Вы наверняка помните письма счастья из нашего детства. Листочки из тетрадки, исписанные чаще старушачьим почерком, иногда детским. «Перешли это письмо двадцати человекам. Одна женщина это сделала и на следующее утро выиграла в лотерею тысячу рублей. А один мужчина посмеялся, разорвал и выкинул его в ведро. На следующий день его сбила машина…

Раньше дети рассказывали друг другу страшные истории в лагерях и в больницах, и пересылали друг другу «письма счастья». Но сегодня время диктует новые способы для тех, кто хочет пугать и бояться, и новые творческие поколения создают нечто среднее между письмами счастья, «кровавой простыней» и… паническими рассылками в родительских чатах.

Второклассники одной из московских школ, у которых были смартфоны с установленными мессенджерами, получили в WhatsApp’е вот такое сообщение (орфография и пунктуация сохранены):

«Всем привет я девочка Карина мне 200 лет

Я умерла давно меня убили в 18 лет

Если ты не отправишь это 18 людям то ночью я позвоню в 00:00 и буду стоять возле твоей кровати с ножом

1 случай мальчик по имени Сергей был очень глупый

И он не отправил 18 людям и я убила его и родителей

2 случай девочка по имени Кристина была тоже глупой и она только отправила 10 людям и ее родителей убила я

3 случай мальчик по имени Давид был очень умный и он отправил 18 людям и его Мама нашла в квартире 1000000

Время прошло я за тобой слежу у тебя ровно 10 минут!!!!!!!!!!!!!

Прости мне тоже это отправили. Отправь 20 людям и через 15 мин. тебе позвонит любимый (ая) а   если не отправишь, то умрет твоя мама. Один мальчик не поверил и через 99 дней умерла мама. Прости что отправила, я ради мамы»

(Судя по всему, последняя часть – более поздняя приписка.)

Вот вы смеетесь, а второклашки, получившие это на свои смартфоны, перепугались не на шутку. Девочки плакали, мальчики отказывались ложиться спать. Естественно, после этого переполошились и родители.

Дети были не готовы испугаться

Это сообщение – не просто глупая детская игра, а текст с давними традициями написания таких фольклорных произведений. Во-первых, тут налицо все признаки письма счастья («разошли 20 знакомым, а не то…», «один мальчик не поверил, и…»). Во-вторых, тут и детские страшилки, где кто-то нарушает какой-то запрет или поступает по-своему вопреки рекомендации (помните? «девочка не поверила и купила голубые занавески») – и наступает обещанная кара. В-третьих, тут явная параллель с Момо – недавним интернет-персонажем из WhatsApp’а, которая утверждает, что она следит за пользователями, знает о них все и угрожает им. В-четвертых, это сообщение необходимо разослать всем, чтобы всех запугать (как это принято в родительских чатах). И хотя все мы в детстве получали «письма счастья» и остались после этого живы, мало кто, когда у него на руках рыдающий от страха ребенок, представляет, что ему говорить.

Несмотря на сходство с «лагерными» страшилками, в этом сообщении есть принципиально важное от них отличие, считает детский психолог, руководитель проектов «Сами с усами» и «Образовательного пространства «СОбытие» Ирина Нестоянова.

Ирина Нестоянова

— В чем разница между страшилкой, которую дети рассказывают друг другу, и в той, которая пришла извне? Разница – в управлении процессом: в одном случае ребенок инициировал процесс себе сам, чтобы проработать свой страх, а в другом – это событие произошло само по себе, когда ребенок его не ждал, и это вызвало совершенно другую реакцию. Моя племянница в выходные рассказывала мне с полу-ужасом, полусмехом про Момо. И это тоже другая ситуация, потому что, узнав про Момо, они сами начали искать о ней информацию в интернете и сами таким образом инициировали свой страх и выход из него, то есть вошли в ситуацию, управляя ей.

Они в это одновременно и играли, и проверяли себя на прочность, поэтому у них эта ситуация прошла на позитиве и заложила еще один кирпичик уверенности в себе. Ребенок, готовый сделать сам себе вызов, готов к ответу. А здесь получилось, что дети не были готовы к этому вызову и не сами себе его бросили, и потенциала для ответа у них не было. Поэтому сейчас задача психологов, которые будут работать с детьми, получившими эти сообщения, – вывести ситуацию на создание очередного кирпичика уверенности в себе. Надо помочь им, чтобы это стало вызовом и ответом, которыми они будут управлять, чтобы они преодолели и сами придумали сами массу таких историй.

Ксения Ягодина

Ксения Ягодина, детский и школьный психолог, считает, что эта история произошла, в частности, потому что дети слишком рано получили доступ в соцсети и мессенджеры.

— Мне кажется, что ребенку во втором классе рано иметь смартфон, на который может прийти массовая рассылка. Кому-то из детей прислали по сути взрослый контент, и они это разослали дальше. Поэтому я бы сто раз подумала перед тем, как ставить ребенку такого возраста соцсети и мессенджеры на телефон. Пока у вас нет ощущения, что ребенок готов фильтровать такой поток информации и пока вы не уверены, что ему хватает внутренних механизмов себя от этого защитить, ему рано иметь свой смартфон. Но если он у ребенка все-таки есть и на нем стоят мессенджеры, проведите с ребенком «занятие по технике безопасности»: расскажите, чему можно верить, чему нельзя, для чего телефон можно использовать, а для чего нет.

Как лечить страх?

Говорить «это сообщение – глупость», «как ты себе представляешь – откуда она узнает наш адрес?», «какие 200 лет?», «смешно верить в такую чушь» и так далее бесполезно, потому что логика – это не то оружие, которое действует против страха. Поэтому как только мы влезаем в область мистики на уровне сознания, мы пытаемся рационализировать иррациональное. Но со страхом – штукой абсолютно иррациональной – можно работать либо метафорой, либо радикально противоположным ощущением – смехом. Если мы пытаемся разложить эту историю по полочкам, нам, взрослым, которые не боятся, кажется, что теперь все логично, поэтому не страшно, но у ребенка остается тревога, потому что логикой невозможно усмирить чувства.

Я, кстати, хорошо помню, как однажды дочь пришла ко мне с чем-то, по ее мнению, очень страшным, у нее были встревоженные глаза, и когда она рассказала мне свой ужас, я искренне расхохоталась в голос. Уже потом, анализируя эту ситуацию, я поняла, что даже если бы я продумывала заранее свою самую грамотную реакцию, ничего более действенного, чем здоровый и, главное, искренний смех, придумать нельзя, и Ирина Нестоянова с этим полностью согласна.

— Поэтому моя рекомендация родителям очень простая, — говорит Ирина, — сядьте вместе с ребенком и порассказывайте ему эти страшилки из нашего детства – «В черном-черном городе, в черном-черном доме» и так далее, с соответствующей – пограничной между страхом и смехом мимикой – и вызовите тот самый смех у ребенка в процессе рассказа этой истории. Расскажите о том, как вы в детстве получали такие письма счастья и как смеялись с друзьями над этим, потому что понимали, что это такая игра.

При этом сам родитель не должен быть источником тревоги. Если у вас уже началась паника на тему того, как это переживет ребенок, то вы ничем ему помочь не сможете – тут надо собирать класс, просить помочь школьного психолога – и это лучший вариант: если паника массовая, то правильнее ее массово устранять. Психолог, скорее всего, проведет игровой тренинг на тему этих страшных историй так, чтобы дети стали сами управлять этим уровнем страха, определять для себя границы стресса и страха, который они могут сами позволить. А дальше они смеются над ним, и переводят таким образом самое страшное в самое смешное.

Психолог Ксения Ягодина предлагает, если ребенок уже напуган, во-первых, убрать источник испуга – смартфон, заменив его на кнопочный телефон, куда такая угроза прийти не может. Во-вторых, сидеть с ребенком до засыпания, оставлять включенным свет, приходить по первой просьбе ночью, как к малышу. Третья идея – придумать с ребенком «защитников»: игрушку, специальный рисунок. Рассказать ему, что это все выдумали, распечатать этот текст из мессенджера и символически его сжечь, то есть физически уничтожить. Если примерно за неделю сон при такой поддержке не наладится, то обратиться к детскому психологу.

Кроме того, Ксения считает, что такая история, раз уж она произошла с ребенком, — хороший повод, чтобы поговорить про тему смерти.

— Возможно, такая угроза спровоцировала страхи на эту тему, — говорит она. — Дети боятся неизвестного, поэтому для информирования хороша «Книга о смерти» Перниллы Стальфельт, а для описания процессов горевания — «Как дедушка стал приведением» Кима Фупса Окесона. Дети часто боятся, что со смертью родителей их привычная жизнь прекратится, они переживают за порядок вещей, за быт, и иногда успокаиваются, когда понимают, что они продолжат ходить в школу, их комната останется на месте, а жить они будут с таким-то взрослым. Но на все эти темы стоит говорить, следуя за вопросами ребенка – например, спрашивая его: а чего именно ты боишься? – и, ориентируясь на саму суть его страха, бережно его информировать. Очень важно не идти и не говорить с ребенком о том, что он не хочет слышать.

Ирина полностью согласна с коллегой и считает, что в «превентивном» информировании детей о том, к чему они пока не готовы, есть большая общественная опасность. Так, в ситуации с «синими китами» именно общественный резонанс и всеобщая паника привели к трагедиям, и опаснее оказались не группы в соцсетях, которые запустили процесс, а то, как отреагировало общество, потому что по вполне понятным причинам суицидально настроенные подростки улавливают эти волны и резонансы и реагируют на них, а не на конкретные письма, сообщения и инициативы. И сегодняшняя история вполне может разрастись до очередного подобного общественного резонанса с невротизацией и психозами. Поэтому, чтобы этого не произошло, не надо… готовить детей к тому, что это может произойти. Ирина считает, что главная профилактика – это те самые детские страшилки, а вот объяснять ребенку заранее, что он может получить такое сообщение и что ничего в нем страшного нет, она категорически не рекомендует.

— Я бы точно не стала этого делать – это ровно то же самое, что случилось с «синими китами»: родители кинулись в профилактических целях объяснять, как это плохо и страшно, и дети, до того момента ничего не слышавшие о суицидных группах, немедленно побежали выяснять, что это такое. Реакция детей на такие запреты прекрасно описана во всем нам памятной бессмертной классике: «Не ходите, дети, в Африку гулять» — и «Но папочка и мамочка уснули вечерком, а Танечка и Ванечка – в Африку бегом».

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.