О работе уникального книжного приюта, расположившегося прямо на улице, во дворе небольшого частного дома, раритетных изданиях, найденных в макулатуре, и необычных гостях рассказывает его хозяин Евгений Гинтов.

Посетителей книжного приюта на 1-й Красноказачьей улице в Иркутске зима не останавливает. Каждые выходные они спешат сюда, чтобы разжиться какой-нибудь новой, интересной, а может, и полезной книгой. Укутываются, утепляются, берут термос с собой — и вперед, а если случайно здесь оказался или своя «спецодежда» уже не помогает, хозяин Евгений Гинтов достанет два припасенных для таких случаев тулупа и еще можно будет посидеть, отвести душу. 

Обычно в такую ситуацию попадают совсем новички, можно сказать случайные прохожие, всех остальных Евгений заботливо предупреждает на страничке приюта в социальных сетях: «Чтобы уделить побольше времени поиску книг, не стесняйтесь, одевайтесь теплее!»

Вот завсегдатай приюта Алена и камусы — теплые оленьи сапоги — специально купила, чтобы так «гулять». А Зоя Васильевна, постоянный волонтер-библиофил, чтобы помогать Евгению в разборе книг, приходит сюда с термосом.

В книжном приюте

Разгуляться здесь есть где. За четыре года существования в приюте нашли пристанище около 70 тысяч книг. «Примерно по тысяче каждый месяц прибывает, — рассказывает Евгений. — И, если бы не было движения, уже и места в небольшой усадьбе размером всего три сотки совсем не осталось бы. А так еще можно изловчиться и построить несколько новых стеллажей». 

Чем сегодня и занимается Евгений. Он каждый выходной день в приюте, независимо от погоды, с 11.00 до 17.00 часов. Ему, кстати, мороз не страшен. Греться негде, и хранитель книг упакован в настоящую куртку для полярных экспедиций, в которой можно «спать на снегу». В ней спасаются полярники при температурах до минус 60 градусов. Да и чем не полярник Евгений, отправившийся в долгую экспедицию по сбору и сохранению книг.

Садишься в машину и едешь спасать

Началось все несколько лет назад.

Решил Евгений, по специальности криминалист, завести свое дело. Под него купил деревянный дом в центре города с тремя сотками земли. Хотел сделать автосервис для ремонта машин, но не срослось. Открылся здесь волею судьбы временный пункт приема макулатуры и… книг.

Первые экземпляры вытащил будущий хранитель книг из тюков, коробок и свертков приносимой сюда макулатуры. Тогда же появился в дальнем углу усадьбы первый стеллаж для книг. 

— Бывает, развернешь сверток, а в нем совершенно новые книги. Не читали никогда и выбросили. Или мимо мусорного контейнера идешь, целыми стопками стоят. Не мог пройти мимо, привозил сюда, на Красноказачью. В родном городе Братске никогда такого не видел и был поражен, что в культурном Иркутске такое отношение.

Евгений Гинтов

Еще не забыты времена, когда из-за одной книги люди месяцами макулатуру собирали, все обходили в поисках старых газет и бумажных отходов. Издания бережно хранили и с трепетом передавали из рук в руки. Макулатура — вроде бы отходы производства. Но вот насмешка эволюции, у нас макулатурой вдруг становятся книги, рассуждает Евгений. 

— Бывало, отдавали целыми библиотеками. Молодежи достанется квартира в наследство от бабушки-дедушки, библиотека им не нужна, звонят, предлагают забрать. Или ремонт делают и не видят в своем новом современном жилье места книгам. Часто книжные сокровища поступают из гаражей.

Наводят порядок, звонят - сразу целая машина. Причем часто вопрос ставят ребром: в течение двух часов не приедете, выбросим на мусорку. Садишься в машину и едешь спасать, жалко.

Не всегда, правда, после гаражей книги можно поставить на полку. Если есть грибок или плесень, каким бы замечательным ни было издание, идет в переработку, чтобы другие книги не заразить.

Недавно удалось спасти четыре дореволюционных издания. Долго над ними колдовали, уникальнейшие экземпляры были испорчены плесенью. Проветривали их, обрабатывали в камерах с формалином. Чтобы процедуру провести, специально договаривались со специалистами.

— А помните, с какой именно книги начался приют? 

— Помню первую книгу, которую оставил у себя в домашней библиотеке — «Винни-Пух», коллекционное издание на английском языке, выпущенное в Нью-Йорке. Себе неизменно оставляю краеведческую литературу о Байкале и Иркутске, редкие экземпляры книг. Есть, например, дореволюционное издание «Как выращивать розы» на немецком языке. За книгу об Иркутске 1947 года выпуска один коллекционер из Америки предлагал приличные деньги, но я отказал ему — не хочу, чтобы наши сибирские раритеты увозили за бугор, уверен, они здесь кому-нибудь пригодятся. 

Много разных книжных историй можно рассказать. 

Пушистые гости приюта

Автограф Распутина

Однажды в приюте, на книжных развалах, женщина нашла книгу В. Распутина «Уроки французского» с автографом автора. Необычное издание, подарочное. 

Сразу всплыли в памяти школьные годы. У меня к Валентину Распутину особое отношение. «Уроки французского» — первое художественное произведение, которое я вне школьной программы прочитал и сразу полюбил его. Книгой меня наградили в девятом классе за хорошую учебу. Я все время мечтал у Валентина Григорьевича автограф взять. Думал, живу в Иркутске, писатель здесь часто бывает, нет ничего невозможного, но не успел. А тут такое – настоящий автограф. Завидовать не привык, порадовался за женщину. Она счастливая с книгой домой пошла. 

Евгений Гинтов с книгами Валентина Распутина

Но жизнь непредсказуемая штука, спустя какое-то время оказались в моей библиотеке почти 70 книг из личной библиотеки Валентина Григорьевича с личными автографами авторов и пожеланиями писателю. Теперь о другом мечтаю: встретиться с каждым из них и записать видеовоспоминания о великом прозаике.

Раритетных изданий — полки три

А вот еще одна история.

Однажды я заболел и, пока посетителей в книжном приюте не было, решил сходить в аптеку. Возвращаюсь, смотрю, у ворот пакетик стоит, а в нем аккуратно завернуты четыре тома издания 1864 года под названием «Как жить в гармонии с природой и лечиться без лекарств». В них все: от массажа глаз до советов по питанию. Представляете? Хочешь верь, хочешь не верь в материальность мира. И это не самая старая книга, которая появилась у нас в коллекции. Есть еще 1819 года, названия, к сожалению, не помню, а вот год врезался в память. Находили ноты довоенного издания 1923 года и даже рукописные, с пожелтевшими от времени страницами, пометками. Передали их в краеведческий музей.

А на тех выходных принесли книгу 1929 года. Видишь цифры, представляешь эпоху. Раритетных изданий полки три собралось. По ним, возможно, в дальнейшем будем лекции читать.

Приют очень быстро разрастался, я не успевал сколачивать стеллажи.

За четыре года и мой собственный дом тоже превратился в библиотеку. Сейчас в домашней коллекции около 7000 книг.

Евгений придумал собственную конструкцию книжных стеллажей

Когда стало понятно, что одним-двумя шкафами не обойтись, Евгений придумал собственную конструкцию стеллажа — что-то вроде кабинки, так наиболее полезно используется пространство и книг визуально можно больше охватить. 

Деревянный стеллаж нужного размера проще сделать самому, да и книгам удобнее на дереве, а не на металле. Боксы закрываются шторами, чтобы книги не мокли и не пылились. Посмотреть, как здесь все устроено, приезжают букинисты со всей страны.

«Российские города потеряли свое лицо». Почему в Иркутске люди выходят красить фасады домов
Подробнее

Книги не хранятся в стеллажах просто так, расставлены по алфавиту и разобраны по темам, отраслям знаний и жанрам: проза, поэзия, фантастика, зарубежная классика, медицина, учебники и учебная литература, техническая литература, хобби. Кулинария, религия, психология, домоводство. Чего только не встретится. Есть экзотические полки — японская кухня, например. Еще целый контейнер русской классики.

— Контейнер покупали всем миром специально для многотомных изданий, собраний сочинений. Кинули клич на страницах приюта в социальных сетях, сделали сюжеты на телевидении, деньги, 110 тысяч рублей, потихоньку собрались. Контейнер везли из Куйтунского района, ждали несколько месяцев, целая эпопея получилась, но зато русской классике теперь ничего не угрожает.

Пока все издание соберется, может и полгода пройти. А человек ищет какое-нибудь произведение конкретного автора, просто выдергивает том и забирает его. Уследить за каждым гостем невозможно, проще попросить. 

Книжный приют

Так на контейнере появилась надпись: «Друзья! Собрания сочинений — это дружная семья из книг, пожалуйста, не разлучайте их!»

О крыше можно только мечтать

— Подарили однажды приюту хороший военный брезент. Хотели зимой им вход в контейнер с русской классикой завесить, чтобы людям, находящимся внутри, было теплее книги перебирать, не довелось. Летом он у входа в старом чемодане лежал, украли. Мы в полицию позвонили, камеры наружного наблюдения соседних учреждений просматривали. Но та, которая была направлена на наш участок, оказалась нерабочей. Лучше бы они целую кабинку книг унесли, чем брезент забрали. Где теперь такой найдешь? Обидно. Открываешь двери для людей на полном доверии, а они вот так.

По-хорошему, конечно, все книги нужно было бы под капитальную крышу, но пока о ней можно только мечтать. Очень дорого платить за аренду, а строить — тем более. Хотя с мечтой этой Евгений не расстается и верит, что когда-нибудь она станет реальностью.

— Содержание приюта в усадьбе тоже выходит в копеечку. Материалы купить, новые стеллажи построить, машину заправить — нужд всевозможных хоть отбавляй. Нынешним летом построили пол на 40 квадратных метров, новые кабинки поставили. А на будущий год, как потеплеет, начнется здесь большая стройка: 24 новых кабины собираемся поставить, столы соорудить и будем здесь устраивать интеллектуальные игры и шахматные турниры для детей, проводить всевозможные лекции.

Книжный приют

На развитие каждый месяц Евгений откладывает понемногу деньги из собственной зарплаты. Часть средств набирается за счет символической платы за книги: 50 рублей и ты хозяин абсолютно любого издания, независимо от его толщины и состояния.

Все построено на доверии

Сначала Евгений абсолютно бесплатно раздавал книги всем желающим. Пока не подметил одну особенность. 

— Придут «книголюбы», наберут сумки книг, а потом через какое-то время назад их приносят и пытаются мне же в качестве макулатуры продать, купи, говорят, хотя бы недорого. У меня память профессиональная, фотографическая, если один раз человека увижу, надолго запомню его. Про книги и говорить не приходится. Если в руках держал, никогда не забуду.

Последней каплей стала история с детским домом. Отобрал около ста хороших детских книг и привез сиротам, думаю, пусть читают. Через какое-то время мне позвонили, мол, приезжайте, забирайте вторсырье. Приезжаю по указанному адресу — знакомый детский дом и книги, которые даже распаковать не потрудились. Персонал меня тоже узнал, стоят красные, переминаются с ноги на ногу.

Я книги свои забрал и решил, что нельзя больше так, у каждого издания должна быть цена, хоть и символическая. Теперь, чтобы взять книгу, нужно заплатить 50 рублей.

Но у нас не так, как в аптеке, — уточняет Евгений. — Все построено на доверии. Народ приходит, выбирает книгу, бросает в коробочку деньги, мы не пересчитываем. А если у кого-то возможности нет, не требуем платы. Все, что заработаем, идет на развитие приюта.

А еще книгу можно просто заслужить своими добрыми делами.

В приюте рады каждой свободной паре рук

Бывает, ребятишки сюда целыми классами приходят, чтобы какое-нибудь произведение по школьной программе посмотреть. Если находится, просим помочь в сортировке. За помощь — в подарок книгу. Так же со взрослыми. Помогаешь в приюте — получаешь купон на книгу.

На Байкал поедем и в приют завернем

Пока мы разговаривали с Евгением, народу стало еще больше. Девушка пошла к стеллажам с фантастикой и тут же вернулась назад с целой стопкой книг. Я присмотрелась — Ник Перумов. 

— Любите фантастику? — спрашиваю.

— Не я, мой муж, для него стараюсь. Наверное, обалдеет, когда увидит.

Евгений рассказал, что очень часто спрашивают старые журналы. 

«Люди выбрасывают – мы подбираем». Рыцари, бульдозер и живые котята в мешках – что попадает в «музей на свалке»
Подробнее

— Народ ностальгирует, особенно старшее поколение. От них больше всего восторгов по поводу приюта. Придут, перебирают методично. 10-20 лет назад потеряли книгу, которую дорогой им человек подарил, или из детства помнится, и представьте, находят. 

Словно в подтверждение к Евгению подошел пожилой человек, лет 60:

— У вас есть журналы «Огонек» большого формата, в них целая эпоха, а сколько фотографий Леонида Брежнева со съездов!

Но отдельной полки с «Огоньками» пока нет. Чтобы что-то подобное найти в книжных развалах, нужно очень постараться.

В книжном приюте всегда много гостей, особенно летом. Про него хорошо знают по всей России и даже за границей. 

Приезжают и приходят. Кто-то в путешествие собирается, а заодно сюда. Пишут: у нас галочка про вас стоит, на Байкал поедем и в приют обязательно завернем.

Книжный приют летом

Побывали в книжном приюте зарубежные гости. Немецкий режиссер Томас Юнкер в 2018 году. Снимал фильм про Россию и про нас сюжет сделал, пригласил в Мюнхен пиво пить. Из Австрии, города Брегенца, заезжал пенсионер — Генрих Ойген Валлер. Учит русский язык в иркутском институте. Почему выбрал наш город, непонятно, ближний свет. Пришел, засвидетельствовал почтение, пригласил в Австрию. Приезжай, говорит, к нам, комнату дадим, экскурсии организуем. Японский режиссер Томодзи Катаяма про Иркутск фильм снимал, и мы туда попали. Угостил японскими сладостями, коллекционный диск в подарок прислал. А поляки, которые были в гостях, в наших развалах польские детские книги нашли. Взяли с собой. Не перестаю удивляться, столько километров проехать автостопом через всю Россию и найти здесь родную литературу.

Книги в Европе — дорогое удовольствие, да и у нас недешевое, только мало кто вникает в книжную экономику. Удивляются иностранцы, все время спрашивают: как вам удалось настолько доступной сделать книгу?

Дальше грамоты дело не пошло

Нынешним летом Евгений совершил свою первую книжную экспедицию по деревням Иркутской области. 3200 экземпляров развезли. Финансирование в сельских библиотеках никудышное. «Тысячу дадут на подписку детского журнала, и все, — жалуются библиотекари. — Фонды совсем не обновляются, новых книг не поступает». 

— Поехали мы по деревням. Каково же было удивление, когда встречались те, кому книги наши были не нужны. В одну деревню заедешь — люди радуются, грамоту вручают, банку молока с собой дают, в другой — глаза поднять не хотят, мол, проезжайте мимо.

С благородной миссией проехал Евгений по деревням больше двух тысяч километров. Проехал бы и больше, да старый грузовичок слишком длительные поездки не выдерживает, и на бензин Евгений тратит собственные средства.

Старый грузовик Евгения

Пожертвования, которые оставляют посетители, бережно откладываются на стройматериалы для новых стеллажей и новый грузовик. «Насобирали уже больше двухсот тысяч за два года. А на модель 2000-х годов надо не меньше восьмисот, так что нам еще копить и копить», — вздыхает Евгений.

За годы своего существования книжный приют стал незаурядным островком городской культуры, необычным явлением культурной жизни города. Вот только оценить его роль в полной мере власть имущие не смогли.

«Дети просят плюшевого мишку, а не айфон». Выпускница детского дома учит сирот верить в себя и Деда Мороза
Подробнее

Дальше грамоты за культурное подвижничество дело не пошло. Но каких только регалий не надавали Евгению.

В 2018 году — он стал персоной года, попав в список федерального портала «ГодЛитературы.РФ», в 2019-м — получил премию «Книжный червь».

В Иркутской области хранитель книг тоже отмечен: в 2017 году его внесли в книгу рекордов Иркутской области, а 2018 году сделали «Социальной звездой» Иркутска (церемония общественного признания), вот только радости все это не добавляет.

— Приходили застройщики, предлагали квартиру за участок, либо участок в промышленной зоне далекого Ленинского района. А вот в цокольный этаж в случае возведения объекта пустить не захотели. «Нам этого не надо!» — вот и весь ответ.

И продолжают книги жить на улице, дожидаться своего читателя, несмотря на стужу и зной.

— Книжный приют должен быть доступен для людей, одну-две остановки проехал — и на месте, либо в пешей доступности, — убежден Евгений. — Так что будем жить здесь. Конечно, очень хочется, чтобы книжный приют расположился в красивом трехэтажном особняке. На первом этаже — теплая читальня, сюда приходят все желающие; на втором — бесплатный книжный хостел для путешественников — любителей книги. Они общаются между собой, делятся впечатлениями об увиденном и прочитанном, пьют чай, приглашают на свои встречи любопытных, а на третьем этаже живу я — хранитель книг и, когда мне скучно, спускаюсь вниз, чтобы развеяться, узнать что-то интересное и набраться сил на новые необычные проекты.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.