Сестры Хачатурян и 20 лет за самооборону. Почему это дело касается каждого?

|
На днях журналисты, адвокаты и общественные деятели выступили в защиту сестер Хачатурян, которые, не выдержав издевательств отца, убили его. Девушкам грозит до 20 лет тюремного заключения, но юристы утверждают, что они действовали в рамках самообороны. В ситуации разбирался корреспондент Правмира.

“Жили с ощущением, что никто не поможет”. Кто такие сестры Хачатурян?

Сестры Хачатурян – Мария, Крестина и Ангелина. Девушкам 17, 18 и 19 лет. Они убили отца, Михаила Хачатуряна, который их бил, насиловал и унижал. С 10 лет сестры Хачатурян терпели побои, с 14-и – сексуальное насилие. Им предъявлено обвинение по статье «Убийство, совершенное группой лиц». Наказание по такой статье предполагает от 8 до 20 лет тюремного заключения.

Что произошло?

В день убийства Михаил Хачатурян наказывал дочерей за то, что во время его отсутствия в квартире был «беспорядок» (он нашел на полу несколько волос) и девушки потратили лишние деньги с банковской карты. Он распылял им в лицо перцовый баллончик. После пытки Михаил заснул. Ангелина и Мария не стали дожидаться новых издевательств и решились на убийство. Услышав звуки борьбы, в комнату прибежала Крестина, которая больше всех пострадала в тот день, ранее она потеряла сознание, ее тошнило. Девушка решила, что отец снова напал на сестер, распылила перцовый баллончик и выбежала на лестничную клетку. Как позже покажет экспертиза, Михаил не пострадал от ее действий, они были спонтанными.

Какой была жизнь с отцом?

В интервью КП Крестина вспоминает жизнь с отцом «Он требовал, чтобы мы постоянно были рядом и приходили по первому его зову, – вспоминает Кристина. – У него специальный был звоночек, он в него звонил, и кто-нибудь из нас троих мгновенно должен был к нему подбежать, хоть днем, хоть ночью. И делать все, что он скажет. Воды принести, еды и разное другое…. Он даже окно сам не открывал, мы должны были ему прислуживать, как рабыни».

«Мы с Марией учились в одном классе, – рассказала Ангелина. – Потому что я поздно в школу пошла. Так вот, за этот год Маша была в школе 7 раз, мы подсчитали. Отец никуда нас не отпускал, чтобы никто не видел синяков и побоев. Сколько я себя помню, он нас бил всегда. У него дома было столько оружия. Пистолет, револьвер какой-то, дробовик. Бита, ножи. Сколько раз он угрожал убить».

Где была мама девочек?

Михаил Хачатурян выгнал Аурелию Дундук, мать девочек, из дома за 2,5 года до трагедии. Девушки рассказывали, что он систематически избивал ее и издевался. Отец запрещал им общаться с матерью, они делали это тайно.

В интервью на радио Аурелия Дундук объяснила, что не могла предположить, какая опасность постоянно угрожает ее дочерям: «Если бы они мне только сказали, что там творится, я бы что-нибудь придумала..! Но дети меня берегли, не хотели расстраивать. А я и подумать не могла. Наоборот, была уверена, что все наладилось с моим уходом. Может, раньше я его раздражала, ну бывает же такое, что один человек другого не переносит. А меня нет, и все нормально».

Почему они не обратились в полицию?

Михаил Хачатурян запугивал дочерей, рассказывал им о своих связях в органах правопорядка. Однажды, когда дома все же побывал полицейский, Михаил достал дробовик и пригрозил выстрелить. Девушки не могли вызвать домой полицию в отсутствии отца, потому что весь дом был оснащен камерами видеонаблюдения, Михаил Хачатурян узнал бы об этом происшествии.

Адвокат Ангелины Алексей Паршин рассказал Правмиру, что закон позволяет действовать в рамках необходимой обороны, не обращаясь в полицию.

– У девочек, к тому же, была полная уверенность, что просить о защите органы правопорядка бесполезно. Экспертиза подтвердила, что они не видели иного выхода. Несколько лет отец формировал у них уверенность в том, что это не поможет. При них он рвал заявления, которые на него писали. Несколько раз за помощью обращалась и школа, но в результате не было проведено никаких проверок. Девочки жили с ощущением, что им никто не поможет – ни родственники, ни общество, ни правоохранительные органы. И действительно – никто не помогал.

Как они решились на отчаянный шаг?

Сестры долго находились в психотравмирующей ситуации и в состоянии «психогенного изнурения». Следствие признало, что они страдали от «синдрома жестокого обращения», у Ангелины и Крестины выявили также «посттравматическое стрессовое расстройство», а у Марии диагностировали «острую реакцию на стресс», транзиторное острое состояние, в котором одна из девушек оказалась в день убийства. Его симптомы включают начальное состояние оглушенности с некоторым сужением поля сознания и снижением внимания, неспособность адекватно реагировать на внешние стимулы и дезориентировку. Угрозы своей жизни и половой неприкосновенности, которые на протяжении нескольких лет озвучивал, а последнее время и осуществлял Михаил Хачатурян, они воспринимали как реальные. (Документы).

“По предварительному сговору”. Что грозит сестрам Хачатурян?

За дело сестер Хачатурян взялись следователи центрального аппарата СК РФ. Часть 2 статьи 105 УК РФ, по которой в данный момент проходят сестры (убийство группой лиц по предварительному сговору), предусматривает лишение свободы на срок от 8 до 20 лет, либо пожизненное заключение.

Адвокат Ангелины Алексей Паршин утверждает, что статья УК РФ о необходимой обороне, по которой с юридической точки зрения должны проходить Ангелина, Мария и Крестина предусматривает ситуации, подобные той, в которой оказались сестры:

– В законе написано, что даже, если преступление прерывается, но при этом будет продолжаться, можно применить необходимую оборону. В данном случае она вызвана истязаниями, которым подвергались девочки. Никто не объясняет, почему сестры проходят по другой статье, это просто позиция следствия».

Адвокат Ярослав Пакулин выступил с открытым обращением:

– Моей подзащитной в пятницу было предъявлено то же самое обвинение по п. “Ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ – «Убийство группой лиц по предварительному сговору». Отличалось постановление от прежнего только более подробным описанием мотива – злодеяний отца по отношению к дочерям, ссылкой на заключение психолого-сексолого-психиатрических экспертиз в отношении Михаила Хачатуряна и сестер. Уверен, что данное постановление еще подвергнется критике и со стороны руководства Следственного комитета, и со стороны прокуратуры, до того, как дело направят в суд. Насилие со стороны отца повлекло тяжелые последствия для психики Марии. У нее была диагностирована “острая реакция на стресс”, из-за чего Мария действовала в состоянии невменяемости, которое не исключает необходимой обороны. Я убежден, что действия Марии должны быть расценены как необходимая оборона в соответствии со ст.37 УК РФ».

Адвокат Крестины Алексей Липцер отмечает, что его подзащитная и вовсе не участвовала в совершении преступления, что было установлено следствием, а «спонтанные ответные действия Марии и Ангелины были направлены на то, чтобы остановить неизбежные страшные преступления, которые совершались в отношении них самих и Крестины».

Адвокаты сестер Хачатурян выражают общую позицию: их подзащитные не должны быть привлечены к ответственности за убийство по предварительному сговору (ч.2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ).

– Пленум Верховного суда от 2012 года нам четко говорит, что сестры находились в ситуации длящегося преступления и доказанного самим же следствием, а потому могли защищать свою жизнь всеми доступными способами. Хоть танком и базукой. Называть самооборонщиц убийцами могут только люди, никогда не открывающие УК РФ. Если есть такие, то ст.37 УК РФ и Пленум ВС Вам в помощь», – пишет на своей странице правозащитница и общественный деятель Алёна Попова.

Фото: Максим ГРИГОРЯН / ТАСС / Scanpix / LETA

“Не довести до суда”. Чем можно помочь сестрам Хачатурян?

Правозащитники сходятся во мнении, что только закон о профилактике домашнего насилия мог бы защитить девочек.

Если бы он существовал, они имели бы право просить об охранных мерах. При наличии такого закона они могли уйти в убежище и просить о любых охранных мерах на свое усмотрение – запрет на приближение, и другие подобные меры, – уверен адвокат Алексей Паршин.

Адвокат, эксперт центра “Насилию.нет” Мари Давтян также отмечает, что такой закон защищал бы и детей, и совершеннолетних, которые стали жертвами подобных случаев.

– У девочек был второй законный представитель – мать, которую отец запугал и выгнал. Если бы существовал закон о домашнем насилии, был бы механизм действий, ограждающих и мать и детей от преступления. Те органы, которые отвечали за их безопасность, сейчас не смогли ничего сделать. Школа увидела, что сестры не посещают школу, обратилась в Комиссию по делам несовершеннолетних. Представители комиссии пришли к девочкам домой, им не открыли дверь, и они ушли. ‘Потрясающий’ уровень защиты, – сказала Мари Давтян в интервью “Правмиру”.

Что можно сделать прямо сейчас?

Подписать форму обращений в СК РФ и Генеральную прокуратуру РФ в защиту сестер Хачатурян.

Подписать петицию в защиту девушек.

Правозащитник Алёна Попова готовит обращение к председателю Следственного Комитета Александру Бастрыкину, которое сможет подписать каждый желающий. По ее мнению, необходимо обратить внимание председателя СК РФ на дело сестер и не довести его до суда.

– У дела сейчас два варианта развития событий. Первый вариант – следствие прекращает уголовное преследование девушек и возбуждает дело посмертно в отношении Михаила Хачатуряна. Второй вариант – дело идет в прокуратуру, назначается суд. Почему надо бороться за первый вариант? Каждый момент судебного разбирательства наносит травму сестрам. Каждая из них и так лечится у психиатра, они находятся в ситуации сильнейшего посттравматического расстройства. Привлечение их к уголовному делу – это новые моральные истязания.

Каждый желающий может также обратиться через электронную приемную к депутатам Государственной Думы с обращением «прошу проверить факты, изложенные в *любой материал СМИ о деле сестер Хачатурян* и выяснить, почему при наличии доказательств следствие квалифицировало самооборону как убийство».

– Внимание общества и СМИ – это уже большое дело. “Почему жертвам насилия предъявлено такое обвинение?” – это очень правильный вопрос общества, который должен быть адресован следствию, – считает адвокат Алексей Паршин. – Если обращений в Прокуратуру и Следственный Комитет будет много, обеспокоенность общества может повлиять не только на ход этого конкретного дела, но и на всю правоприменительную практику по подобным делам.

Адвокат Мари Давтян отмечает, что в подавляющем большинстве подобных случаях следствие возбуждает дело об убийстве и только длительная работа адвоката может переквалифицировать случай в «необходимую оборону», а, значит, прекратить уголовное преследование.

– Каждый такой прецедент на вес золота, на практике это происходит очень редко. При этом закон предусматривает возможность предъявить другое обвинение или переквалифицировать его, в этом нет ничего невозможного. Нет конкретного количества обращений граждан, которое позволит говорить о том, что обвинение точно пересмотрят, но общественный резонанс заставляет правоохранительные органы более внимательно относится к делу.

“Сидят за самооборону”. Почему дело сестер Хачатурян касается каждого?

Под угрозой не только свобода сестер Хачатурян, но и наше право на самооборону. Общественный деятель Алёна Попова рассказала о том, почему правоприменительная практика в таких делах расходится с законодательством РФ.

Важно, чтобы слово «убийцы» по отношению к сестрам Хачатурян было вынесено из общественного лексикона. Надо опираться на факты: следствие само доказало и приложило к делу материалы о том, что девочки длительное время подвергались сексуальному и физическому насилию, унижениям и истязаниям.

Опираясь на 5-ю часть пленума Верховного суда по 37-ой статье УК РФ о необходимой обороне, мы можем утверждать, что Мария, Ангелина и Крестина находились в ситуации длящегося преступления, опасались за свою жизнь и здоровье, и имели право на самооборону любыми доступными способами. Их умысел был не в том, чтобы убить человека, а в том, чтобы спасти свою жизнь и жизнь сестер.

Более половины заключенных женщин в России сидят за самооборону и осуждены незаконно. Недавний пример: дело Галины Каторовой, которая была осуждена за убийство мужа. При этом женщина находилась в ситуации домашнего насилия и защищала свою жизнь. Галину арестовали в зале суда и заключили в тюрьму на 3 года. Через 1,5 года она была освобождена по апелляции и признана невиновной.

Подготовила Анна Уткина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
В Москве присутствует множество чтимых и чудотворных списков Казанской

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: