«Стариков
Лидия Ивановна — человек со страшной судьбой. Сначала она похоронила мужа, а следом и сына. Не хотела жить. Спас ее священник, а еще — соседка, которую все чурались. А жулик, который однажды украл у Лидии Ивановны кошелек, увидев ее слезы, раскаялся. В каждом человеке что-то чистое есть!

Елена Кучеренко

В жизни всякое бывает, — говорил мне как-то отец Евгений, мой большой друг. — Вор и прощелыга может оказаться честнее, чем какой-нибудь благовоспитанный гражданин. А проститутка — добрее  приличной на вид  дамы. Хотя что тут удивляться. Первым в рай вошел разбойник, а не рукопожатный товарищ приятной наружности…

Нет, грех батюшка не оправдывает. Грех — он и есть грех. Заповеди никто не отменял.

— Но в каждом человеке, даже на самое дно опустившемся, что-то чистое есть, — считает он. — И иногда это чистое раз — и блеснет. И ослепит. И понимаешь, что Господу сейчас не ты милее, правильный весь, а вон тот — падший. А мы судим…

Батюшка все время  повторяет, что путь к Богу у человека часто не прямой, а такой кривой, что ноги сломишь. И в каждом отец Евгений видит человека, которого Господь к себе ведет. Пусть и каким-то странным, запутанным путем.

«Западало стариков обижать»

Любит отец Евгений рассказывать всем историю про честного вора. Правда, имя его никому не называет. Как-то дал мне понять, что человек этот на службы к нему иногда заходит. Не воровать, нет. Помолиться. Но зачем смущать людей. Будут коситься, судить. А так Бог сам разберется.

— Иногда посмотришь на кого-нибудь и сразу понимаешь — жулик, — говорил отец Евгений. Все в нем это выдает — одежда, манеры, взгляд, речь. Даже то, как он семечки на улице лузгает. Вот таким и был внешне этот человек.

И пришел он как-то к ним в храм. Бабушки сразу отодвинулись подальше, авоськи свои к груди прижали — вдруг что. Может, и правильно. А мужчина простоял до конца службы, попереминался с ноги на ногу, покрестился, а потом на улице догнал отца Евгения. Покашлял в кулак, безуспешно попытался подобрать уместные для общения со священником слова, а потом махнул рукой и протянул деньги. Сумма там была не заоблачная, но для их мест очень даже внушительная. Месяц скромно на нее прожить можно.

— Вот! Нашел! Там вчера бабушка у вас плакала. Это, наверное, ее.

Развернулся и собрался уже уходить. Но батюшка — человек любопытный, одаренный от природы неплохой интуицией и умеющий расположить к себе любого. Даже самого последнего жулика. Остановил, начал общаться, расспрашивать.

«Я боюсь пропустить Христа». Светлые истории о храмовых бабушках
Подробнее

Выяснилось, что за несколько дней до этого Иван (назовем для удобства его так) вроде бы был в храме — «помолиться зашел», где-то рядом нашел кошелек. «Бог послал, сам не местный, бедный», думал вернуть, но никого не нашел и оставил себе.

На следующее утро вроде бы зашел «возблагодарить Господа за помощь», увидел как какая-то бабушка плачет и жалуется прихожанам, что деньги потеряла. Понял, что это ее.

— И вот я здесь — отдайте ей, — закончил он свой путаный рассказ.

— Так это Лидия Ивановна наша, — сообразил отец Евгений. — Она здесь еще. Сейчас я вас познакомлю.

Иван начал было протестовать, но тут из храма вышла «виновница» происходящего.

— Лидия Ивановна, ваши деньги нашлись. Вот, человек принес.

Дальше, по словам батюшки, была трогательная сцена благодарности — со слезами, объятиями Лидии Ивановны и Ивана, который «краснел, бледнел и растерянно моргал» и вновь слезами.

— Сыночка, как же мне тебя благодарить-то, — бормотала старушка. — Это же вся моя пенсия. Мне без нее за квартиру не заплатить, еду не купить, лекарства. Отец Евгений помог, конечно. Но все равно… А пойдем ко мне, я тебя хоть чаем напою.

Но Иван отказался. Обещал зайти в следующий раз.

Прошла, наверное, неделя или чуть больше, и этот человек опять пришел к отцу Евгению. Выпивши был, но языком ворочал. Рассказал, что встретил как-то Лидию Ивановну на улице, городок-то маленький. Уговорила-таки  зайти. Картошечки нажарила, даже наливки какой-то старой из закромов достала, о жизни своей рассказывала. Тяжелая у нее жизнь. Но об этом чуть позже. В храм звала…

— А ведь это я у нее кошелек подрезал, — выпалил Иван батюшке. — И залился пьяными слезами. Правда, я. Увидел сумку открытую на лавке на подворье и вытащил. Я же за этим и шел. Выпить хотел. Я не алкаш, но иногда прямо просит душа. Потом опять зашел — может, еще что будет. А она плачет там. Понял, что ее. Стыдно стало. У нас ведь — западло у стариков брать… А она меня наливкой поила… Ты, поп, меня не сдашь, я знаю. Вот и рассказываю тебе, душу облегчаю…

Отец Евгений не сдал. Долго говорил с Иваном. О чем — не знаю. Изменил ли жулик свою жизнь — тоже неизвестно. Но приходил пару раз  в храм. Не воровать, нет. Постоять. А, может, и помолиться. Даже трезвым был.

— Вор, пьяница, а в душе что-то чистое ведь есть, — говорил мне отец Евгений. — Хотя бы это «западло»...

Богатым, влиятельным иногда не западло, а жулику — стыдно стариков обижать. Да и совесть есть. Мог бы смолчать, а не смолчал. Пусть по-пьяни сказал, а все равно. Болит ведь совесть-то. От головы можно таблетку выпить, а от совести — нет. И водкой ее не залить. Господь это ему не забудет, я верю…

«Блудница, а душа чистая»

А с Лидией Ивановной вообще удивительные истории иногда  происходят. Правда, в некоторые я не очень верю. То Богородица ей явится, по ее словам, то Ангел Божий. Хотя, с другой стороны — почему бы и нет. Светлая она, удивительная. И, одновременно, с очень страшной судьбой. Так что к кому, как не к ней Богородице-то являться.

Рассказал мне как-то отец Евгений историю про Лидию Ивановну и проститутку.

Для клиентов проститутка эта была Виолеттой, а на самом деле — Валькой. Городок маленький, говорю же. Все всех знали, кто есть кто и чем занимается. И относились к Вальке–Виолетте соответственно.

Святой человек, который любил выпивку и женский пол
Подробнее

Давно это было. Сейчас Виолетта эта делась куда-то. Может, уехала. А тогда промышляла в единственной местной гостинице для приезжих. Ну и дома у себя клиентов принимала. 

Местные говорили, что она то ли из неблагополучной семьи, то ли сирота, тяжело жила. Но доподлинно ее историю никто не знал. Даже отец Евгений.

В одном подъезде с Валькой жила тогда Лидия Ивановна, прихожанка батюшки. Она и сейчас там живет.

В тот год похоронила она одного за другим мужа и сына. Руки на себя хотела наложить. Да отец Евгений вытащил. С ложечки кормил, ухаживал. Всем приходом тогда на похороны собирали ей-то на одни, то на другие. На лекарства, на жизнь.

 В один из дней пошел отец Евгений проведать Лидию Ивановну. У него ключ был. Только вставил в замок — голос:

— Можно вас?

Смотрит — Валя.

— Да, конечно.

А сам рассказывал, что не очень хотелось ему с ней говорить тогда. Знал же — кто это.

— Я вот это хочу бабушке передать. Возьмите, пожалуйста.

И протягивает конверт. А там — деньги.

— А сами почему не отдадите?

— Не возьмет, боюсь, от меня. Я же… Ну, все знают. Я очень вас прошу. Не говорите только, что от меня.

Взял деньги отец Евгений.

— Блудница, а душа-то чистая, любящая, — рассказывал мне потом отец Евгений. — Тепло внутри сохранила.

Образ Божий в каждом же есть. А я... Я, как тот фарисей, с ней говорить не хотел.

«Спасибо, Господи, что я-то не такой. Чистый, светлый, молодец вообще». А она, как мытарь, себя недостойной считала даже к Лидии Ивановне подойти, помощь отдать. Евангелие это, Лена. 

Отец Евгений потом Лидии Ивановне все же рассказал. Она, как вставать стала, сама к Вале пошла — поблагодарила. А где-то через месяц пропала Валентина, уехала, наверное, куда-то. Но до сих пор молится за нее батюшка. И Лидия Ивановна тоже. А лет-то прошло много. Крещена или нет, не знают. Но вспоминают всегда.

— А Господь там пусть Сам меня судит, если не крещена, а я за нее частицы вынимаю,  — говорит отец Евгений. — Но верю я, что не будет Он очень строг. Евангельским ближним стала Валя для Лидии Ивановны. Как же не молиться за нее.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.