«Что ты тут разлетался? Ну-ка, кыш отсюда!» — вот что должна сказать настоящая мать коронавирусу. Смешно и странно, не правда ли? Тогда почему мы считаем, что всесильны, чтобы управлять детьми, их учебой, своим здоровьем, идеальным порядком в делах и вещах? Откуда берутся такие фантазии и к чему они могут привести, объясняет психолог Людмила Петрановская. Во время прямого эфира в Zoom она ответила на вопросы читателей «Правмира».

— Что делать, чтобы не дойти до ситуации морального истощения во время карантина? 

— Во-первых, все-таки облегчает жизнь некоторая структурированность. В ситуации некоторой сенсорной депривации сливаются будни, выходные, вечер, рабочее и нерабочее время. Возникает такой эффект дня сурка, когда время становится не структурированным, каким-то сплошным — из-за этого некомфортно.

Все-таки наша психика адаптирована к тому, что у нас есть некая цикличность — годовая, недельная, суточная цикличность. Есть некоторые периоды, сменяющие друг друга. Когда все это в кашу сливается, то очень скоро мозг вообще перестает понимать, какой сегодня день, сколько сейчас времени, что я успел, что — нет, где я нахожусь?

Происходит такая дезориентация, как в темной комнате, где абсолютно темно и ты не понимаешь, где что находится.

Поэтому любая структурированность облегчает ситуацию. Она не должна быть уровня казармы, что все по свистку минута в минуту, но некая нужна. Например, отделить выходные от будней, что-то не делать в субботу и воскресенье. Отделить рабочее время от нерабочего. В 8-9 вечера, даже если человек работает дистанционно, все выключается, и дальше он с семьей пьет чай и смотрит кино.

Все равно мы когда-то идем в магазин, заодно гуляем какое-то время. Какое-то время мы завтракаем, обедаем, купаемся — хоть какие-то вехи, которые позволяют мозгу структурировать это временное пространство.

Дальше очень важно, чтобы время для отдыха и время для каких-то приятных занятий было выделено заранее и было, что называется, легальным. Это известный принцип, когда мы какое-то приятное занятие или отдых урываем. И чувствуем — я должен делать сейчас что-то другое, а вместо этого сижу, например, листаю журнал. Лучше 15 минут листать его легально и знать — у меня пауза, 15-минутный отдых. Это намного больше даст вам, чем 45 минут, в течение которых каждую секунду дергаешься и думаешь: «Вообще-то я сейчас должна не журнал листать, а что-то полезное делать».

«Мы входим в зону риска». Людмила Петрановская — о том, как пережить самый сложный период самоизоляции
Подробнее

Ты можешь в таком режиме урывания, как бы воровства, ничего не делать и два часа, и два дня, и не будет ни отдыха, ни продуктивности. А в режиме легальном — сейчас у меня отдых, я в 8 часов прекращаю работу, или я два часа ничего не делаю. Эти два часа могут дать гораздо больше для восстановления и для улучшения настроения, чем два дня болтания вроде бы без дела, но и без удовольствия.

Поэтому структурирование в данном случае очень помогает. Очень важно, чтобы у человека было понимание, когда у него будет этот отдых. Известный феномен, много раз описанный, про то, что отдых и вообще приятные какие-то впечатления начинают работать как ресурс задолго до реализации. Известно, что, например, если человек в ожидании отпуска, то уже за месяц до отпуска у него улучшается настроение и состояние, потому что он уже ждет отдыха, это его перспектива.

Соответственно, если я точно знаю, что во вторник и пятницу вечером у меня личное время, мы договорились, что папа берет на себя детей, а я два часа буду делать, что хочу — в ванне лежать, читать, вязать, спортом заниматься, что угодно, то это время начинает на меня работать. Не только в то время, когда я это делаю, но и между.

«Я устал от самоизоляции». Психолог Екатерина Бурмистрова — о том, как себе помочь
Подробнее

Если сегодня среда, но я знаю, что личное время у меня было вчера и будет в пятницу, то мне легче пережить среду. Если личное время у меня будет, может быть, даже в большем количестве, но когда его удастся урвать, то сам стресс от этого «урывания» очень сильно сводит на нет эффект от отдыха и восстановления.

Поэтому если мы относимся к этим ситуациям отдыха как к важной, обязательной части жизни, как к таким же делам, как и все остальные, намного больше от них отдачи идет.

— Что делать с чувством материнской вины за свою «неидеальность». За то, что на столе — пельмени, сосиски или вчерашний суп, дети смотрят планшет, а ты не можешь найти в себе сил ни на что? Как многие говорят, выучить китайский на самоизоляции, уборку сделать…

— Известно, что оборотная сторона чувства вины — это некая фантазия о том, что ты просто не постарался, а если бы сделал это, то мог бы выучить китайский. Я разговаривала со своей знакомой, которая занималась этим делом, она говорила, что само словосочетание «выучить китайский» у нее вызывает приступ смеха, именно сочетание этих слов — выучить и китайский, просто забавно.

— Взял и выучил, поднапрягся и все.

— Да-да, именно захотел бы — сделал бы. Это некая фантазия о собственном всемогуществе, о том, что если бы ты хотел, ты мог бы вообще эпидемию остановить.

Если бы была настоящая мать, то ты бы как-то сказала этому коронавирусу: «Что ты тут разлетался? Ты что, обалдел? Ну-ка, быстро кыш отсюда!» — и он бы немедленно послушался.

Понятно, что это отдает чем-то анекдотическим и безумным.

Но все остальные фантазии не сильно от этого отличаются. Фантазия о том, что можно быть эффективным и продуктивным 24/7; фантазия о том, что можно управлять поведением своих детей; о том, что можно управлять здоровьем своих детей и собственным; фантазия о том, что все должно получаться, все должно быть на уровне — если честно, не сильно отличаются от фантазий о том, что можно дунуть, плюнуть и прогнать коронавирус. Я бы присматривала за своей фантазией о всемогуществе.

Понятно, что фантазия о всемогуществе тоже не первична, она не появляется сама по себе, она — результат тревоги. Когда мы тревожимся, когда для нас непереносима идея, что что-то пойдет не так, то одна из таких фантазий становится способом реакции на эту тревогу, одной из возможностей справляться с ней, обманывая себя.

Нужно понимать, что мы не всесильны, мы не все можем. Мы не можем быть все время эффективными, мы все сейчас находимся в стрессе. Мы не можем делать все прекрасно. Ничего страшного в подавляющем большинстве случаев не произойдет.

Так же, как удалось, наконец, понять, что ничего страшного не произойдет, если дети в четвертой четверти ничего нового не выучат, не усвоят и не сделают все домашние задания. Точно так же ничего ужасного не будет, если они в два раза больше будут смотреть мультиков, если они будут есть пельмени. Это не то, из-за чего имеет смысл как-то сильно переживать.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.