится — сейчас она на втором курсе магистратуры по специальности «Психология». 

Совмещать семью, детей, самообразование и работу в фонде непросто. Приходится расставлять приоритеты и все планировать заранее. Правда, планы иногда приходится менять. И семья всегда остается на первом месте.

Большая семья собирается вместе на праздники

— Бывает, кто-то из детей скажет: «Давай сходим вместе…», — и я понимаю, что для него сейчас это важно, значит, я соглашаюсь. Старшим дочкам хочется, чтобы я пообщалась с ними перед сном, также они стремятся к самостоятельности — подростковый возраст. Максим приезжает на каникулы, и он просит, чтобы я максимум своего времени в какие-то дни уделила ему. Конечно, всех дел не переделать, всегда будет то, что мы не успели. Но важно находить радость в каждом дне, даже если он заполнен обычными домашними делами.

Фото: Виктория Гринева, Елена Хорс / Facebook

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.