Главная Образование

«Сидишь сутками за компьютером, лучше бы уроки учил!» Как сделать увлечение подростка его профессией

Алена Владимирская — о профессиях будущего
Фото: Анна Данилова
Юристам и экономистам сложнее найти работу, чем гейм-дизайнерам или IT-специалистам. Мир изменился. Как помочь ребенку найти свое увлечение и превратить его в будущую профессию, рассказывает Алена Владимирская, хедхантер и HR-консультант, основатель Лаборатории карьеры Алены Владимирской и сервиса рассылки вакансий Facancy. 

Самые востребованные профессии будущего

— Единственные, кто несет ответственность за будущее своего ребенка — это родители. <…>Если еще и школа поможет [в профориентации], то родителю очень круто повезло. Но единственные, кто реально должен это делать, если мы хотим своим детям хорошего — это родители.

На что в первую очередь обращать внимание? На себя. Давайте исходить из того, что каждый из нас желает своему ребенку самого лучшего.

А мир очень сильно изменился.

Эта классическая история — «кто на завод пойдет?» — уже не работает по простой причине: еще несколько лет, и на заводе такое количество людей будет не нужно из-за автоматизации. Будут нужны суперпрофессионалы, в том числе рабочих профессий — супертокарь и суперслесарь, суперинженер. Но масса людей, которые делают механическую работу, будут не востребованы. К чему я это говорю? 

Начинать надо с себя. Честно сесть перед зеркалом и сказать: «Дорогая Леля, прекрати, пожалуйста, все свои комплексы, хотелки и незнание текущего мира вымещать на ребенке. Желай ему самого лучшего». Классический пример: «Играешь сутками, что за дурость такая? Лучше бы учил математику, пошел бы в экономисты». 

Фото: freepik.com

Дорогие родители, у нас переизбыток экономистов такой, что средний выпускник не может найти работу по три-четыре месяца. Выпускник экономического факультета в Москве получает 45 тысяч рублей, в регионе — 15–20 тысяч рублей.

Тот же самый мальчик или девочка после специализации «Компьютерные игры» — не только программисты, но и гейм-дизайнеры, сценаристы, комьюнити-специалисты внутренних чатов — в другом положении. Дефицит этих людей где-то 50–60%. У них никаких проблем с поиском работы нет. Зарплата гейм-дизайнера или программиста на старте — 60–70 тысяч рублей в Москве и 30–40 тысяч рублей в регионе.

Перед тем, как заняться профориентацией с ребенком, ответьте себе на вопрос: «Что я хочу для своего ребенка?» И на второй: «Насколько мои советы сейчас современны и адекватны текущему миру, не загоню ли я своего ребенка в какой-то ужас будущей безработицы?»

Поэтому мы делаем курсы профориентации не для детей, а для родителей.

Я не верю в далекие профессии будущего, там все может меняться. 

Но мы понимаем стратегию развития компаний, поэтому представляем, каким мир будет через пять лет. Кто будет востребован, какие нужны навыки и как помочь с этим детям.

Ребенку до 12–14 лет важно показать многообразие профессий, а не навязывать свой выбор: «Я юрист, и ты им станешь». Это часто бывает в династических профессиях, в семьях, где три поколения юристов или экономистов. <…>

Как помочь подростку узнать, что ему интересно

До 12–14 лет важно показать ребенку многообразие мира, чтобы он понял — я кто? Я, условно, биохимик или гуманитарий, математик, логик? Саму суть, чем хочется заниматься дальше. Чаще всего нам хочется заниматься тем, что у нас получается, потому что нас хвалят. Тем, что нам приносит удовольствие, не всегда, но чаще всего. 

К счастью, сейчас и в маленьких городах можно показать ребенку многое. Есть бесплатные курсы, есть на YouTube разные интересные лекции. Лучше, конечно, офлайн. <…>

Алена Владимирская. Фото: Анна Данилова

Но не надо через силу тащить ребенка в то, что вам кажется важным. Ребенок не хочет. Почему? Не нравится вставать в восемь утра? Надоели домашние задания? Или это правда не его? 

Если ребенок не хочет, потому что он ленивый — конечно, не надо провоцировать лень. А если вы чувствуете, что не его — не надо, не тащите. Попробовал одну секцию, бросил, пошел в другую — это нормально. Так к 14 годам ребенок поймет, кто он и чего хочет.

Условно, подростку нравятся компьютерные игры. Тут родители решают: это не профессия, а непонятно что. Но это профессия! 

Это даже целая отрасль индустрии, где множество профессий. Зарплата у работающих там людей выше, дорогие родители, чем у вас. Другой вопрос, что в наше время такого не было, и всем кажется, что это баловство. Но мир изменился. 

И превратить увлечение в будущую работу

На этом этапе важна первичная заинтересованность. Неважно, чем ты занимаешься — компьютерной игрой или биологией. Сначала ты притаскиваешь домой всех кошечек, собачек, хомячков и прочих, или ты сутками сидишь за компьютером — неважно. 

У ребенка появился интерес, его нужно аккумулировать в профессию. Рядом должен появиться взрослый человек, который его затащит в профессию.

Расскажу на примере. Вдруг один выпускной класс школы весь пошел на биофак, потому что учитель был очень клевый и всех зажег. К чему этот пример? 

Фото: freepik.com

Вы должны помочь ребенку найти того человека, который станет для него авторитетом и приведет в тот мир, который он выбрал. Это может быть учитель в школе, руководитель кружка, друг семьи. Не родители, потому что подросток против них протестует. <…>

Вторая важная штука — родитель должен быть крепостью. Например, пошел ребенок учиться и вдруг после первого курса понял, что это вообще не его. Тут есть две позиции [родителей]. Первая — «ты такой-сякой, все плохо, ты идиот, мы в тебя вложились». Особенно если образование платное. Это доводит чаще всего до ужаса. Вторая — поддержать и принять его выбор.

Дело в том, что я по карьерному консалтингу работаю с топами за сорок, которые выбрали не свою профессию. Родители заставили, институт был рядом, еще какая-то причина. Поскольку они умненькие, то шли, шли и шли. Может быть, даже хотели все поменять, но женились, взяли ипотеку и так далее.

К сорока, если это не его профессия, человека чаще всего обгоняют и увольняют. 

Если ты делаешь не то, что любишь, пусть и нормально, но через силу — это плохо. Ты окажешься ненужным уже к сорока пяти.

Поэтому важно, если ребенок ошибся, в этот момент быть крепостью. Прежде всего сказать: «Все нормально, мы с тобой», — и поддержать. В этот момент подросток должен понимать, что у него есть право на ошибку. 

Для меня поразительно, почему мы этого права не даем. Мы, взрослые люди, регулярно выбираем не ту работу, не тот брак, не тех друзей. И думаем, что это нормально — с нашим опытом. А когда 15–16-летний молодой человек выбирает вуз и карьеру на всю жизнь и вдруг ошибается: «Как же ты посмел?» <…>

Или вторая вещь, самая чудовищная. Я знаю много таких случаев, потому что консультирую на эти темы. Когда дети в 35-40 лет говорят родителям: «Ты мне жизнь сломала — отправила в этот вуз». А дальше начинается великая травма семьи.

Поэтому одна из самых важных задач родителей — не навязывать свой стереотип. Мы должны понять — то, как жили мы, наши бабушки и дедушки, было иначе. Не лучше и не хуже, а по-другому. Мир стал другой.

Полная версия интервью

Помогите Правмиру
Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.
Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!
Помогите нам быть вместе!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.