«Сертификаты
Фото: Facebook / moz.ukr
Фото: Facebook / moz.ukr
Украина продлила общенациональный карантин и режим чрезвычайной ситуации из-за пандемии коронавируса до 31 декабря 2021 года. Реанимационные отделения переполнены ковидными больными. Власти пообещали, что всем, кто вакцинировался, заплатят по тысяче гривен. О том, почему такие меры плохо помогают и что нужно делать, чтобы страна победила ковид, Артем Левченко поговорил с Евгением Щербиной, врачом-инфекционистом медицинского центра Mama Vrach (Харьков).

Отсутствие знаний порождает страх

— Евгений Александрович, что происходит с вакцинацией в Украине сейчас?

Евгений Щербина

— Насколько я знаю, на данный момент мы находимся на самом последнем месте в Европе по количеству вакцинированных людей. И темп вакцинации довольно медленный. А сейчас идет волна ковида дельта-штамма — сильно заразного, легко и быстро распространяющегося среди людей, особенно среди не иммунных — не привитых и еще не болевших. Нам надо было привить хотя бы 50% населения до этой волны, как это сделали многие европейские страны. Но в Украине было от силы 15% полностью вакцинированных людей, если не меньше.

Причем когда власти стали требовать обязательно прививаться, то многие начали откровенно покупать сертификаты о вакцинации. У моих пациентов через одного есть такие знакомые. То есть это не единичные случаи, а повально. И это не поддельные липовые бумажки, а официальные документы, внесенные в единую базу. Официально человек считается вакцинированным, но прививки у него нет. Отсюда — множество слухов и историй про то, как «вакцинированный заболел и умер от ковида». 

Щербина Евгений Александрович, врач-инфекционист. В 2012 году окончил Днепропетровскую государственную медицинскую академию. В 2015 году прошел специализацию по инфекционным болезням в Харьковской медицинской академии последипломного образования. Работает по принципам доказательной медицины. Долгое время консультирует на сайтах «КлубКом» и «Русский медицинский сервер» (модератор раздела «Инфекционные болезни»).

Много историй и от докторов, чьи тяжелые пациенты в конце концов признавались, что купили сертификаты. Но признаются единицы, большинство молчит. Подавляющая часть лежащих в больницах — не привитые (по данным Минздрава Украины, 88,2% госпитализированных на прошлой неделе не вакцинированы ни одной дозой. — Прим. ред.), а если туда попадают вакцинированные люди, то наверняка половина их — «вакцинированные» в кавычках.

В последнее время люди ринулись делать прививки от ковида. С одной стороны, это хорошо — лучше позже, чем никогда. Но с другой стороны — в очередях они часто заражаются коронавирусом и потом мы слышим очередную историю: «Я вакцинировался, но вакцина не сработала». Конечно, не сработала, потому что ты заразился там сразу после первой дозы, вакцина не смогла еще сработать. Чтобы она сработала, нужно, чтобы прошло хотя бы две недели после прививки второй дозой (или первой — если вакцина вводится один раз).

Очередь в пункт вакцинации. Фото: РБК-Украина

— Но принципиальных противников вакцинации все равно очень много. В Киеве они не так давно даже митинг протеста проводили. Как вы думаете, почему?

— Главная причина, как в Украине, так и в России — незнание, отсутствие адекватной и объективной научной информации. От незнания — все эти истории и слухи о том, что вакцины не изучены, что они опасные и тому подобное.

«Пандемия придумана, а новости я не слушаю». Что говорят украинские антипрививочники
Подробнее

Больше всего претензий у пациентов именно к новым вакцинам, потому что у нас так принято считать: если что-то новое, значит, тебя хотят обмануть, отравить, испытания на тебе провести. Новыми считаются мРНК-вакцины (например, Phizer/BioN Tech) и векторные (AstraZeneca). Но они условно новые, ибо самим методикам и технологиям уже по нескольку десятков лет. Это хорошие, качественные, достаточно исследованные зарубежные вакцины. Китайский CoronaVaс — вообще инактивированная вакцина со старым принципом действия — убитым и расщепленным вирусом. Но у нас упорно продолжают твердить про «экспериментальные и не испытанные».

Самое печальное в том, что об этих вакцинах мало знают и врачи. А к кому должны обращаться пациенты с вопросами по вакцинации? Конечно же, к своему доктору. Пациент не должен обязательно знать методику разработки вакцины, принципы изучения ее безопасности и эффективности и результаты исследований. Все это должен знать доктор. Он должен уметь искать информацию и пересказывать пациенту. 

Но у нас, во-первых, существует тотальное недоверие населения к медицине, а во-вторых — низкий уровень знаний у врачей.

К сожалению, большинство врачей довольно слабо ориентируются в вакцинации от ковида. Это я еще мягко сказал.

Да, есть специалисты, но их очень мало. В основной же массе доктора, особенно узкие специалисты, даже не смогут назвать вам количество применяемых в стране вакцин и перечислить заболевания, от которых мы прививаем в национальном календаре. Не говоря уже о таких сложных вещах, как мРНК-вакцина, принцип ее действия и исследования ее безопасности и эффективности. А отсутствие знаний порождает страх. Как раньше люди боялись молнии, потому что не понимали, что это, так сейчас люди боятся вакцины. И население, и врачи, которые могли бы эти страхи развеять, но не умеют.

— А почему не умеют? Пандемия длится два года, есть интернет и масса научной информации о ковиде в открытом доступе…

— Проблема в том, что врачи не умеют ее искать и пользоваться. Их никто этому не учил — во всяком случае старшее поколение. Даже я, когда выпускался из медицинской академии, то понятия не имел, что такое PubMed, что такое «Кокран», UpToDate или Medscape. Я узнал это, общаясь с коллегами, которые в этом разбираются.

PubMed — англоязычная база данных медицинских и биологических исследований. «Кокран» (Cochran) — международная некоммерческая организация, которая изучает эффективность методов лечения при помощи доказательной медицины. UpToDate — сервис для врачей, с помощью которого они могут узнать второе мнение и получить помощь коллег. Medscape — ресурс для врачей, где собраны статьи, новости медицины, обзоры и базы данных по препаратам.

Кроме того, научный медицинский язык — это английский. Многие доктора откровенно его не знают, начнем с этого. Тем более, что медицинский английский реально очень сложный, намного сложнее обычного английского.

Всему этому врачей в вузах не учили. Поэтому и не приучили к научной медицине, а приучили к медицине авторитетов — когда новые знания ты получаешь, не отыскивая их в открытых источниках: гайдлайнах, обзорах, клинических протоколах, — а от старших коллег. Это может быть твой заведующий, какой-то доцент или профессор, просто специалист, который умнее тебя, условно говоря. Ибо раньше считалось, что знания ты можешь получить только с опытом, а сейчас основательно подготовленный студент может поспорить с профессором, который несколько лет не открывал новую научную литературу.

«Все дураки, один я д’Артаньян»

— Сейчас некоторые профессора и просто доктора публично выступают против вакцинации, рассказывая разные страшилки. Это тоже от незнания?

— Я не могу назвать таких «докторов» — докторами. Большинство этих людей — не рукопожатны в кругу профессиональных врачей, следующих принципам доказательной медицины. Такие распространители страшилок — чаще всего люди с кучей неудовлетворенных комплексов. Обидно, когда тебя никто не признает, а за твои «суперидеи» тебя когда-то выгнали из университета. Зато теперь у тебя есть шикарная возможность отомстить им — бегать по телепередачам и рассказывать, что «все вокруг дураки, один я д’Артаньян и знаю, как правильно». При том, что все доводы таких людей — чистейшая манипуляция, когда они вырывают из контекста исследований отдельные предложения и на основании этих предложений делают абсолютно недостоверные выводы. 

Все это попытки еще раз реализовать себя в обществе, добиться желанного авторитета и народной любви. 

Сейчас это очень легко: стоит заявить, что ты против вакцинации, и на твоем аккаунте в «Фейсбуке» мгновенно плюс десять тысяч подписчиков.

И можно рассказывать что угодно, не имеет значения — что вакцина не изучена, опасна для беременных, пожилых и хронических больных, что исследования не закончены… В общем, обычный набор. И у тебя тут же куча поклонников с восторженными комментариями: «Какой ты крутой! Какой ты классный! Ты самый лучший! Ты пошел против течения. Всех купили, а ты не продался. Какой ты молодец!» Всё, человек просто купается в овациях.

Дальше он уже не может остановиться, даже если ему будут приводить доводы, объяснения: «Коллега, что ты творишь? Вот тебе исследования, вот тебе данные». Он будет просто закрывать на них глаза. Потому что нужно быть очень сильным человеком, чтобы поменять свое мнение в результате получения адекватных аргументов. Это реально крутое свойство, которым, к большому сожалению, не обладает большинство докторов и населения.

Когда человеку предоставляют информацию, с которой тяжело спорить, то в идеале человек должен сказать: «Ок, извините, я был не прав. Я понял свою ошибку». У нас в большинстве случаев вы слышите обратное: «Я тебе не верю. Ты это подтасовал, это вы придумали, такого нет».

— С этим можно как-то бороться? Сейчас все чаще звучат призывы к увольнениям врачей-антипрививочников. Что вы думаете об этом?

— Сердцем я за, но головой я понимаю, что это не поможет. Давайте признаем: у нас не так много врачей остались в строю, чтобы еще кого-то увольнять. Как бы там ни было, все равно с врачом лучше, чем без врача. Если мы врачей разгоним, то проблем не оберемся. Да и работа из-под палки не принесет много пользы.

В пандемию медиков катастрофически не хватает. Фото: Facebook / moz.ukr

Большинство врачей — это не мракобесы, которые бегают по эфирам, а реально сомневающиеся, которые своим пациентам в личной беседе говорят: «Я не советую, я не уверен, что вакцина безопасна». Они искренне в это верят, а не сознательно лгут. Им просто нужно дать знания — и все.

Поддельные сертификаты — от жадности и невежества

— А продажа поддельных сертификатов — от незнания или из-за выгоды?

— Я думаю, здесь банальная человеческая жадность, помноженная на невежество. Доктор не верит в вакцину или считает ее опасной, потому что у него нет знаний. И когда к нему приходит пациент, который тоже не верит в вакцину, то они могут договориться. Почему нет? В вакцину ты и так не веришь, а тут еще и деньги платят.

— В своем блоге вы публиковали результаты исследования Wellcome Global Monitor, свидетельствующие о том, что в малоразвитых бедных странах уровень доверия вакцинации больше, чем в развитых, и сильно больше, чем в России и Украине. Почему так?

— Просто у них нет интернета. Есть хорошая поговорка: «Пока не появился интернет, только в семье знали, что ты дурачок». Сейчас из-за легкого доступа к информации и неспособности правильно анализировать эту информацию огромное количество людей решают, что они могут стать экспертами, просто посидев два дня в «Инстаграме», полистав каких-то блогеров. И говорят: «Я изучил всю информацию по вакцинам». 

Люди не умеют искать и анализировать информацию, поэтому так много тех, кто без опыта и знаний категорично высказывается против вакцинации или чего-то еще. И начинается: «Ты видел, ты читал? Там есть блог, там правду пишут — чипирование, опыты, бесплодие…» Таких людей все больше, и эти глупости, как зараза, разносятся. Это уже как секта.

Лозунги противников вакцинации. Фото: Ольга Кононенко

В бедных же странах у людей нет доступа к этому. Но они очень хорошо видят пользу вакцин, когда еще недавно корь и дифтерия убивали, а после вакцинации люди перестают умирать. Конечно, тамошний народ будет доверять вакцинам. 

А у нас, к счастью, люди забыли, что такое корь, дифтерия и полиомиелит. Как будто и не было никогда таких болезней.

Прививки настолько эффективно убрали большое количество тяжелых болезней, что мы стали верить, что этих заболеваний не существовало. Получается, вакцинация стала жертвой собственной эффективности.

Антиковидные вакцины работают очень хорошо. Это легко проверить, не нужно даже быть врачом, достаточно посмотреть статистику на сайте Worldometers — как обстояли дела до массовой вакцинации и как сейчас — в тех странах, где большинство людей привито. Посмотрите в лицо правде — несмотря на то, что где-то случаются вспышки, больницы не забиты, а смертность очень низкая. Что помогло? Вакцина. Потому что лекарства еще нет, оно только в разработке и регистрации. Молнупиравир (первый противовирусный препарат, рассчитанный на амбулаторное использование. — Прим. ред.) и подобные ему препараты еще только должны появиться на рынке.

— Кстати, а что скажете про это лекарство? Когда оно появится, вакцинация уже не будет так важна?

Pfizer разработал препарат против ковида: что о нем известно?
Подробнее

— Тот же самый молнупиравир дает защиту от тяжелого течения и госпитализации на 50%, тогда как вакцина — на 90%, причем она действует постоянно. Если ты не привит и заболел, то поди еще пойми, что у тебя ковид. В первую неделю ты можешь об этом не догадываться, особенно если живешь в селе, без доступа к экспресс-тестированию. А пока нет результата теста, ты не будешь получать лечение. А там и тяжелая пневмония может развиться, когда уже поздно пить таблетки. Или у тебя ковид, но тест ложноотрицательный, что дальше? Здесь очень много нюансов.

Лекарство от ковида — это прекрасно, это будет огромным подспорьем для нас, чтобы окончательно взять вирус под контроль. Но это всего лишь частичка пазла. Лечение не меняет ситуацию так кардинально, как вакцина, потому что на эффективность лечения влияет масса факторов — своевременная диагностика, наличие препарата, наконец, доступная цена. Молнупиравир в США сейчас будет продаваться по 700 долларов за упаковку. Да, производитель обещает скидки для бедных стран, но когда до них дойдет очередь? Ведь в первую очередь лекарство будут продавать тому, кто больше заплатит. И пока он появится у нас по доступной цене, может пройти и год, и два. А вакцина есть уже сейчас — безопасная, эффективная и работающая постоянно.

«Мы не считаем тех, кто умер от неправильного лечения»

— А как сейчас лечат ковид в Украине?

— Это катастрофическая проблема. Мы видим ужасную картину: огромное количество людей даже при легком течении ковида лечатся теми препаратами, которые используют в тяжелых случаях у стационарных больных. Используются дексаметазон и другие кортикостероиды, причем в неправильных дозах, иногда завышенных в два-три раза. Используются антикоагулянты («кроворазжижающие») в неправильных дозах, иногда довольно высоких. Антибиотики, которые при ковиде почти никогда не нужны. Много чего другого используется. Почему? Потому что есть страх, паника и хаос. 

Врачи боятся ковида еще больше, чем пациенты. Боятся ответственности, претензий, если с человеком что-то случится. Ибо у нас есть старая добрая традиция — искать виноватого. 

На данный момент у нас нет эффективного лечения ковида, по факту мы просто наблюдаем за пациентом, облегчаем его симптомы и ждем: повезет или не повезет. Если пациент привит, то повезет с вероятностью 90%, если не привит — вероятность намного меньше. Если на второй неделе становится хуже (обычно на второй неделе) — отправляем в больницу.

Так было раньше, в предыдущие волны. Но после того, как больные попадали в больницу и стационарные врачи говорили, что нужно было сразу колоть дексаметазон и антикоагулянты, пациенты обвиняли в бездействии своих лечащих докторов. Это сильно ломает врачей.

В том числе из-за этого врачи первичного звена сделали выводы, и теперь все пациенты получают дома антикоагулянты и дексаметазон с первого дня. Не потому что так правильно и нужно, а потому что так проще и спокойнее. Спокойнее лечащему доктору — к нему не будет претензий: «Я назначил все, что у вас в стационаре. Что вы от меня хотите?» Спокойнее пациенту — он получает какое-то лечение. А если такой пациент все же попадает в больницу, то ему просто назначают все то же по второму кругу.

Сейчас мы считаем только тех, кто умер от ковида, и не считаем тех, кто умер от неправильного лечения — от кровоизлияния в головной мозг или желудочно-кишечный тракт из-за передозировки антикоагулянтами, после тяжелых бактериальных и грибковых инфекций из-за передозировки кортикостероидами, от антибиотик-ассоциированной диареи. Если бы посчитали, то волосы бы дыбом встали. Смертность огромная. А выжившие люди выходят из больниц с синдромом Кушинга из-за неправильного использования кортикостероидов (при синдроме Кушинга наблюдается выраженное ожирение лица, шеи, груди, спины и живота. — Прим. ред.).

Сейчас в Украине очень тяжело найти пациента, который не получает все это лечение с самого начала болезни — антикоагулянты, дексаметазон, два-три антибиотика. Если это лечение такое крутое, почему у нас все больницы забиты, почему такая высокая смертность? Это не работает абсолютно! Это хорошие препараты, но, если их использовать не вовремя, они только усугубляют ситуацию.

Украинские больницы переполнены. На снимке — мобильный госпиталь в Херсонской области для пациентов с коронавирусом. Фото: Facebook / moz.ukr

Дексаметазон на 17% снижает летальность у людей с тяжелой вирусной пневмонией, находящихся в стационаре под кислородом, и на 34% — у тех, кто находится в реанимации. Антикоагулянты нужны только тяжелым, обездвиженным (не только из-за ковида) больным — для профилактики тромбоэмболий. Назначение антикоагулянтов пациенту с сатурацией 98% и выходящему на улицу подышать воздухом — это вред, за который в любой развитой стране врача очень сильно наказывают.

— Неужели врачи не знают или не понимают этого вреда? Перестраховываются ценой здоровья пациента?

— Есть страх и нет знаний — мы опять возвращаемся к плохому образованию врачей, отсутствию критического мышления и навыков поиска объективной информации. Если бы большинство наших докторов умели эту информацию искать, они бы открыли любой зарубежный гайдлайн по лечению людей с ковидом и спокойно делали бы все как нужно. К тому же часто они сами верят, что лечат правильно — потому что множество людей даже на таком лечении выздоровели, это правда. В результате формируется «ошибка выжившего»: если ты на этом лечении выжил, значит, оно тебе помогло. У нас так считают врачи и пациенты.

Но даже если ты понимаешь, что что-то тут не то, система требует чем-то лечить, даже если лечение неправильное. А идти против системы тяжело.

Только немногие врачи держатся до сих пор. Знают, как надо, гнут свою линию и спасают жизни. Наверное, просто не могут предать свою профессию. Но критической массы врачей, которые могли бы подавить волну невежества коллег, пока нет. О неправильности лечения в публичном пространстве говорят единицы. Но когда я вижу, что творится под их статьями в комментариях, то хочется просто плакать.

В интернете от прививки «умирает» каждый второй

— Вы не пытаетесь спорить с антипрививочниками, переубеждать их? Получается?

— Недавно не выдержал и поговорил с девушкой, которая отрицала исследования, подтверждающие защиту вакцинами не только от тяжелого течения болезни, но и от передачи вируса. Вакцинированный человек меньше заражает других людей за единицу времени. Она говорит: «Нет таких данных, зачем вы врете?» Я за три минуты нахожу несколько исследований на десятках тысяч людей, которые подтверждают обратное. Причем результаты этих исследований практически идентичные — значит, они достоверные.

Вообще, оппонентов в вопросе прививок можно условно разделить на две группы — тех, кто откровенно против и уверен, что его хотят убить, и тех, кто просто сомневается, не имея объективной информации. И вот с сомневающимися я обожаю общаться. У них есть критическое мышление, и они готовы поменять свою точку зрения под воздействием четких аргументов, доводов. На приемах я провожу такие беседы со своими пациентами и почти всегда с ними удается договориться.

Откровенные же антипрививочники редко ко мне приходят. И если я в разговоре слышу про микрочипы и тому подобное, то говорю: «Ок, все, вопросов нет, это ваше право», — и заканчиваю разговор. Я не люблю спорить в такой ситуации.

Такие люди просто не обладают минимальной базой фундаментальных знаний, чтобы понять твои доводы. Они верят в то, что не существует ВИЧ-инфекции или что земля плоская. Как можно такому человеку приводить аргументы из физики, химии и других наук? Это пустая трата времени, когда человек настолько некомпетентен, что даже не способен понять, что он некомпетентен. Поэтому предпочитаю беседовать с сомневающимися. 

К счастью, мои подписчики в «Инстаграме» и «Фейсбуке» — достаточно образованные люди, мне с ними комфортно, я уважаю их за это. Но иной раз заходишь в комментарии к постам доктора Комаровского, а там такое мракобесие… Коллеге можно памятник при жизни поставить.

— Один из самых частых аргументов антипрививочников: «Вот кто-то там сделал прививку, а потом…» Я видел, вы в «Инстаграме» проводили опросы вакцинированных и врачей именно о последствиях вакцинации. Сколько человек вы опросили? Можете поделиться выводами из этих опросов?

— Почему, когда я спрашиваю у своих пациентов, то у них никто нигде не умирает? Все здоровы, у всех все хорошо — моих пациентов, их знакомых, друзей, родных. А заходишь в интернет, так там каждый второй «умирает».

Что касается опросов в «Инстаграме», то я не считал конкретное количество людей, статистику не сводил, но могу сказать, что в моем поле зрения находятся сотни вакцинированных людей. А с учетом пациентов моих коллег — тысячи. Выводы от их опросов только подтверждают то, о чем я постоянно говорю. Прививка от ковида переносится очень хорошо и не вызывает тех ужасов, о которых пишут в интернете. Все реакции — ожидаемые: покраснение, боль в месте укола, температура, слабость, вялость, кратковременное увеличение лимфоузлов. Все. 

Да, мы знаем, что векторные вакцины могут вызывать тромбозы, мРНК-вакцины — миокардиты, а каждая прививка потенциально может вызвать анафилактическую реакцию, впрочем, как и анестезия, антибиотики или любой продукт, который вы съедите. Но мы знаем и то, что количество таких случаев настолько минимально, что польза от вакцины в тысячи раз превышает риск от нее.

Среди моих пациентов и тех, о ком я знаю, не было ни одного летального исхода, не было анафилаксии, не было тромбозов.

Был случай миокардита у одной молодой женщины — неделю или две чувствовала боль за грудиной и дискомфорт. Она после прививки уехала за границу, там ей диагностировали миокардит, воспаление мышцы, рекомендовали обезболивать и ждать, пока пройдет. И все прошло. Это единственный неординарный случай. Были еще вазовагальные обмороки после прививки — это индивидуальная реакция, не связанная с действием вакцины, к ней приводит любой укол, вернее — страх перед ним.

Пункт вакцинации во Львове. Фото: city-adm.lviv.ua

Так что все эти рассказы про страшные и ужасные последствия — мягко говоря, преувеличение. У нас ведь как: если ты сделал прививку и умер после нее в любое время от любой причины — значит, ты умер от прививки. Давайте уж все доводить до абсурда. Давайте тогда будем так же относиться к антибиотикам. Если человек получал антибиотики и на следующий день его сбила машина или сердце сдало, или инсульт — значит, он умер от антибиотиков. Почему не обсуждать такие варианты? Но тема не такая токсичная, как прививка. 

Слабейших надо прививать в первую очередь

— Еще очень много говорят о противопоказаниях. Один врач мне недавно рассказывал, что именно украинцам нельзя делать прививки, так как они наиболее подвержены аутоиммунным заболеваниям от последствий Чернобыльской аварии.

— Мне бы хотелось увидеть конкретные факты, доказательства или хотя бы теоретические обоснования того, почему подверженные облучению люди будут тяжелее переносить вакцину. Почему? Давайте не будем прививать людей, у которых дома есть котики: кто знает, как себя поведет организм таких людей? Надо провести исследования. Каким образом облучение, которое было 30 лет назад, на сегодняшний день может повлиять на вакцинацию?

При раке надо бояться не вакцинации, а ковида. Вопросы врачу-химиотерапевту
Подробнее

Не существует аутоиммунного заболевания, которое является противопоказанием к вакцинации. Мы прививаем всех людей с аутоиммунными заболеваниями, с онкологическими, сердечно-сосудистыми, с хроническими заболеваниями легких и даже с иммунодефицитом. Единственный нюанс — люди в состоянии иммунодефицита в связи с основным заболеванием или получением химиотерапии, или иммунодепрессантов, и то это не считается противопоказанием. Таких людей можно вакцинировать вакцинами от ковида, потому как эти вакцины неживые и не могут вызвать осложнений, в отличие от живых — корь, краснуха, паротит или вакцина от ветряной оспы. Люди с иммунодефицитом могут спокойно вакцинироваться, только некоторым из них потребуется не две, а три дозы вакцины, для формирования адекватного иммунного ответа. 

Утверждение о том, что нельзя делать прививки людям с хроническими болезнями — абсурд. Наоборот, наука сегодня считает, что таким людям принципиально важно делать прививки, потому что вакцину они перенесут как все остальные, а вот от инфекции могут пострадать. Кто у нас чаще всего от ковида умирает? Взрослые люди, особенно старше 50 лет. У них через одного — хронические болезни, нам нужно их защищать.

Так же абсурдно выглядит утверждение о необходимости полного обследования перед прививкой, сдачи всех анализов. Зачем? Что вы хотите там увидеть? Выпущенная на рынок вакцина уже изучена в плане безопасности и эффективности у людей со всем спектром хронических болезней. Да, есть определенные редкие реакции, вероятность которых намного меньше, чем вероятность умереть от ковида, но эти реакции нельзя предугадать наперед, сдав анализ крови. Никто в мире специальных обследований перед вакцинацией не проводит, потому что это не имеет смысла.

Или — «почему так быстро сделали вакцину?». Да потому что технологиям векторных и мРНК-вакцин уже несколько десятков лет.

Они апробированы и достаточно изучены как на животных, так и на людях, и у них есть свои преимущества. Какими вакцинами сейчас больше всего вакцинируются по всему миру? мРНК-вакцинами — потому что они показали максимальную эффективность и просты в изготовлении. Чтобы сделать неживую инактивированную вакцину, нужно сначала вирус вырастить, потом его расщепить, а это все время, плюс эффективность ниже. У мРНК-вакцин в этом плане огромное преимущество!

— Но все-таки существуют же какие-то абсолютные противопоказания от прививок? 

— Конечно. У всех вакцин от ковида противопоказание одно — это тяжелая аллергическая реакция на предыдущую вакцину этого же типа. Если у человека была аллергическая реакция на вакцину типа мРНК, тогда ему нельзя делать эту вакцину, а нужно делать другую — векторную или инактивированную. Это основное противопоказание.

Есть еще нюансы по поводу тромбозов. Если у человека была после векторной вакцины индуцирована тромбоцитопения, тоже не рекомендовано прививаться вакцинами этого типа. Можно вакцинироваться мРНК-вакцинами, у них не повышается риск тромбозов.

Вот и все противопоказания. Больше на данный момент не выявлено. Уже сделано более семи миллиардов вакцин по всему миру, и я думаю, что все «косяки», какие могли проявиться, уже проявились. Тромбозы, миокардиты, анафилаксия — да, это есть, но они настолько редки, что польза от вакцины значительно превышает риски.

Долго обманывать антипрививочники не смогут

— Как вы думаете, когда ситуация с ковидом в Украине переломится в лучшую сторону?

— Я все равно верю в нашу страну, в наших людей. Рано или поздно нам удастся убедить их, и они сами увидят, что вакцина действительно безопасна и эффективна. Со временем количество привитых будет больше и больше. Сейчас идет очередная вспышка болезни, но люди пошли вакцинироваться. Надеюсь, что, когда мы привьем большую часть или хотя бы 50% населения, станет намного проще.

Фото: Facebook / moz.ukr

Посмотрите на опыт Моршина (город во Львовской области. — Прим. ред.). Там привито примерно 75%. Там не сгоняли всех и не прививали насильно. Я читал в интервью главврача их больницы, что там сформировали медицинские бригады, которые ездили по домам и общались с людьми. И те чаще всего соглашались делать прививку. И теперь, когда по всей Украине больше месяца идет активная волна дельта-штамма, в Моршине количество заболевших людей очень небольшое и они, как правило, лечатся дома. Тяжелых больных в стационаре там практически нет.

То есть это работает, сомневающихся можно убедить. Но просто перенести опыт Моршина на всю Украину очень сложно — где взять столько грамотных врачей? Большинство, к сожалению, плавает в знаниях по вакцинации.

Но разум победит. Долго обманывать антипрививочники не смогут. Можно все время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя все время дурачить всех.

Кроме того, как мы уже говорили, скоро появятся лекарства от ковида. Я надеюсь, что у нас тоже, и будут по адекватной цене. И что благодаря вакцинации и эффективному лечению нам удастся справиться с этой пандемией. Только в совокупности — ибо само лечение не решит проблему. Мне кажется, в течение пары лет уже удастся более-менее взять ситуацию под контроль, снизить смертность и перегрузку больниц.

А от ковида мы уже не избавимся — он все равно будет. Я надеюсь, что со временем, когда мы привьем большую часть населения, новые штаммы перестанут появляться так быстро, а у нас появится эффективное лечение, мы будем жить и работать с ковидом, как с обычным гриппом.

Вакцинация против COVID-19 в Украине стартовала 24 февраля 2021 года. В стране используются вакцины AstraZeneca, CoronaVac, Pfizer (Comirnaty), Moderna и Janssen. По состоянию на 23 ноября с начала вакцинальной кампании привито 22 939 693 человека (+270 258 за предыдущие сутки), из них получили одну дозу — 12 914 333, полностью иммунизированы и получили две дозы — 10 025 360.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.