В Самоа более 50 человек умерли из-за эпидемии кори. В островном государстве госпитализировано 1100 человек с начала вспышки инфекции. Причина — отказ от вакцинации. Более 80% граждан отказались от прививок после антивакцинаторской кампании в соцсетях. Заболеваемость корью в России за 2019 год выросла в 1,8 раза. И тоже из-за отказа от вакцинации. 

В социальных сетях тысячи человек состоят в антипрививочных сообществах. Кто в нашей стране отказывается прививать своих детей, откуда взялся страх перед вакцинами и как решать эту проблему на уровне государства и собственной семьи — в материале «Правмира».

Как становятся антипрививочниками

Антонина Обласова ведет блог о вакцинации в Instagram «Антонина О.вакцинах» c аудиторией в 77 700 человек. Она создала его после того, как впервые столкнулась с антипрививочной пропагандой. 

Антонина Обласова

Сама я никогда не сомневалась в необходимости вакцинации. Но мои курсы по подготовке к родам вела фанатичная женщина, которая с мастерством профессионального психолога вкладывала антипрививочные взгляды в головы будущих мам. «Это опасно», «Ни в коем случае не прививайтесь в роддоме» — слышали мы. Я — биолог, мои воспоминания об иммунологии из университетского курса еще сохранились в голове, но никакие мои трепыхания не помогли. Из группы в девять человек прививки детям сделали трое, включая меня, — говорит Антонина Обласова. — Я страшно злилась, но была бессильна, потому что была не слишком убедительна, все-таки многих деталей я на тот момент не знала. 

В группе родительского форума, который читала Антонина, тоже осуждали прививки. Она хотела убедить его пользователей в обратном — собрать всю информацию, которая могла стать важной для принятия решения.

— Так возникла идея блога, который оказался очень востребованным, концентрируя в одном месте всю информацию о прививках. И многие благодаря ему изменили свою точку зрения. Родители остаются со сложным решением о прививках один на один. Просто внимание и возможность задать вопросы для них очень важны, очень жаль, что не всегда они получают эту поддержку от своего педиатра. А в социальных сетях риск нарваться на недостоверную информацию просто огромный. Мой блог, как и блоги многих других доказательных специалистов — противовес всей этой дезинформации, — говорит Антонина.

Сергей Бутрий, педиатр и автор блога «Заметки детского врача», считает, что «все пронизано антипрививочным духом, как радиацией». Он воспринимается как норма.

— Как только появляется ребенок, тут же появляется неотвратимый вопрос: «А прививки делать будем?»

Родители вводят название прививки в русскоязычном гугле — и в топе гугла выпадают антипрививочные истерики про яды в вакцинах, враки про «если ампулу вакцины разбить в помещении — его нужно срочно дезинфицировать, а мы это вводим в ребенка» и прочая чушь. Родители выходят во двор или идут в младенческий бассейн — там обязательно найдутся те, кто против вакцин — и они обязательно начнут отговаривать от вакцин всех остальных. Родители включают телевизор, а там очередное шоу, где умного и опытного доктора ставят на барьер с каким-то фриком и неудачником в своей профессии, который решил реализовать свое эго в том, о чем знает лишь понаслышке (в иммунопрофилактике), — рассказал Сергей Бутрий «Правмиру». 

Педиатр Сергей Бутрий: Я был полноценным антипрививочником
Подробнее

Этот поток дезинформации сбивает родителей с ног, они внезапно попадают в такие условия, в которых отказ от прививок (хотя бы временный) видится более безопасным решением, считает врач. 

Сам Сергей Бутрий тоже успел побыть «полноценным антипрививочником». Дети появились у него еще в студенчестве, он читал популярные книги о кормлении, уходе, развитии. И однажды ввел в поиск свои вопросы о прививках и наткнулся на сайт гомеопата Котока и на скандальный фильм Галины Червонской — лидеров мнений антивакцинаторского движения в России.

«Изложение материала было эмоционально заряженным, сенсационным, казалось очень логичным, — говорил педиатр. — Страшные побочные эффекты вакцин, всемирный заговор ученых и фармкомпаний. Объяснение исчезновения эпидемий причинами, не связанными с иммунизацией. Бесконечные личные примеры инвалидности детей “из-за” вакцинации».

Старшая дочь Сергея Бутрия не получила большую часть всех положенных вакцин до двух или трех лет. 

Сергей Бутрий

«Так продолжалось до тех пор, пока я не заговорил о прививках со знакомым реаниматологом. Мы жарко спорили несколько часов, и он разбил все аргументы, которыми я любил “козырять”. Я приводил примеры вреда от вакцин из интернета, а он — примеры вреда от управляемых инфекций у непривитых детей, которые видел лично, — вспоминает Бутрий. — Главный его удар по моим убеждениям был такой: “Ты столько времени читаешь и конспектируешь антипрививочников, ты уверен в своей объективности? Попробуй почитать ученых, выступающих за прививки, просто для разнообразия — и сравнить их доводы со своими”».

В результате врача переубедили дискуссии с коллегами, статьи Александра Маца, «русского Пола Оффита», а затем уже — полное погружение в мир доказательной медицины. Сергей Бутрий убедился в несостоятельности идей антипрививочников и сам стал врачом-просветителем. 

Но тысячи родителей по-прежнему придерживаются антивакцинальных взглядов. И переубедить их практически невозможно.

Родители боятся не инфекций, а ответственности

Люди чаще всего отказываются от вакцинации в странах с высоким уровнем жизни, где прививки доступны. Например, в Руанде и Бангладеш, где не так давно случилось несколько эпидемий, зафиксирован наиболее высокий уровень доверия к вакцинации. В развитых странах — например, во Франции и Японии — доверие к вакцинации падает. На Украине же 61% населения считает прививки вредными.

Ксения Ерицян, доцент Департамента социологии НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, выделила две общемировых причины отказа от вакцинации, которые актуальны и для России.

Во-первых, реже встречаются заболевания, от которых необходимо делать прививки.

— Выросло поколение, которое не видело людей с полиомиелитом, осложнениями кори, не сталкивалось с гибелью детей от инфекций. Когда ты не видишь угрозы, спокойнее жить. И непонятно, зачем от нее защищаться, — объясняет Ксения Ерицян.

Ксения Ерицян

Во-вторых, изменились отношения между врачом и пациентом. Раньше в медицине был распространен патерналистский подход. Медик принимал решение. Он не задавал вопросов, а назначал лечение и следил, чтобы его требования выполнялись. 

— Сейчас весь мир переходит к партнерству между врачом и пациентом — первый дает рекомендации, второй — принимает решение. И родителям стало сложнее, — объясняет социальный психолог. — Им приходится принимать решение о вакцинации и нести за него ответственность, подписывая информированное согласие. Поэтому проще ничего не делать, когда возникают сомнения. 

В мире путем мета-анализа социологи пытались выявить группы людей, которые наиболее склонны к отказу от вакцинации. Не удалось. В одних государствах это люди с низким уровнем дохода и образования, в других — с высоким. В ряде стран это представители этнических меньшинств, в некоторых — нет.

— Антивакцинаторами чаще становятся люди, склонные к теориям заговора и другим идеям подобного рода. Они более восприимчивы к отказу от вакцинации, он легко встраивается в их картину мира — все вокруг их обманывают, хотят навредить, в том числе и производители вакцин, — объясняет эксперт. 

Еще один фактор, который встречается в разных исследованиях — недоверие к доказательной медицине, а также интерес к альтернативной. 

— Во многих странах, в том числе в России, приверженцы гомеопатии открыто пропагандируют отказ от вакцинации, — подчеркнула Ксения Ерицян.

«Мы не против, но еще до поликлиники не дошли»

На базе СПбГУ группа психологов в 2015 году провела исследование социально-психологических факторов принятия решения о вакцинации на основе репрезентативного опроса жителей Санкт-Петербурга.

«Врачи убеждают нас делать прививки, но…» Педиатр Сергей Бутрий о том, как родителям выбирать в условиях такой медицины
Подробнее

Участников исследования спрашивали, прививают ли они своих детей, готовы ли они вакцинировать ребенка от гипотетического, несуществующего заболевания (иногда отказ от прививок связан с отношением к конкретной вакцине или заболеванию). Одним испытуемым говорили, что вакцину выбирает большинство, другим — меньшинство (как выяснилось, выбор большинства тоже влияет на принятие решения)

— В ситуации неопределенности мы ориентируемся на других. Чем больше людей выбирают определенный тип поведения, тем больше шансов, что и мы его выберем. Видишь очередь — встань в нее. Этот социально-психологический феномен сработал и в нашем исследовании, — отмечает Ксения Ерицян. — Если другие прививаются, то больше шансов, что и участники исследования будут это делать.

В результате исследования удалось выделить несколько групп родителей по тому, как они принимают решение о вакцинации:

  1. Порядка 60% участников исследования прививают детей в соответствии с Национальным календарем прививок. Еще 11% делают вакцинацию сверх календаря, отдавая предпочтение вакцинам, которые не покрываются ОМС (ротавирусная инфекция, гепатит А, менингококковая инфекция, ВПЧ). 
  2. Дети в 15,5% опрошенных семей вакцинированы не полно. У них не сделана одна или несколько прививок, предусмотренных Национальным календарем. 
  3. У около 4% опрошенных ребенок на момент опроса не был привит ни от одного заболевания, несмотря на отсутствие медицинских противопоказаний. 
Священник Алексей Уминский: До сих пор существует такое предубеждение, что прививки – это что-то такое ужасное
Подробнее

— Между антипрививочниками и сторонниками вакцинации есть группа, которая откладывает ряд прививок по разным причинам. Одни не хотят делать их до определенного возраста, другие — делают прививки селективно (одни делают, от других — отказываются), согласно их представлениям о рисках и выгодах конкретных вакцин, — сообщила Ксения Ерицян. — Третьи — в целом готовы, но не дошли до поликлиники. Так тоже бывает: ребенок болел, потом вакцины не было… С точки зрения общественного здоровья важно обратить внимание на детей, которые недовакцинированы. По западным исследованиям, тех, кто по каким-либо причинам не завершил вакцинацию, намного больше, чем ее убежденных противников.

Ксения Ерицян говорит, что эту проблему в мире решают с помощью СМС-оповещений, электронных писем, звонков с напоминанием о вакцинации. Эти методы иногда работают — порой нужен дедлайн, чтобы родители сделали ребенку необходимые прививки. Но эти меры бессмысленны в случае с теми, кто отказался от нескольких или вообще всех вакцин по своим убеждениям. 

— Неполная вакцинация связана с недоверием к здравоохранению. Оно выражается и в поведении родителей — они реже обращаются к врачам и сами говорят о том, что не доверяют им, — отмечает Ксения Ерицян. 

Антивакцинаторы выглядят убедительнее врачей?

— В Ярославле я был на встрече антивакцинаторов, — говорит Владимир Солондаев, доцент кафедры общей психологии ЯрГУ. — Врачам там появляться нельзя — у них будет инфаркт. Но не от того, что эти люди говорят, а от эмоционального накала. Но если бы медики все же там появились, они бы сорвали аплодисменты. Все родители задавали абсолютно адекватные медицинские вопросы. По какому-то странному стечению обстоятельств они до сих пор не получали на них ответов. 

Владимир Солондаев

Владимир Солондаев и его коллеги более 10 лет проводят исследования родителей, которые обращаются за педиатрической помощью. Он отмечает, что ситуация с вакцинацией сложная: семьи хотят понимать, что предлагает здравоохранение их ребенку. 

— Для вакцинации ребенок должен быть достаточно здоров, а медики предлагают его как бы лечить. Зачем, может быть, он и не заболеет? Это непонятно человеку без медицинского образования, — рассказывает Владимир Солондаев. — Врачи и родители мыслят по-разному. Если педиатр выписал рецепт, он считает, что он автоматически выполнен. Но родитель не будет следовать рекомендациям, если ему не объяснили, зачем это нужно. Поэтому антивакцинальные настроения родителей во многом создают медики — слабым информированием.

Две основные ошибки медиков в разговоре с пациентом о вакцинации — формальный подход и собственное недоверие к ней, считает Владимир Солондаев. 

— Когда людям говорят: «Все делают прививки, и вы сделайте», — это вызывает негатив. Для родителей их ребенок всегда особенный.

Мнение большинства здесь может не сработать. Если отказываться говорить с семьями об их страхах и переживаниях по поводу прививок, они вовсе перестанут вас слушать. Главный родительский страх: «Если что-то пойдет не так, меня сразу бросят. Что я буду делать со своим ребенком?» И с ним нужно работать, — объясняет Солондаев.

По мнению психолога, родителям зачастую сложно поверить в медицину. Но они могут поверить конкретному врачу.

Прививки, плохая экология и стресс — могут ли они привести к аутизму?
Подробнее

— Как только люди задумываются о вакцинации, у них возникают сомнения. Они приходят с ними к врачу. И если он воспринимает их как антипрививочные установки, ругает родителей, то это их отталкивает. В ходе исследований мы не обнаружили у родителей четких установок на отказ от вакцинации, только вопросы. И если доступно на них ответить, избавиться от ярлыков, то пациент услышит врача, — считает Владимир Солондаев.

— У нас было отдельное исследование по гомеопатам и их пациентам. Основной фактор того, что человек следует их рекомендациям и выбирает их как основного врача — доверие, — рассказывает Ксения Ерицян. — Гомеопаты в первый час приема задают вопросы. Спрашивают человека про его семейную историю, болезни, что он ест, думает… И тот чувствует, что он важен и уникален, что решения в отношении него принимаются с учетом его личной ситуации. Поэтому он прислушивается к ним. И это может быть совсем не связано с собственно гомеопатией. Вернуть такой подход в наше отечественное здравоохранение с регламентированным временем на прием, половина которого занимает занесение назначений в компьютер, сложно. 

Как уговорить родителей делать прививки

Педиатр Сергей Бутрий соглашается, что иногда антивакцинаторы выглядят убедительнее врачей. В глазах большинства они выглядят незаинтересованной и объективной стороной, но это лишь результат их манипуляций общественным мнением.

— Антипрививочные лидеры умело давят на страхи родителей за своих детей, пользуются распространенными в широких кругах мифами, предубеждениями и когнитивными искажениями. Передергивают факты, обесценивают данные крупных качественных исследований (которые пришли к неудобным для них выводам), коллекционируют мелкие исследования с сомнительным дизайном и слабым уровнем доказательств (выводы которых им удобны), собирают опубликованные в СМИ случаи всего плохого, что случилось после прививок (автоматически ставя знак равенства между «после» и «вследствие»). 

— Пытаетесь ли вы переубедить людей, которые придерживаются антивакцинальных взглядов? 

— Переубеждать пытаюсь просветительством, это одна из целей моего блога, частая тема моих статей и интервью. В дискуссиях обычно участвую только лично, в кабинете или (редко) при другом личном общении. В сети споров с «антиваксами» стараюсь избегать: перепалки эмоционально меня истощают, а пользы от них совсем немного. 

Педиатр Сергей Бутрий: «Родителей нельзя принуждать к вакцинации силой»
Подробнее

Я глубоко убежден, что в решении за вакцинацию решающую роль играет доверие врачу. Ко мне на прием часто приходят люди, которые против прививок и хотят обсудить, почему я «за». Такие разговоры всегда начинаются с исследований, негативных случаев или опасений — но в конце все равно упираются в доверие. Те, кто соглашаются, обычно не говорят: «Вы нас убедили фактами или исследованиями», они говорят: «Мы запутались, и с той и с другой стороны такое количество информации, что мы не в силах разобраться сами; но мы видим, что вы глубоко вникли во все это, искренне доверяете вакцинам и имеете большой опыт в вакцинации таких детей, как наш — мы решили довериться вам и начать». 

Доверие не заслужить в интернете, а без этого любая дискуссия быстро превращается в пинг-понг фактами, исследованиями, негативными случаями из-за вакцинации или из-за ее отсутствия, взаимными оскорблениями, и в итоге каждый остается при своем мнении, но тот, кто поумнее, чувствует опустошенность и разочарование, а тот, кто поглупее — самодовольство и превосходство над оппонентом. Победителей в этой игре нет. 

— Что делать, чтобы больше людей делали выбор в пользу вакцинации?

— Люди не враги своим детям, они искренне пытаются разобраться в этих вопросах, видят много доводов «за» и «против» прививок и должны сделать правильный выбор. Они не от хорошей жизни идут искать советы в интернет и постоянно перепроверяют назначения врачей — а потому, что не доверяют врачам.

Дайте им качественные медицинские сайты-энциклопедии, написанные доступным языком, регулярно обновляемые и содержащие все ссылки на первоисточники (чтобы каждое утверждение можно было перепроверить самому), и они будут читать это, а не передергивания от Амантонио. Дайте им прозрачную и честную статистику инфекционных заболеваний, осложнений от них и осложнений от вакцинации — и они смогут сравнить и сделать осознанный выбор (уверяю вас, почти у всех он будет за вакцинацию).

Дайте им качественную медицину, и они отвернутся от шарлатанов, — заключает Сергей Бутрий.

Как себя вести, если близкий человек придерживается антивакцинальных взглядов? Поговорить с ним, советует социальный психолог Ксения Ерицян. Причем как можно раньше — «обсуждение этого вопроса лучше начать еще до беременности, чтобы родитель принимал решение не в состоянии стресса», советует она.

  1. Выясните, почему человек отказывается от прививки. Выслушайте его аргументы, не озвучивая свою позицию. Это поможет понять, что конкретно его волнует. 
  2. Поработайте с его сомнениями. Не надо рассказывать о том, что связь аутизма и прививок не доказана, если человек об этом не задумывался. Возможно, он верит в другой миф — что вакцина все равно не защищает. 
  3. Разберитесь, какой тип аргументов действует на собеседника. Если он в разговоре приводит в пример истории, расскажите ему другие — о пользе вакцины. Нужна статистика? Подготовьте данные. Он опирается на цитаты ученых? Значит, вам тоже следует это сделать. Слушает маму пятерых детей из Instagram? Ищем аккаунты многодетных родителей, которые прививают своих детей.

— Не ждите, что после первого же разговора человек изменит мнение. Это не такая легкая задача. Действуйте постепенно, общайтесь с человеком, уважая его взгляды. Не надо всех называть антипрививочниками и грести под одну гребенку. У всех разные представления. Если вы будете спорить и вести себя резко, вас не услышат, — рекомендует Ксения Ерицян.

Фото: Artyom Geodakyan/TASS

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.

Как сделать так, чтобы дети и подростки полюбили читать?

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: