Более 120 священников уже подписали открытое письмо в защиту заключенных по «московскому делу». Некоторые из них в интервью СМИ рассказали о своих мотивах, позиции и ожиданиях от письма.

Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах:

Протоиерей Алексий Уминский. Фото: Михаил Терещенко

— Эта ситуация для нас не является политической, и в данном случае мы выступаем не только за тех людей, которые фигурируют в так называемом «московском деле».

Дело в том, что в последнее время общественное пространство полно сообщений о большом количестве таких неправомерных судебных процессов. Процессов, когда суд идет абсолютно на поводу следствия. Когда суд проявляет себя не как орган независимый, а как орган зависимый и карательный.

Мы написали это письмо — я подчеркиваю, что это письмо лично каждого подписанта, это письмо, где каждый отвечает за свое собственное слово, за свою собственную подпись, – и рассчитываем только на то, что голос нас, священников Русской православной церкви, все-таки разбудит, может быть, действительно чью-то совесть, кого-то заставит прислушаться к самому себе.

Знаете, все-таки наше общество во все времена, во все века, всегда нуждалось в очень четко сформулированных понятиях: мира, гражданского и общественного, который сейчас как-то поколебался, диалога. Милосердия, конечно. Прощения. Эти вещи – мы просто хотели о них напомнить.

Источник — Настоящее время

Протоиерей Андрей Кордочкин, ключарь кафедрального собора святой Марии Магдалины в Мадриде:

Протоиерей Андрей Кордочкин

— Я считаю, что это не политическая декларация, потому что те священники, которые подписали письмо, не встают на сторону той или иной политической силы или того или иного политического лидера. Более того, если мы поддерживаем человека в чем-то, если мы защищаем его жизнь, его права и свободы, то это совершенно не означает, что мы солидарны с его убеждениями. Поэтому я думаю, что восприятие этого письма как политического акта — оно в корне неправильное.

Но, мне кажется, что мы живем в какую-то очень странную и, я бы сказал, лукавую эпоху. Сейчас ты можешь сказать какую-то самую простую, самую очевидную вещь, но тебя будут обвинять во вмешательстве в политику. Ты скажешь, что не надо воровать — тебе скажут, что, наверное, ты либерал. Ты скажешь: «Не надо жульничать на выборах» — тебе скажут, что, наверное, ты за того или другого политического лидера. То, что мы написали, если внимательно прочитать письмо, это достаточно простые, достаточно банальные вещи.

Источник — DW

Протоиерей Виктор Григоренко, настоятель Сергиевского храма в Сергиевом Посаде:

Протоиерей Виктор Григоренко. Фото Анны Гальпериной

— Я согласен с текстом письма. В связи с московскими событиями переживает каждый священник. Многие из них подписали данное письмо и взывают к справедливости, просят милости. Мы опечалены таким развитием событий в отношении [осужденных] людей. Некоторые из них не заслуживают столь сурового наказания, некоторые не заслуживают наказания вообще.

Я полагаю, что любое действие священника, в том числе проповедь с амвона, может расцениваться как политическая акция. Мы стараемся по мере своих сил и возможностей говорить правду, призывать к справедливости и жить по-евангельски: не лгать, не лжесвидетельствовать. Нам нечего стыдиться, расценивать наши подписи можно как угодно — все зависит от того, кто это делает. Лично для меня это естественная потребность не остаться в стороне, заступиться за тех людей, которые, как мне кажется, этого заслуживают.

Источник — Такие Дела

Протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель Свято-Никольского храма, село Макарово:

Священник Вячеслав Перевезенцев

— Если мы знаем, что приговоры несправедливы, это дело совести — сделать хоть что-то, помочь людям, которые оказались в сложной ситуации. Мы (священники. — Прим. ТД) можем не так много — привлечь внимание общества. Это имеет значение.

Для меня лично это не политический жест, а исключительно человеческий. Я мало что могу сделать для этих людей, которых я даже не знаю лично, кроме того, что я за них молюсь. Я могу разделять или не разделять их убеждения — это абсолютно неважно. Важно милосердие и напоминание тем, от кого зависит судьба этих молодых людей, что, если они поставлены властью следить и наказывать, это нужно делать в согласии с законом и со своей совестью.

Я [смотрел видео задержаний], доверяю мнениям юристов и адвокатов. Очевидна несправедливость. Формально, может быть, закон соблюден, но мы прекрасно понимаем, как часто верность букве закона искажает его суть. Если человек прикоснулся к полицейскому, проходя мимо, это не значит, что он нанес ему увечья или хотел его избить.

Я знаю, что многие священнослужители поддерживают [нашу позицию], но не все подписываются [под письмом]. Все-таки это некая публичная акция, и для священников это нехарактерно. Хотя, конечно, есть несогласные, и это нормально. Почему в вопросе поддержки должно быть единообразие?»

Источник — Такие Дела

Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма Святых бессребренников и чудотворцев Космы и Дамиана в Шубине:

Протоиерей Александр Борисов

— Церковь всегда брала на себя роль печалования об осужденных слишком жестоко. А здесь люди ничего такого не совершали: ни машины не переворачивали, ни стекла не били, как мы слышим, бывает на демонстрациях на Западе. Так что, мне кажется, здесь должно быть какое-то гуманное отношение, и ограничиться какими-то небольшими штрафами. Даже штрафы, которые там выдвигают, по 20 тысяч, – это слишком. Мне кажется так.

Долг церкви, долг христианства – печаловаться о людях, которые явно неадекватно осуждены с тем, чтобы в обществе было мирное отношение народа и власти, чтобы власть не воспринималась как жестокий карательный инструмент, чтобы осуществлялся мир. Мы молимся все время о мире всего мира.

Я думаю, что это именно такая акция, которая имела своей целью установление мира в нашем обществе. Это и есть как раз выражение любви к народу, лояльность к власти. Власть может допускать какие-то ошибки, и это нормально, когда священнослужитель призывает к миру.

Источник — Настоящее время

Иеромонах Димитрий (Першин), эксперт комитета по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы РФ:

Иеромонах Димитрий Першин

— У нас принято жалеть сидящих, но более достойны сострадания сажающие. За премию, карьерный рост, начальственный одобрямс подписывает такой заведомо ложное показание на неведомого ему человека. Другой такой же шьет дело. Третий стряпает приговор. И вот они все живут. Но кто из них в неволе? И кто из них живет?

И конечно, нужно запретить называть имена этих лжесвидетелей. Иначе им стыдно будет тратить заработанное и идти на повышение.

А у нас гуманизм.

Источник — Фейсбук

Протоиерей Димитрий Климов, настоятель Свято-Никольского кафедрального собора г. Калач-на-Дону, Ростовская область:

Протоиерей Димитрий Климов

— Я хочу подчеркнуть, что то, о чем мы в письме писали, — это не «либеральный взгляд». Некоторые как-то странно реагируют на это заявление как на заявление особенно либеральных священников. Там очень разные священники с очень разными политическими воззрениями, с разным образованием, историческим и любым другим. Но если глубже вчитаться в письмо, то его посыл очень консервативный, потому что мы не хотим расшатывать власть.

Давайте вспомним, что такое власть по определению еще древних философов. Власть — это три ветви: судебная, законодательная и исполнительная. В империи по-другому: там император, у которого все эти ветви. Мы, по конституции, президентская республика, где эти три ветви власти должны быть независимы друг от друга. Мы этим письмом хотим укрепить судебную власть, укрепить ее авторитет, сказать, что этот авторитет она сама расшатывает. А если судебная власть будет расшатывать свой авторитет, то люди научатся добиваться справедливости другими способами.

Потому что справедливость — это как гравитация, она есть всегда, это закон, который никуда ты не денешь. Особенно если вспомнить исторический опыт нашей страны, а именно опыт построения справедливейшего социального уклада здесь на земле — опыт неудачный, но, по крайней мере, имевшийся. Учитывая этот опыт, у многих людей есть настоящая потребность в справедливости. Многие знают, что она должна быть в государстве, и, более того, государство как раз существует, чтобы она была. И если люди не будут видеть, что они могут добиться справедливости в суде, совершенно естественно, что они будут добиваться ее другими способами. Например, у бандитов. Например, просто положив себе в карман пистолет. Например, палками. Например, камнями. Разве это нормально? Разве это то, что нам нужно?

Источник — Медуза

Подготовил Артем Левченко

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: