Ежегодно в России на свалках оказывается 17 млн тонн продуктов, годных к употреблению. Спасая всего 5% от этого объема, можно обеспечить едой всех россиян, живущих за чертой бедности — это 18–20 млн человек. Однако этому не способствует ни законодательство, ни культура потребления. Корреспондент «Правмира» Наталья Костарнова выяснила, что происходит с едой в России, и поговорила с теми, кто ее спасает — от экопредпринимателей до фриганов. 

Летом в группы в социальных сетях Казани попало видео, на котором девочка лет пяти, сидя в мусорном контейнере, подает двум женщинам продукты, вероятно, выброшенные из близлежащего магазина. Полиция собиралась найти участников происшествия и возбудить дело по статье «Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей». Жители города разделились на тех, кто призывал наказать женщин, и тех, кто сочувствовал бедственному положению семьи.

Почти 20 млн человек в России живут за чертой бедности. По данным ВШЭ, 8% россиян не хватает денег даже на покупку еды, это порядка 12 млн человек. При этом в России ежегодно выкидывают 17 млн тонн пищевых отходов, по оценкам ТИАР-Центра и РАЭК. Это не финальная цифра, как объясняет вице-президент фонда продовольствия «Русь» Анна Алиева-Хрусталева, потому что исследование охватило только этапы продажи и потребления, а есть еще выращивание и производство, на которых также много потерь. 

В мире ситуация не лучше: ежегодно на свалках оказывается не менее 20% всех произведенных продуктов — около 884 млн тонн. Где-то эту проблему удается решать, где-то, как в России, этому не способствует ни законодательство, ни уровень культуры потребления, а небольшие изменения удаются только благодаря отдельным проектам и активистам. 

Почему еда попадает на свалки

Причин, почему хорошие продукты оказываются на свалках, много. Прежде всего это связано со сроками годности. 

Продукты с истекшим сроком годности по российскому законодательству положено утилизировать, причем с помощью специальных компаний. Бизнесмен из Екатеринбурга Иван Зайченко пытался бесплатно раздавать просроченные продукты, выставляя их на специальную полку в своих магазинах «Жизньмарт».

«Многим, чтобы поесть, приходится копаться в мусорных контейнерах, выгребая просроченные продукты, выброшенные магазинами. Не знаю, нарушаем ли мы так какие-то законы или нет, но надеюсь, что это хоть кому-то поможет сохранить человеческое достоинство и при этом остаться сытым», — написал бизнесмен у себя в фейсбуке.

Инициативой сразу же заинтересовался Роспотребнадзор Свердловской области. Ведомство обязало магазин списать и выкинуть всю некондиционную продукцию и назначило штраф, по словам Зайченко, не менее 100 тысяч рублей.

Но выброшенной оказывается не только просроченная еда.

Практически все крупные производства делают продуктов больше, чем могут продать торговым сетям, и почти все торговые сети закупают больше, чем в результате продают.

Разница всегда отправляется на свалку. 

Анна Алиева-Хрусталева

— По некоторым молочным продуктам период реализации может составлять не менее 7–8 дней, и в случае, если у нас остается на производстве сметана или молоко со сроком годности 6 дней, магазин их просто не принимает. При этом хорошо организованная логистическая схема — правильная транспортировка, быстрая раздача — позволяет тут же забрать товар у производителя и со сроком годности, например, пять дней отдать молоко нуждающейся семье, — рассказывает Анна Алиева-Хрусталева, вице-президент фонда продовольствия «Русь».

Бывает, на производстве происходит ошибка, например, консервные банки могут деформироваться, — продолжает она. — Конечно, в этом случае, прежде чем продукт передается на благотворительность, технологи оценивают степень деформации. Кроме того, возникают сезонные стоки: например, мороженое осенью и зимой или куличи после Пасхи.

На утилизацию отправляют вчерашний хлеб из пекарен, непроданную к закрытию кафе пиццу, тонны овощей и фруктов, потерявших товарный вид, и даже одинокие бананы. Продуктов, оказавшихся на помойках, хватило бы, чтобы прокормить 30 млн человек — в полтора раза больше, чем россиян, живущих за чертой бедности. 

— Но вместо этого почти все невостребованные продукты попадают на полигоны ТБО и свалки, где загрязняют почву, воду и воздух, выделяя токсины и парниковый газ, — говорят авторы исследования ТИАР-Центра и РАЭК. 

«Банк еды». Спасти и раздать

Фонд продовольствия «Русь» — первый в России «банк еды». Они забирают продовольственные излишки на производствах, заводах и складах по всей стране и раздают их нуждающимся, в первую очередь семьям с детьми и пенсионерам. В 2019 году они перераспределили почти 6 тысяч тонн еды.

Завтраки для детей и бабушка с печкой. Зачем продовольственный банк спасает продукты от уничтожения
Подробнее

— Мы не можем повлиять на неправильную логистику, на ошибки в производстве, на то, как человек ведет себя дома, если он не имеет возможности и стремления к рациональному потреблению. Но мы можем повлиять на то, что происходит на этапе производства и продажи. Мы уже наладили работу с производителями. Впереди стоит еще одна амбициозная задача — такую работу вести с магазинами и торговыми сетями, — говорит Алиева-Хрусталева. 

Подключать магазины сложно из-за российского налогового законодательства, объясняет вице-президент фонда. До июня 2020 года действовал закон, по которому компания, если она отправляет, например, тонну продуктов с хорошим сроком годности на свалку, не платит с них налог на прибыль и может вернуть НДС; но если та же компания ту же тонну продуктов отдает на благотворительность, она платит налог на прибыль в размере 20% и не может вернуть НДС, который составляет 10–20%. 

В период пандемии проблема обострилась. В фонд стали обращаться не только малоимущие, но пожилые люди, которые не имели возможности ходить в магазин, семьи, лишившиеся стабильного заработка. Президент фонда продовольствия Юлия Назарова рассказала о проблеме и налоговом барьере Владимиру Путину во время его встречи с предпринимателями. В результате налог на прибыль для жертвователей убрали, но оставили налог на добавленную стоимость. 

— Компаний, которые после этого резко захотели бы с нами сотрудничать или передавать больше, не так много, как хотелось бы.

Конечно же, выбирая между тем, чтобы выкинуть и ничего не платить и отдать на благотворительность, заплатив 20%, бизнесмены в большей степени выбирают первое, — говорит Анна.

В фонде подсчитали: для того чтобы накормить всех людей, живущих за чертой бедности (18–20 млн человек), нужно примерно 1 млн 200 тонн продуктов. Спасая столько в год, они смогут каждый месяц передавать по 5 килограммов еды каждому нуждающемуся, будь то ребенок, взрослый мужчина или пенсионер. 

Анна Алиева-Хрусталева считает, что это хотя и не решает проблему бедности, но сильно облегчает жизнь российским семьям, позволяя освободить ресурсы на другие нужды — например, одно из исследований Росстата показало, что у трети российских семей не хватает денег на обувь. 

Волонтеры. Спасти и накормить

Ответом на экологические проблемы и социальную несправедливость, когда тонны еды гниют, а миллионы при этом голодают, стал фудшеринг — экологическое движение, которое помогает организациям перестать выбрасывать еду, а людям — получать ее бесплатно. Движение появилось в Германии в 2012 году и уже через три года пришло в Россию. Опираясь на немецкий опыт, москвичка Анна Успенская организовала проект «Фудшеринг.ру». 

Анна Успенская

Волонтеры начинали с того, что рассказывали о проекте и предлагали отдавать непроданные остатки: приходили в магазины сами, писали письма, через общих знакомых связывались с администраторами и владельцами. Большая часть организаций отказывала. Одни, по словам Успенской, просто не хотели ввязываться, так как такое пожертвование нельзя оформить юридически, другие боялись, что после этого часть продуктов будут забирать продавцы. 

Но чем больше людей узнавало о фудшеринге, тем проще было работать. В последние годы, говорит Анна, они не ищут никого сами, а только обрабатывают новые предложения от организаций. 

В месяц волонтеры проекта спасают около 15 тонн еды (145 тонн за 2019 год). Благодаря этому каждый день несколько десятков семей получают продуктовую помощь в том объеме, который могут использовать за 1–2 дня. 

Анна рассказывает, что волонтеры делятся на две категории. Это те, кто сам нуждается в бесплатной еде: многодетные, молодые пенсионеры, люди с активной жизненной позицией, у которых есть возможность самим ездить, забирать и раздавать, но экономия на продуктах для них достаточно важна; и таких людей больше. Вторая категория — чистые волонтеры, молодые люди, студенты, которым небезразличны проблемы экологии.

— Волонтер не обязательно сам должен быть нуждающимся, но большую часть продуктов он должен раздать тем, кто нуждается в помощи — малообеспеченным, пенсионерам и так далее. Это правило появилось, потому что мы увидели, что организации в этом заинтересованы, — рассказывает Анна.

Саша Легкая

Параллельно с московским «Фудшеринг.ру» в Петербурге развивался проект «Отдам еду даром». Его придумала активистка Саша Легкая, когда искала, куда бы пристроить вегетарианскую еду, оставшуюся после ее дня рождения. Сейчас это самая многочисленная группа во «ВКонтакте» (почти 70 тысяч участников), где люди на безвозмездной основе делятся друг с другом продуктами. Это могут быть арбузы с овощебазы, половина коробки шоколадных конфет и даже чайный гриб. Правилами группы запрещено отдавать только мясо, так как это может быть небезопасно. 

По словам Александры, она не занималась развитием группы, люди присоединялись сами по мере того, как движение становилось популярнее. 

У фудшеринга «Отдам еду даром» есть несколько параллельных проектов. Например, «Помощь за еду» — группа, которую Александра создала, когда увидела, как много людей не хотят брать продукты бесплатно, но предлагают свою помощь, и «Еда без границ» — каждое воскресенье активисты готовят обеды из тех продуктов, которые обычно отправляются на помойку, и бесплатно раздают их всем, кто пришел. 

Экобизнес. Спасти и заработать

Формат работы фудшеринг-организаций и сервисов может быть разным. Часть из них — коммерческие проекты, которые зарабатывают на рациональном распределении еды. Например, Eatme — приложение, которое позволяет кафе, пекарням и ресторанам распродавать остатки с большой скидкой, или экокейтеринг «Еда спасет мир». Они забирают у магазинов, пекарен и производств свежие продукты, которые те не успели продать, и готовят из них закуски для мероприятий.

— Возьмем какую-нибудь лавку, она находится в пафосном районе, и там продаются овощи по 300 рублей за килограмм. Человек не захочет платить 300 рублей, если перец слегка помят, — рассказывает повар проекта Илья Шапиро. — Соответственно, все это отдают нам, потому что не могут реализовать. Самого печального вида продукты — те, которые мы забираем с овощебазы, там приходится перебирать: из мешка картошки половину выкидываем, половину обрезаем, моем и готово. 

«Беднеем, но медленно». Эксперты об относительной, абсолютной и субъективной бедности в России
Подробнее

Также есть куча пекарен, которые нам отдают выпечку: люди не покупают вчерашний хлеб, хотя по сути с круассаном ничего не будет и багеты прекрасно живут дня три-четыре, — продолжает он.

Кейтеринг из спасенных таким образом продуктов заказывают люди, которым небезразлична экология — те, кто хочет, чтобы после их мероприятия не осталось «следов». Экокейтеринг работал с «Газпромом», готовил для санкт-петербургского аэропорта «Пулково», часто сотрудничает с иностранными компаниями, потому что им, по словам Ильи, «эта тема ближе».

На одном из недавних мероприятий — это была свадьба на 16 человек — проект спас 10 килограммов еды, которую собирались отнести на помойку. Это, говорит Илья, средний показатель. Фуршет на 70% готовят из «спасенной» еды, остальное докупают. Независимо от того, куплен продукт или отдан бесплатно, его используют на 100%, например, не выкидывают картофельные или тыквенные очистки, а варят из них бульон, добавляют в крем-суп или делают конфитюр. 

Цену на свои услуги участники проекта рассчитывают исходя из того, что спасти еду — это тоже работа, не считая времени и сил, которые тратят на приготовление блюд. 

— К тебе не просто приезжают красивые помидоры. Ты должен за ними съездить, перебрать, обработать, сохранить и так далее. Поэтому 300–350 рублей в час на человека — это минимум, на который мы согласны, — говорит Илья. 

Дома Илья Шапиро также внимательно относится к еде — морозит очистки от овощей, чтобы потом сделать из них бульон, и осознанно подходит к покупкам. Он объясняет: 

— Мне комфортно, когда холодильник почти пустой, потому что если он полный, значит, что-то точно пропадет. Проще всего составить меню на неделю и с ним ходить в магазин либо брать базовые продукты. Привычка не покупать ничего лишнего понемногу переходит на все остальное: на вещи, технику и так далее. Почти все можно переосмыслить. 

Фриганы. Спасти и не ходить в магазин

Людей, которые добывают еду в мусорных баках, можно увидеть практически в каждом российском городе. И если бездомные и пенсионеры делают это от безысходности, то фриганы — из идейных соображений.

20-летняя Лиза из Уфы (имя изменено по просьбе героини) уже месяц не ходила в магазин, потому что питается тем, что находит среди отходов. Лиза — фриган и сторонник неолуддизма — течения в современной философии и культуре, критикующего влияние научно-технического прогресса (особенно в области компьютерных технологий) на человека и общество.

Практиковать фриганство, то есть стиль жизни, отрицающий принципы потребительства, Лиза начала два года назад. С тех пор она ходит по помойкам возле многоэтажек и супермаркетов. На вопрос, как часто, отвечает, что «по желанию». 

— Беру все, что хорошо лежит: одежда, еда, техника. То, что нельзя съесть, можно переработать и приготовить что-нибудь. Например, из кефира я делаю сыр. Одежду, как правило, продаю или обмениваю. Людям обычно все равно, что мы делаем. Хотя один раз проходил мужчина, когда мы собирали одежду, и сказал, что у него дома много ненужных вещей, спросил, как он может их передать. Мы дали ему адрес организации, которая занимается благотворительностью, — рассказывает Лиза.

Новый год без пакетов и лишних покупок. Экопривычки – как их завести и с чего начать?
Подробнее

Девушка фриганит не из экономических соображений, хотя «деньги лишними не бывают», а из идейных. Сейчас она работает программистом, но как неолуддит в ближайшем будущем планирует переехать в деревню и заниматься сельским хозяйством. 

— Считаю, что индустриальная революция — это худшее, что произошло с человеческим обществом. Мне нравятся идеи Германа Стерлигова. Но пока нет возможности переехать из города, я могу пользоваться каменными джунглями. Иногда выхожу на «субботники» с активистами моего города, мы собираем мусор. Родственникам про фриганство я не говорю. А друзья относятся положительно, у меня много «зеленых» друзей.

В магазин Лиза ходит за моющими средствами, антисептиками, средствами гигиены, приправами. Больше, по ее словам, можно ничего не покупать, даже запакованные мусорные пакеты можно достать бесплатно, а сахар, соль и кофе довольно часто выбрасывают из-за того, что нарушена целостность упаковки.

19-летний Л. из Санкт-Петербурга начал фриганить также два года назад, когда «завел контакты с субкультурными ребятами, которые и открыли потаенные данные этого процесса». Сначала Л. как человек, воспитанный в условиях среднего достатка, стеснялся активно разыскивать еду в мусорных баках, но со временем влился в процесс.

— На самом деле распознать фригана на улице бывает не так просто. Конечно, есть хиппи или панки, которые так или иначе хотя бы раз фриганили. Однако фриганом может оказаться и какой-нибудь обычный прохожий, например, опрятный студент или подросток. Зачастую у них для этого дела есть сменная «рабочая» одежда. Лично я во время своей активной «работы» еще получал образование, — рассказывает Л. 

У фриганов может быть различная техника: кто-то ходит один или небольшой компанией по району, а кто-то может собраться большой группой и пройтись по «прибыльному» маршруту. Как правило, в обычной мусорке вряд ли можно найти что-то съедобное, поэтому приоритетными целями становятся баки у магазинов, кафе, престижных ЖК. 

— Бытует мнение, что в помойке может оказаться только испорченная еда, особенно у петербуржцев, у которых еда, после известных исторических событий, обычно носит особый статус. Однако могу заверить, что продуктовые магазины спокойно выбрасывают хорошую еду по самым разным причинам, пример — поврежденная упаковка, потеря товарного вида. 

Так что какими бы трагичными ни были видео в интернете, где работники «Пятерочки» выносят списанные продукты на помойку к толпе пенсионеров, им совсем необязательно может достаться просрочка, — продолжает Л.

— Я питался некоторое время за счет одного «Магнита». Там я получал не только здоровую пищу, но и некоторые приятные бонусы, например энергетики с утратившей товарный вид упаковкой. Рестораны же, к примеру, выбрасывают не столько просроченную еду, сколько недоеденную.

На помойке он находил не только еду, но и одежду, новую обувь, технику, например светильник и практически новые наушники, которыми пользуется до сих пор.

— Делаю я все это чисто из идейных соображений. Это не какой-то протест или еще что-либо в этом роде. Это скорее ответная реакция после осознания того, как беспечно люди обращаются с едой и вещами, когда на планете есть столько нуждающихся, — говорит Л. 

Магазины. Излишки — на корм животным

Лиза и Л. рассказали, что мешают фриганам разве что сотрудники магазинов, и то не всегда. Л. помнит, как продавцы «Пятерочки» вынесли им списанные мешки картофеля. 

«Правмир» отправил запросы в крупные торговые сети, чтобы узнать их позицию.

Х5 Retail Group («Пятерочка», «Перекресток») считает, что переработка продуктов, потерявших товарный вид и форму, в корм для животных, на удобрения, биогаз будет полезна как для экологической ситуации в стране, так и для поддержки фермеров, предпринимателей и организаций, которые заинтересованы в такой продукции (зоопарки, питомники, производители удобрений и так далее).

«Всю зиму ела одну гречку». Как прожить на минимальную пенсию
Подробнее

— В прошлом году «Пятерочка» и «Перекресток» передали в порядка 20 фермерских хозяйств по всей стране около 45 000 тонн продукции, утратившей товарный вид до истечения срока годности. Помимо этого, для минимизации объемов пищевых отходов, торговые сети повышают точность закупки, а в торговой сети «Пятерочка» уже несколько лет действует система скидок на продукцию, срок годности которой подходит к концу. Такие товары получают специальную маркировку, их стоимость в среднем снижается примерно на 20%, но по отдельным наименованиям — на 40%, — ответили в пресс-службе.

В «Магните» положительно относятся к инициативам по сокращению продовольственных потерь как в части товаров с истекающим сроком годности, так и с истекшим. 

— В частности, мы приветствуем принятые недавно поправки в Налоговый кодекс, позволяющие компаниям жертвовать продукты с истекающим сроком годности на благотворительность. Это позволит развивать практику передачи товаров социально ориентированным некоммерческим организациям. 

Что касается товаров с истекшим сроком, то инициатива по их передаче в качестве ценного ресурса для изготовления кормов для животных может способствовать развитию отрасли переработки (утилизации) пищевой продукции и снижению объема отходов. Кроме того, упрощение механизма использования продукции в качестве кормов может поддержать деятельность [зоозащитных организаций], — написали представители торговой сети.

При поддержке Фонда президентских грантов
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.