Встреча с инвалидом – намек на нашу небезупречность

|
Психолог и психотерапевт Анастасия Бондарук – об отношении здоровых людей к инвалидам и реакции на встречу с ними.

Да, нетерпимости и страха к инвалидам много именно на постсоветском пространстве. Причин достаточно. Это и годы сокрытия инвалидов в стенах квартир и специализированных учреждений (что хорошо описал Рубен Давид Гонсалес Гальего в книге «Белое на черном» о буднях интерната для детей-инвалидов), и требования бодрости и здоровья от всей страны – куда ж инвалидам угнаться за ускоренными темпами пятилетки.

Помню, когда сама впервые оказалась в реабилитационном центре для детей с поражениями нервной системы. Как была удивлена, что таких детей очень много, была поражена их состоянием. Не могущих двигаться мальчиков и девочек родители носили на руках, возили в инвалидных колясках. Наиболее везучие кое-как передвигались сами.

Второе потрясение: их родители – современные молодые, зачастую обеспеченные люди. Ни о каких асоциальных элементах речи не шло. Все вместе они образовывали микромир со своими сходными проблемами, с необходимостью в ежедневном кропотливом труде. Многие из них уже успели отчаяться, многие – принять и полюбить своих детей такими, какие они есть, и это давало им силы делать невозможное – восстанавливать своих детей.

Самым невероятным тогда оказалось то, что в мире здоровых людей об этом мире мало кто знал. Одна молодая женщина с ограниченными возможностями делилась со мной: «В нашей стране мало что устроено для жизни человека с ограниченными возможностями. В общественный транспорт не попадешь, в больницу не заедешь, да и реакция людей такая, что не хочется на улицу выходить. У нас дети-инвалиды находятся под домашним арестом. Я инвалид детства, у меня ДЦП. Так на меня и пальцем показывали, и обзывались… Только за границей я поняла, что я такой же человек, как и все». Она не только поняла, что она такой же человек, но и вышла замуж и родила ребенка.

Прошло всего 11 лет с того момента, но кое-что изменилось в лучшую сторону. И большой вклад в эти изменения внесли именно православные СМИ. Говоря о любви к ближнему, о милосердии, разъясняя проблемы, удалось поменять отношение общества и даже в чем-то государства. Хотя проблем еще очень много и говорить о кардинальных изменениях на государственном уровне рано. Но государство и общество – это и мы.

У нас по-прежнему популярно (уже не у всех и не всегда) начать разговор о том, что «это за грехи», вместо помощи или внимания. Хотя уже не раз напоминалось миру, что слова «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх.20:5-6)» говорят о том, что Господь наказывает за вину отцов не безвинных детей, а только тех, чья собственная преступность (“ненавидящих Меня”) преемственно связана с грехами их отцов. И это подтверждается такими местами:

– Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление (Втор. 24:16).

– В те дни уже не будут говорить: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина», но каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет (Иер. 31:29-30).

Все эти причины сформировало и отношение к … «своему внутреннему инвалиду». Да, да. В каждом из нас живет в чем-то оторванный от жизни, в чем-то неприспособленный к действительности человек. Каждый из нас периодически чувствует себя разобранным, несостоятельным, отказывается думать мозг, спина не гнется, привычные функции не срабатывают.

И вот если человек презирает, ненавидит себя в таком состоянии «не полной боевой готовности» – он не может принять и другого.

Ведь на 50% инвалидности приобретены в процессе жизни. И если на улицах Германии, да и других стран Европы этих людей можно встретить веселых и жизнерадостных, лихо управляющих своими электроколясками, то у нас это невозможно по многим причинам. Поэтому мы все боимся своего внутреннего инвалида, которому пока просто плохо. А если мы продолжаем его не любить, он начинает нам мстить изнутри. Такой внутренний конфликт, который активизируется при встрече с инвалидом.

В психологии считается, что любовь к другому возможна как отвод части любви от самого себя. Это этап взросления. И обратите внимание: этап, когда человек учится любить другого в развитии, наступает после этапа любви к себе.

То есть если мы не научились правильному отношению к себе, к своим слабостям и «инвалидностям», то и не научимся быть внимательными с ближними. Попробуйте ласково ответить родным людям на их просьбу, когда вы сами переживаете состояние раздражения и недовольства собой.

Также инвалид разрушает защитные грандиозные фантазии о человеке и человечестве. Чем более нарциссичен человек, тем тяжелее принять другого с ограниченными возможностями. В книге Исаии написано (14, 12-14): «Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему».

Можно сказать, что эти «облачные высоты» есть в головах каждого из нас. И живем мы на них в зените своих героических подвигов и великих свершений. И пусть мы не дерзаем мнить себя подобными Всевышнему, но лучше прочих человецев каждый из нас – хоть иногда – да себя представляет. Мудрее, талантливее, красноречивее, организованнее, сладкопевчее, энергичнее, здоровее, активнее.

Таким образом, мы можем говорить о том, что гордостью являются наши настойчивые попытки воплотить в жизнь невоплощаемые образы себя, идеи и планы, которые восхищают и приводят нас в умиление. А встреча с инвалидом как бы намекает нам, но очень настойчиво, что не все так безупречно в этом мире и в нас.

И так хочется закрыться от этого знания, что всегда быть на вершине своих возможностей не получится. «Как это? Ведь я вчера прошел тренинг по целеполаганию. Я теперь самый настойчивый, можно сказать, непревзойденно активный и целеустремленный человек. У меня не должно быть никаких проблем».

Анастасия Бондарук


Если вы не остались равнодушными к этой истории, вы можете помочь Насте Ореховой начать ходить! – сбор ФОНДА ПРАВМИРА.

Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Снос старинных домов приостановлен – как выживает деревянная провинция
Недоверие, как привычный вывих, защищает нас от шок-видео
В Приморье семья вырастила 15 детей – почему приходится переезжать во Владимир

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: