«Святитель Спиридон, мы не бездельники, но никак не можем заработать на дом»

Владимир и Елена Клюквины – родители четырех кровных и двух приемных детей. Они живут в небольшой квартире вместе с бабушкой, перенесшей инсульт. Но однажды они переедут в свой дом. Право на его получение – свой приз – передала семье подруги Ольга Оводова, ставшая победительницей конкурса журнала «Домашний очаг». А перед этим Клюквины молились у мощей святителя Спиридона.

– В монастырь хочешь? Нет? Мечтаешь о муже, о том, что у вас будет много детей? Тогда поезжай в Муром на месяц, – сказал архимандрит Наум (Байбородин) Елене, приехавшей к нему в Троице-Сергиеву лавру. Ей был 21 год.

Елена направилась в Муром, трудилась, выполняла послушания в храме при Свято-Троицком монастыре. А когда оставалась одна, читала акафист перед мощами святых Петра и Февронии, прося о даровании супруга – настоящего, надежного.

Елена

Вернувшись, Лена жила, как обычно, училась и работала. Как вдруг, во время разворота автобуса на конечной остановке, увидела через окно Владимира. Молодого человека она знала с детства. Только был он вроде бы не в ее вкусе, Елене нравились яркие молодые люди, умеющие красиво ухаживать. Но тогда, неожиданно для себя, она вдруг поняла: «Люблю его».

С тех пор они стали часто сталкиваться на остановке, но только здоровались. Наконец Лена придумала повод заговорить:

– Привет, ты фотоаппараты чинить умеешь? – от неожиданности Володя чуть не потерял дар речи. Гораздо позже он признался, что был влюблен в Лену с 14 лет.

Потом были прогулки до рассвета, разговоры обо всем на свете. Они не могли наговориться, казалось, что встретились после долгой разлуки родные и очень близкие люди. Узнав, что Елена православная христианка, Владимир сказал:

– Знаешь, я давно смотрю на храм, но боюсь туда войти, мне нужен человек, который все бы мне объяснил.

Через полгода они обвенчались.

Елена с мужем

Первое время Елена пыталась изменить мужа, причем срочно, что, естественно, приводило к ссорам.

А потом оказалось, что в семье меняются оба – и муж, и жена, если, конечно, они слышат друг друга. В семье Клюквиных супруги умеют слышать.

– У нас есть настоящий стол переговоров. Мы всегда садимся обсуждать любое недовольство друг другом, проблемы с детьми. Я очень ценю, что Володя всегда шел навстречу, слышал меня. Я знаю, что далеко не всякий мужчина на это способен.

Только когда мы уже были многодетными родителями, я поняла, что у меня идеальный муж. А когда была молодая и бестолковая, смотрела на другие семьи и завидовала – у тех отец с детьми занимается языками и археологией, а у тех каждые выходные то в зоопарк, то в гости! А наш папа в это время спокойно нес груз ответственности за всю семью, с невероятной любовью ко мне и к детям, надежный и преданный.

Мы пошли пешком к преподобному Сергию

Еще до свадьбы супруги решили, что у них обязательно будет много детей. Но прошел год, полтора, а детей все не было.

– Мы прочитали книгу «Лето Господне» и Промыслом Божиим отправились в пешее паломничество к преподобному Сергию. От Москвы до Троице-Сергиевой лавры 73 километра. Мы шли три дня и на каждом шаге просили Бога даровать нам ребенка. Вскоре после возвращения я забеременела. Тихону, нашему первенцу, 19 лет. Второго ребенка нам тоже Господь долго не давал, и снова чудо – Феодосий родился после второго такого же пешего паломничества. Дочку Евфимию Володя вымолил в Дивеево.

Чуть подросла Фима, помню, иду по улице и думаю: «Неужели у меня не будет четвертого ребенка? Божья Матерь, не оставь меня, пожалуйста!»

Сын родился шестимесячным, весил 1600 граммов. Маму выписали, а малыш остался в больнице. И началась гонка длиной в два с половиной месяца – рано утром в больницу, шов от кесарева болит, вечером успеть поговорить с детьми, которые кажутся такими большими, а им всего-то семь, четыре и два.

– В больнице я держала Серафима за пяточку, молилась, читала Евангелие. Потом годы борьбы за здоровье сына, за то, чтобы он нагнал сверстников в развитии. Только когда ему исполнилось четыре года, я почувствовала, что очень хочу еще ребенка. Но врачи мне запретили рожать.

Откуда берутся хорошенькие девочки

О том, чтобы взять приемного ребенка, Елена с мужем задумывались давно.

– Мы поехали в Толгский женский монастырь и там у иконы Божией Матери просили о дочери. Наша Марфа с нами уже семь лет. Причем сначала мы от всех, в том числе собственных детей, скрывали, что Марфа усыновленная, я имитировала беременность. И только через пять лет, измучившись бесконечным враньем, мы приняли решение сказать правду Марфе, а она сама решила рассказать старшим детям, но не сразу, она думала об этом полгода.

Дети были потрясены. Больше всего это тронуло сердце Феодосия, он стал больше о ней заботиться, жалеть. Узнали правду и посторонние, но ни одного плохого слова о происхождении нашей дочери мы не услышали. Наоборот, она всеобщая любимица. Какая глупость была скрывать усыновление!

Скрыть усыновление младшенькой Вассы было бы невозможно – она темненькая, совсем не похожа на родителей.

– Первую дочку я приняла сразу, а со второй почему-то было совсем по-другому. Мы привезли ее домой, и меня накрыло: что я наделала, чужая, совсем не такая, как другие дети, не пахнет младенцем! Но через три месяца все изменилось, я увидела, что моя девочка – самая прекрасная на свете, мое солнышко. Я люблю ее невероятно, постоянно тискаю. Однажды в порыве нежности я схватила ее и спрашиваю: «И откуда же такие хорошие девочки берутся?», а она посмотрела на меня внимательно, как можно не понимать таких простых вещей: «Мама, ты не знаешь? Божий дар».

Я требую понимать и запоминать по-настоящему, они рыдают

Дети, начиная со средних – на домашнем обучении. Старший сын пошел в школу с горящими глазами, а потом постепенно взгляд его гас, учеба превращалась в рутину, ему становилось скучно, неинтересно. К старшим классам он вообще возненавидел школу. То же самое со следующими детьми. Терпение закончилось, когда в школу пошел четвертый ребенок, Серафим. Он не справлялся с требованиями, тетрадь все время пестрила красным, он стал чувствовать себя совсем никчемным, хотя на тот момент был уже лауреатом международных музыкальных конкурсов.

– Я решилась, пошла в школу, забрала документы сразу двоих. Сначала, первые два месяца, была эйфория, новая интересная жизнь, дети дома. С утра не надо вставать, торопиться, ехать в пробке.

А потом мы поняли, что наши дети, уйдя из школы, принесли школу домой. Они не понимали, как учиться, для чего учить, если сразу не получишь оценку. Главное – выучить, получить и забыть. Я начала с ними фундаментально заниматься, все учить, рисовать схемы опорного сигнала, заучивать все даты по истории. Я требую понимать и запоминать по-настоящему, они рыдают, младшие мешают, бегают, кричат. Этот ужас продолжался целый год. У семейников это называется «расшколивание».

Эмоционально я уставала невероятно, к вечеру была выжата на сто процентов. Потом стало легче, пришел в норму режим, дети поняли свою задачу, научились организовываться, да и малыши подросли, стали меньше мешать. Мы много ходим с детьми в Третьяковку, в Пушкинский – у нас там абонемент, ездим на концерты.

Пока мы занимались по школьной программе, мне было очень скучно. Я хотела бы учить детей совсем по-другому. Когда я услышала о «Классических беседах», изучила эту программу, я поняла – вот оно! Это именно то, как я себе представляла образование детей. Сейчас все мои дети учатся в «Классических беседах», ходят туда с огромным удовольствием. А я, пройдя тренинг, стала инструктором.

Самое главное для нас, что эта программа сплачивает всю нашу семью. Дети помогают мне готовить занятия – сын рисует, дочь поет, вместе мы обсуждаем научные проекты, занимаемся творчеством.

Конечно же, все это требует огромного количества времени и сил. Владимир во всем поддерживает жену, с интересом обсуждает программы и методики, отпускает Елену на курсы, семинары и тренинги. У Клюквиных нет разделения на «мужские» и «женские» обязанности, есть только общесемейные, которые делятся на двоих взрослых и всех детей.

Дети убирают в тех комнатах, где живут, и по графику на кухне. Дети на домашнем образовании дежурят до 6 вечера, а школьник два раза в неделю дежурит после 6 – убирает кухню после ужина. В график дежурств включены и Елена с Владимиром. Старший сын недавно вернулся из армии, устраивается на работу, просил не включать его в график, но обещал вносить свой вклад в организацию порядка. Развоз детей по кружкам на маме, папа взял на себя приготовление еды на всю семью.

– Год назад у меня умерла мама, и папа остался один. Володя всегда уважал моих родителей, а сейчас, когда папа остался жить в деревне, рядом с нами, в однокомнатном деревянном доме, муж сделал все, чтобы ему было удобно, провел канализацию, утеплил дом. Почти каждый вечер бегал к нему и с ним сидел, разговаривал, пил чай. Да и сейчас постоянно навещает. Мой папа человек суровый, к сантиментам не склонный, и как же мне было удивительно услышать от него: «Твой муж заменил мне сына».

Главное, что позволяет Елене восстановить ресурсы – постоянная учеба. Елена по первому образованию – учитель физкультуры, потом – три с половиной года учебы в Православном Свято-Тихоновском университете.

Но учеба – это не просто посещение учебного заведения. С каждым ребенком Елена включается в то, что он проходит. Изучают Гоголя? Елена погружается в материал, чтобы лучше объяснить. Когда в семье появился Серафим и надо было решать проблемы с его здоровьем, Елена много читала по нейропсихологии, ездила заниматься на курсы.

Елена увлеклась математикой, преподаванием ее для маленьких детей и преподавала в детском саду, 17 лет руководила воскресной школой, разрабатывала свою методику преподавания детям Закона Божьего.

– Я не могу остановиться, получаю от обучения огромное удовольствие и очень хорошо восстанавливаюсь. Когда я учусь, у меня крылья за спиной вырастают. Если я перестану учиться, у меня просто не будет ресурсов на семью, на детей.

Дом от святителя Спиридона

Сразу после свадьбы супруги стали жить отдельно, в небольшой двухкомнатной квартире, где и родились четверо детей. Потом смогли перебраться в трехкомнатную. Туда опека позволила взять только двоих приемных, больше сказали не приходить, если не расширится площадь. В «трешке» было тесновато, но, в принципе, неплохо. А потом заболела мама Владимира – после инсульта она ходит, но не говорит, совсем не обслуживает себя. Пришлось забрать ее к себе, выделить отдельную комнату.

Средние дети учатся дома, младшие не ходят в садик. Владимир нашел удаленную работу, это удобно, чтобы не тратить время на дорогу, иметь больше возможностей быть с детьми и помогать по дому.

– Молились святителю Спиридону Тримифунтскому, мы всегда обращаемся к нему в житейских нуждах. Когда в 2007 году мощи святителя привезли в Москву, я ехала и молилась: «Святитель Спиридон, я так устала ездить на этом сломанном «жигуленке», я беременная перекидываю севший аккумулятор, еле кручу тяжеленный руль, придерживаю в повороте дверь, чтобы не открывалась, печка не работает. Пожалуйста, ну хоть какую-то старенькую иномарочку, чтобы не ломалась». Вскоре наш духовник подарил нам свой старый «опель».

В октябре этого года мощи святителя снова приехали в Москву. Мы смогли вырваться только в последний день.

Обычно с маленькими детьми все проходят без очереди, но в этот раз нас не пустили. Я предложила мужу, чтобы он уехал с детьми домой, а я постою. Серафим сказал: «Мама, а я с тобой останусь». Феодосий поддержал его: «Нам надо всем стоять, надо остаться и малышам тоже». Так удивительно было слышать это от 16-летнего подростка. Волонтеры позвали нас в середину очереди, больше двух часов мы стояли на холодном осеннем ветру.

– Я говорила: «Святитель Спиридон, ты же видишь, мы трудимся. Муж работает с утра до вечера, я работаю, мы занимаемся детьми, у нас огород. Мы ухаживаем за престарелыми родителями, за одинокой старушкой, которая раньше была у нас няней, спим по пять часов. Ты видишь, мы не бездельники, но никак не можем заработать на дом».

Это было 13 октября. А 19-го я получила письмо от моих самых близких друзей. Оля писала, что она вышла в финал конкурса «Героиня нашего времени», главным призом которого является дом от компании «Зодчий». Но самое главное – они с мужем решили в случае выигрыша отказаться от приза в нашу пользу.

Конечно, мы были поражены. И такому скорому ответу от святителя, и такому благородному жесту наших друзей. Моя жизнь – череда Божьих милостей. И за что мне это?

Но тогда наш разговор был еще не совсем всерьез.

Всем же понятно, что нельзя просто так получить в подарок дом, так не бывает. А дети сразу поверили. Их вера в помощь Господа и святителя Спиридона безгранична.

29 октября состоялось награждение. И наши дети даже не удивились, когда я им написала, что Ольга получила главный приз. Но прыгали от радости до потолка.

Я любуюсь фотографиями нашего будущего дома и не могу поверить, что это происходит со мной. Неужели это мы, наши дети и старики, будем жить в таком нарядном современном доме с большими окнами? Дом словно создан для нас – просторный, светлый, с несколькими спальнями, большой гостиной и уютной террасой. Там нашей большой семье будет очень комфортно. Мы уже знаем, что стройка начнется зимой, а весной мы переедем. По договоренности с компанией «Зодчий» дом обойдется нам не бесплатно, но по очень специальной цене, которую мы с Володей сможем осилить.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: