Матушка Татьяна Салтыкова: Страстная седмица в семье священника

Матушка Татьяна Салтыкова, врач-педиатр, супруга настоятеля храма Воскресения Христова в Кадашах протоиерея Александра Салтыкова рассказывает ПРАВМИРу о своем опыте совмещения работы, подготовки к Пасхе и богослужений Страстной седмицы

Фото Александра ФилипповаЯ работаю детским врачом в больнице и возможность ходить в храм у меня зависит от режима работы. В Страстную седмицу стараюсь ходить на все вечерние службы и, по возможности, на утренние.

Я всегда прихожу на литургию в Великую Субботу. Первый раз пришла на нее в молодости, когда только начинала ходить в храм и совсем не понимала, что попала на особую службу.

Я там услышала слова «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным». Преблагословенная суббота.

С тех пор я не пропускала ни одной Великой Субботы. К сожалению, обстоятельства у людей часто не позволяют ходить на все службы, но и не все стремятся к этому. Если стремиться, то можно было бы посетить максимальное количество служб на Страстной седмице.

Вечером на Страстную я хожу каждый день, а утром первые три дня, если есть случайные выходные дни. В Великий четверг всегда бываю на литургии в воспоминание установления Евхаристии Иисусом Христом. Я специально работаю в какой-то выходной день, чтобы утром в Великий четверг взять отгул и пойти на литургию. В этом году я работаю на Фомину неделю, чтобы пойти на службу в Великий четверг. Так же я поступаю, когда хочу пойти на литургию в любые другие великие праздники.

Я жена священника и, наверно, плохая хозяйка, потому что давно не пеку куличи, у меня нет на это ни сил, ни времени — их нам обычно дарят. А вот пасхи я делаю всегда, из года в год. Их я делаю в четверг после службы или доделываю в пятницу, (хотя отец Владимир Воробьев говорит, что все хозяйственные дела надо завершать до четверга, а потом только ходить на службу, но к сожалению в жизни так не получается).

Молодые матушки, которые сидят дома с детьми, с одной стороны, больше загружены работой по дому, с другой — они имеют возможность распределить время и ради детей и вместе с ними, ходить на службы. Они имеют больше возможностей готовиться к Пасхе. А все знают, что подготовка к празднику не менее важна, чем сам праздник. На Пасху все радуются, но всегда бывает некое огорчение, что прошел еще один год, кончилась еще одна Страстная седмица.

В советское время строй жизни был другой, но кто знал о богослужении Страстной и Светлой седмиц, тот старался побывать на них. Как на Пасху останавливали, не давая молодым людям приходить ко Христу в храм, это я помню.

Когда я работала участковым врачом, у меня был плавающий график работы. В первый раз после моего прихода в церковь, я помню, у меня в среду был вечерний прием, и утром в Великую среду я пришла на службу, совершенно не ожидая, что она будет такой бесконечно долгой: тогда читалось Евангелие, которое нужно было дочитать до конца (в Великий пост по типикону должно быть полностью прочитано Четвероевангелие, — прим. ред.) Это была первая Преждеосвященная литургия, на которой я вообще была. Это было начало 1980–х годов.

Отец Всеволод Шпиллер (настоятель храма Николы в Кузнецах, – прим. ред.) говорил с амвона о посте: «Многие спрашивают, как поститься в учреждениях? Если вы не будете кушать и станете злыми, то радости от этого поста не будет. Но вы должны понимать, что когда вы едите скоромное на работе, не делайте этого с легкостью, поскольку это грех, хотя и вынужденный.

Сейчас таких проблем нет, потому что можно выбрать любую еду, а тогда было сложно, потому что в учреждениях были стандартные обеды, которые не предполагали ничего постного. На тебя начинали обращать внимание и даже следить, если ты просил один гарнир. Известно, что рыбные дни были совсем не в среду и пятницу, а, наоборот, в четверг, наперекор церковной традиции.

Образ жизни жен священников от образа жизни других мирянок, пожалуй, не отличается. Может быть, только тем, что за своих жен батюшки особенно много молятся. Иногда прихожане чем-то могут помочь. Если муж не священник, а усердный христианин, то он тоже старается побывать на всех службах, а жена смиряется и остается дома. Что же делать — должен же кто-то смотреть за детьми? В каждой семье все очень индивидуально.

Матери в многодетных семьях (и матушки в том числе) годами сидят с детьми и годами не имеют возможности сходить в храм, кроме как с детьми. Конечно, они готовятся к Пасхе в бытовом смысле более тщательно, но они страдают из-за того, что у них нет возможности побывать на великих службах, потому что они не могут оставить детей. Я часто вижу, с какой радостью через много лет они приходят на великие службы Первой или Страстной седмицы — будто впервые. Маленький ребенок не может долго спокойно находиться на богослужении. Сейчас многие молодые семьи этого не понимают. Они в храм приходят к началу службы, потому у них молитвенный порыв. Маленькие дети не способны физически этого вынести ни по каким критериям: ни по времени, ни по возможности концентрировать внимание. Поэтому у малышей вместо радости появляется от службы тяжелое чувство ее неизбежности.

Многие матушки с детьми дома читают и поют тропари праздника или молитвы страстной седмицы, например «Чертог твой вижду Спасе мой украшенный…»

Кроме однотипных обязанностей, которые есть у всех, у матушки есть «ответственность матушки». Потому что много людей с ней общаются вольно или невольно семья священника всегда на виду.

 

Читайте также:

Страстная седмица: опыт многодетных

Матушка Светлана Соколова о семейных традициях Страстной седмицы

Ольга Любимова: передать детям радость

и другие материалы, посвященные Страстной седмице

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Вещи, памперсы, «газелька малыша» – и как еще помогают неимущим саратовские волонтеры
Услышать умирающего – готовы ли мы к этому и кому принадлежит право на смерть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: