«Читаешь про таких людей и вдруг понимаешь, насколько ничтожны твои проблемы по сравнению с их проблемами, и как-то совестно становится жаловаться и ныть». Подобных комментариев под моими статьями было много. Хотя самих статей — мало.

Я ведь не крутой полевой корреспондент «Правмира», а всего лишь изредка пишущий редактор (хотя и с большим опытом корреспондентской работы в прошлом). Но, возможно, эти статьи стали самыми важными из всего написанного мной за более чем 20 лет работы в журналистике.

Артем Левченко. Фото Анны Даниловой

Это рассказы о настоящих людях. Об утратах и мужестве. О порядочности и силе. О любви и счастье. Это истории отцов, которые в одиночку воспитывают особых детей. Сегодня мы считаем таких людей героями. Они себя героями не считают, но их истории вдохновляют и мотивируют. И мысль о ничтожности моих проблем вместе со стыдом за ропот появилась у меня еще до того, как ее многократно повторили в комментариях читатели.

Я сам отец особого ребенка, хоть и не одинокий, слава Богу. Поэтому, когда мы в редакции задумались над идеей цикла отцовских историй, вопрос авторства решился сам собой. «Это должен быть разговор двух мужчин — о том, что им обоим близко» — сказала наш главный редактор Аня Данилова на планерке перед первой командировкой. Так оно и получилось.

Беседы с отцами не были похожи на обычные интервью. Не было интервьюера и интервьюируемого, не было заранее подготовленного списка вопросов. Были непринужденные беседы, почти что дружеские — на кухнях за чаем, на прогулках с детьми, за перекурами на балконе… И ни в одной из этих бесед я не слышал ропота на злую судьбу, сетований на объективную нехватку денег или обид на бывших жен. Все эти мужики счастливы, понимаете? Счастливы любить своих детей и полностью отдавать им себя. Такое чисто отцовское, ничем не разбавленное счастье, которое трудно разглядеть в обычных, полных и благополучных семьях. В этом счастье все мои герои оказались похожи друг на друга, хотя все они очень разные — по возрасту, образованию, профессии…

Женя Анисимов из Волгограда — самый молодой. Грамотный энергетик, бросивший успешную карьеру в Москве ради воспитания сына. Мишка родился с синдромом Дауна. Молодая мать не смогла это принять и ушла. А молодой отец смог… Впрочем, зачем я пересказываю? История-то опубликована, можете прочесть ее на «Правмире». И даже посмотреть видео — каждую историю я сопроводил небольшим роликом, снятым на обычный телефон.

В истории Владимира Томчука из Винницкой области тоже был развод и попытка бывшей жены сдать ребенка с ДЦП в детдом. Володя, ни секунды не думая, забрал Аню к себе, с нуля построил быт и окружил дочь такой заботой, какую не у каждой матери увидишь.

Житомирец Николай Николаевич Поддубный — самый старший, почти 60 лет. Поразительная судьба — контужен в Афганистане, облучен во время тушения реактора в Чернобыле, отец трех сыновей, из которых двое с ДЦП… Мать детей скоропостижно скончалась от болезни шесть лет назад. И теперь отец-пенсионер тянет детей сам…

Очень интересно было читать комментарии читателей к этим историям в соцсетях. Находились среди них и почти что обесценивающие, вроде «А что здесь такого?» или «Не надо было разводиться!». Или: «А почему папы? Миллионы мам-одиночек тянут больных детей» — как будто мы на «Правмире» о таких мамах не пишем.

Впрочем, преобладающими в комментариях всегда были слова восхищения и благодарности. А это значит, что истории таких отцов нужны читателям. И в следующем году мы продолжим эти истории писать. А вы пишите нам о героях, хорошо? Сообщайте. Возможно, самые крутые из них живут рядом с вами и только с вашей помощью мы сможем узнать о них и рассказать их истории всему миру.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.