«Влюбилась, встречались, однажды узнала, что беременна» – это типичная история девочки из детдома, попавшей в отделение социальной реабилитации «Маленькая мама» в Иркутске. Но от незапланированной беременности до осознанного материнства – длинный путь.

Преодолеть страхи, подготовиться к родам, получить знания по уходу и воспитанию, а также образование и социальные навыки юным женщинам, которые сами еще в сущности дети, помогают специалисты отделения.

Вещи на куклу

– Девочка моя маленькая, Евушка, – не сдерживает нежности Наташа. – Как я рада видеть тебя, доченька.

Наташа застыла на крыльце родильного дома, расположенного в одном из спальных районов Иркутска, не обращая внимания на торжественную делегацию из воспитателей, психологов, медиков отделения социальной реабилитации несовершеннолетних мам с детьми, или, как его нежно называют между собой – «Маленькая мама», и праздничную связку шаров, весело развевающуюся от движения воздуха. 

– Ну как наша? – интересуется Елена Литвинова, заведующая отделением, у врача роддома. – Много хлопот доставила?

– Ну что вы! – отвечает та. – Ваши, как всегда, молодцы. И роды как-то на удивление четко прошли. И до палаты сама дошла, от каталки отказалась. И девочку свою из рук не выпускает. Мы уж ей говорим: «Не приучай к рукам, сейчас она маленькая и тихая, а через полгода потяжелеет, не сможешь ее держать, да и забот в собственном доме будет больше».

Пара снимков на память, и поехала большая праздничная делегация в свой небольшой уютный дом на улице Ленинградской в Иркутске-2.

«Маленькая мама» располагается на третьем этаже. Два других занимают отделения социальной службы экстренного реагирования, сопровождения замещающих семей и психологической помощи по телефону. В течение года психологи-консультанты телефона доверия принимают по 15 тысяч звонков, примерно 200-300 еженедельно. В общем, он выполняет важную социальную функцию. Но те, кто находятся в отделении «Маленькая мама», по телефону доверия не звонили. Они приехали сюда из детских домов разных городов и поселков Иркутской области. Им повезло.

В Наташиной комнате все готово к приему нового человека: пеленальный столик, кроватка с балдахином и красивыми бортиками, полный комплект новехоньких пеленок, распашонок, ползунков и подгузников. Наташа не удивлена изобилию. Каждую вещичку она за три месяца в отделении собственноручно потрогала и подержала в руках. Никак не могла поверить, что такие маленькие, кукольные вещи могут подойти живому ребенку. «Вот на куклу, да, годятся», – выкрикнула она как-то на занятиях в споре с воспитателем. Эта сцена живо всплыла у нее в голове.

Вместе с Наташей в комнате живет еще одна маленькая мама – Даша, она родила две недели назад.

Наташа зашла в комнату, развернула конверт, положила малыша в кроватку. 

– Девчонки, давайте обедать, – весело зовет воспитатель. Традиция. Радость. Нового человека и новоиспеченную маму нужно достойно принять. 

Мой мозг сразу понял, что я беременная

В «Маленькую маму» Наташа приехала из детского дома небольшого городка Залари, с населением около 10 тысяч человек. Об истории своей неожиданной беременности она долго ничего рассказывать не хотела, но потом поддалась на уговоры психолога и на единственный аргумент – так будет лучше для ребенка. Впрочем, сказать, что именно будет лучше, она не готова. Может, просто сдалась, а разговорить подростка для опытного специалиста – не проблема.

Три года назад Наташа стала сиротой. Тогда ей было 14 лет.

– Помню, как привезли меня из поселка Кутулик, где мы жили с родителями, в Заларинский детский дом. Он недалеко от нас, не больше 40 км. Я даже не заметила расстояния. Не понимала, что происходит и как вообще такое может быть. Пыталась вслушаться, всмотреться в себя, в детский дом, в ребят, но ничего не получалось. Все было чужим, все казались недобрыми какими-то, каждая мелочь задевала. В общем, прожив какое-то время, я так и не смогла стать детдомовской и решила уйти. Да, в общем, никто особо не старался, как мне казалось, меня успокоить и подружиться.

Поехала в Иркутск. Сначала жила у друзей, они мне помогли устроиться на работу. Как смогла, сама не знаю. Документов у меня не было, поэтому работала там, где предлагали. В кафе посуду мыла, в магазине крупы фасовала. Со временем стала снимать комнату. Познакомилась с парнем, он намного старше меня, но я его полюбила. Сильный, красивый, внимательный – первая любовь, наверное, она всегда идеальная. Так и жила, абсолютно самостоятельной жизнью. Мы с ним встречались. Сначала просто время проводили, потом наши отношения перешли на другой уровень. Не знаю, что испытывал он, но я его любила.

Что забеременела, сразу как-то догадалась. В пятнадцать лет еще можно ничего не понимать, не чувствовать. А в 17 восприятие совсем другое. Мой мозг сразу понял, что я беременная. Потом купила тест и убедилась окончательно, потом сдала кровь. Токсикоза у меня никогда не было, поэтому подтверждение получала только так.

Меня спрашивали, думала ли я о беременности? Нет, не думала, не волновалась. И про то, что предохраняться стоит от нежелательной беременности, много раз читала. Размышляла об этом: может, не рассчитала и забеременела, а может, и хотела, чтобы так получилось. Не жалею об этом нисколько.

Когда подтвердилось, что беременная, чувства были противоречивые очень: и слезы, и смех, и шок.

Поняла, что не могу рисковать жизнью ребенка, и поехала в Кутулик, на родину, сдаваться в полицию.

Пришла, говорю, здравствуйте, я беглянка, заберите меня. Не подумала, что с Кутуликом меня больше ничто не связывает. Там вызвали заларинскую полицию, и меня отвезли в детский дом. Почти два года меня здесь не было.

Не знаю, как бы все сложилось. Я практически сама решила свою судьбу. Если бы молчала, пришлось бы рожать на месте. Ребенка бы забрали до совершеннолетия. Мне 18 уже в апреле будет, но все равно… Нехорошо это.

Полгода Наташа прожила в детском доме, а потом ее привезли в Иркутск, в отделение «Маленькая мама».

Началась кропотливая работа с психологом и педагогами. Наташа пошла в вечернюю школу, несмотря на свой возраст, в 8-й класс.

– Далеких планов строить не хочу, – говорит она. – Закончу школу, малышка подрастет, а там видно будет, куда двигаться дальше.

– Наташа – одна из самых сознательных воспитанниц центра. Может быть, потому, что большую часть своей жизни прожила в семье. Знала, что утром нужно вставать, идти в школу, помогать родителям и вести хозяйство. Она самостоятельная и целеустремленная. У большинства девочек все эти навыки и качества не сформированы. Они оторваны от жизни и от быта, – рассказывают педагоги.

«Наши девушки так напуганы, что боятся даже зайти». Как к пострадавшим от насилия возвращается желание жить
Подробнее

Я слышала, что женщины предохраняются, но сама не думала

Света в детском доме, в том же Залари, находилась с 10 лет, сейчас ей 17. Родители часто выпивали, и их лишили родительских прав. Вместе со Светой в учреждение отправилась ее младшая сестра.

– Пока маленькая была, все шло своим чередом. В подростковом возрасте стала курить, пить, прогуливать школу, убегать из детского дома. В общем, жила, как хотела.

Потом к нам пришел новый педагог – Илья Николаевич. Мы поладили сразу. Он разговаривал со мной, помогал, всегда спрашивал, не нужно ли чего, в общем как папа ко мне относился и, можно сказать, воспитал. С его приходом все мои закидоны исчезли. Мы общались, ходили с ним стайку у птиц чистить, дрова пилить, он научил доить коров и ухаживать за животными. Не моя, конечно, работа, но уметь следить за хозяйством очень важно, и я ему благодарна.

Отца своего будущего ребенка Света встретила в школе. Ему 16 лет, он домашний.

– Просто встречались, симпатизировали друг другу, но однажды вдруг оказались вместе в одной комнате наедине.

После этой встречи Света забеременела. 

– Я слышала, что женщины предохраняются, но сама об этом никогда не думала, да и вместе были всего один раз, подумать не успела.

Задержка один день всего была, но я решила проверить, купила тест, и он показал беременность.

Когда узнала, совсем не расстроилась. Сказала Илье Николаевичу, он отправил к директору, а потом мы пошли к врачу. Через какое-то время начался токсикоз, живот начал расти, и вся деревня узнала о моей беременности. Когда было неприятно, разговаривала с Ильей Николаевичем, он мне заменял и друга, и подругу, роднее всех стал.

– А отец ребенка знает? Ты любишь его?

– Зачем. Он предал меня.

Месяц назад Света приехала в «Маленькую маму», чтобы не просто родить, а быть вместе с ребенком.

– В феврале родится девочка, Сашей назову. А пока хожу в школу, в 9-й класс. Пока ребенок растет – буду с ним, а потом учиться пойду. У меня уже есть профессия: могу быть социальным работником, помощником воспитателя, нас в детском доме обучали. Закончу школу – получу профессию посерьезнее. 

Я четыре месяца врала, да и живота не было видно

Маша – самая младшая из прибывших в отделение, ей 15 лет. Большую часть жизни она прожила в детском доме, в одной из деревень Иркутского района. Ее история беременности очень похожа на Светину.

Педагоги отмечают, что все истории «любви и дружбы» между собой похожи: «Просто общались, потом все как-то получилось. О том, что можно предохраняться, никто никогда не думает, «даже в голову не приходит», делают то, что делается».

– Моему парню, Антону, с которым мы общались, 17 лет, он учится в техникуме. Встречались, однажды оказались в постели.

Мне даже в голову не приходило, что я могу забеременеть. Когда месячные не пришли и стало тошнить, я догадалась.

В 4 месяца сделала тест на беременность, конечно, она подтвердилась.

– А в четыре месяца зачем делать тест?

– Не знаю. На всякий случай. Всякое ведь бывает. Мы каждый месяц обязаны докладывать врачам, какого числа у нас цикл начался. Я четыре месяца врала, да и живота не было видно, а потом, как убедилась, рассказала. Меня поставили на учет в поликлинику, сделали УЗИ, и началось наблюдение.

– А что воспитатели сказали, директор, когда узнали?

– Стали говорить, что главное – не отказываться от ребенка.

– А у тебя была такая мысль? Ты обрадовалась или испугалась?

– Отказаться никогда не хотела. Я вот и вещички кое-какие купила. Достаю иногда, рассматриваю. Чего бояться-то, не понимаю.

– Что профессии нет, что содержать ребенка не сможешь и растить его…

– Буду учиться, заканчивать школу, получать профессию. Мне в мае будет 16 лет и будет семья. Не с отцом ребенка, знать его не хочу. Я познакомилась с молодым человеком, Женей. Ему 25 лет, и он мечтает о семье. У него была девушка, но она не захотела серьезных отношений, а я хочу. У Жени несколько дипломов, он работает и сможет содержать нас. Мы и с родителями уже познакомились, они не против. В феврале Женя приедет поддержать меня и поздравить. Малыш развивается нормально, все будет хорошо, – на одном дыхании выпалила Маша.

Наши педагоги сами, как мамы

Распорядок дня будущих мам расписан с утра до самого вечера. Подъем, завтрак, вечерняя школа. Она четыре раза в неделю и без всяких вариантов, незаконченное по тем или иным причинам основное общее образование получают все без исключения. С рождением малыша учеба продолжается. Пока мамы учатся, воспитатель сидит с малышом. С утра может быть консультация врача. В течение дня занятия с психологом и воспитателем. 

Воспитателей в «Маленькой маме» пять – каждый ведет свое направление: правовое образование, кулинария, материнские навыки… Как ухаживать за малышом, кормить, гулять, купать, укладывать спать. Можно многого не знать, но для девчонок откровением становятся порой самые элементарные знания.

Воспитанниц «Маленькой мамы» учат ухаживать за ребенком

– Наши педагоги сами как мамы, – рассказывает Елена Витальевна, – разбудить, поднять, завтраком накормить, напомнить, чтобы врача не пропустили, отправить отдохнуть, если вдруг нездоровится, поругать, если есть за что.

К воспитанию молодой мамы обязательно подключается психолог. Главный вопрос в начале общения, а готова ли девочка, сама еще ребенок, стать мамой. Настроена ли она рожать и растить малыша. С самого начала нужно распознать все риски. 

– Как правило, настроена, – рассказывает Елена Витальевна, – поэтому и попадает в отделение. В противном случае остается в детском доме до самого часа икс. Закон позволяет принять другое решение – родить и отдать малыша в дом ребенка до совершеннолетия, и только потом забрать.

За пять лет работы «Маленькой мамы» среди 27 выпускниц было только два таких случая. Мамы психологически не справились с нагрузкой и оставили детей. Но малыши не стали сиротами, их в итоге забрали. Одного – биологический отец, другого – его же повзрослевшая мама.

Мамами не рождаются

Дальше работа психолога продолжается.

– Очень важно, чтобы у девочек не было страха перед родами. Будут бояться, что-то пойдет не так. А страхов больше чем достаточно. Общаются между собой, страшилки разные рассказывают, подогревают друг друга.

«Вашим наркоманкам есть надо!» – как центры для зависимых доказывают, что они помогают
Подробнее

Вот и рассказываем, что роды – естественный процесс и то, что он болезненный – тоже нормально. Как уменьшить боль при схватках, как правильно дышать, как себя в принципе вести, когда все началось, дотошно обговариваем каждую мелочь. Зато в роддом наши мамы едут без страха, врачи их всегда хвалят: «Ваши девочки ведут себя очень спокойно, понимают, что происходит», – говорит Елена Витальевна.

Чтобы сформировать понимание, уходит больше трех месяцев. Девчонки прибывают сюда на сроке 20-25 недель и до самых родов обучаются материнскому искусству. «Мамами не рождаются, ими становятся», – не устают повторять педагоги.

Чья роль в воспитании важнее в «Маленькой маме», оценить невозможно.

– Здесь нет ничего второстепенного, – объясняет Елена Витальевна. – Девчонки как цветы: будешь ухаживать, поливать и рыхлить почву, со временем зацветут. 

Хотя работа эта очень непростая. Не зря педагоги работают посменно, каждая смена – 24 часа. 

Сегодня «кулинарная» смена. В ней главная Наталья Владимировна Александрова. Чтобы начать жить самостоятельной жизнью, нужно уметь приготовить завтрак-обед-ужин. Сначала самое простое – яйцо, омлет, кашу. А на выпуске девчонки становятся асами, могут сделать не только обед и вкусное второе, но и настоящий кулинарный шедевр. Какие-нибудь «Графские развалины» с ягодами – торт, который любят все без исключения.

Девочки учатся готовить

Параллельно с другими занятиями проходят курсы финансовой грамотности. Часто практическое задание – самостоятельно сходить в магазин и посмотреть, что можно купить на определенную сумму денег. Сделать выводы, где один и тот же продукт можно купить дешевле.

– Это нам с вами все кажется элементарным, а девчонки, как слепые котята, тычутся, не понимают, что делают. В общем, и истории их случились из-за такого незрелого состояния. 

Любовь нужно вырастить, вытащить ее из глубин

– Сегодня всю ночь не спала Даша. Ее Артемка, ему год и три, сильно кричал, лезут зубки. Всю ночь она его прокачала, уснули только под утро, – рассказывает педагог Елена Викторовна Аксентьева. – Пусть поспят ребята, не буду будить.

Артемке каждый зуб достается через боль и высокую температуру, но он с мамой, которая может утешить, прижать к себе, покачать. 

– Не представляю, кто бы так качал моего Тему, если бы я отдала его, – разоткровенничалась Даша, прижимая к себе светленького большеглазого мальчика.

– Любовь нужно вырастить, вытащить ее из глубоких глубин, развить, закрепить этот навык. Не получив любви в детстве, девушки не знают, как подойти к ребенку, не понимают, что ему нужны ласка и внимание.

Вроде бы сама родила и естественные материнские чувства должны проснуться, но часто их нет. А потому работаем-работаем-работаем.

Пытаемся объяснить им, что малыш в утробе все чувствует и понимает, различает голоса, улыбается и сосет палец. И когда родят, стараемся обращать внимание: «Смотри, малыш улыбается во сне. Наверное, ему снится мама», – рассказывает Елена Витальевна.

После второго УЗИ, когда уже отчетливо видны и ручки, и ножки, и носик, мамы начинают к своей беременности относиться немного по-другому. Но до полного «выздоровления» некоторым еще очень далеко.

– Стою в коридоре, слышу, мама наша прикрикнула на свое чадо. Сорвалась. Снова нужно разговаривать, что не надо кричать, что не может малыш задавать вопросы, что не понимает он того, что происходит вокруг. Поведение мамы с ребенком нередко определяется ее взаимоотношениями с биологическим отцом. Если они любили друг друга, ходили, державшись за ручки – одно, если беременность наступила в результате насильственных действий – совсем другое.

Воспитанница центра с малышом

Ждут свободы и боятся ее

Вернувшись из роддома в отделение, молодые мамы не сразу «включаются» в материнство.

– Первое время вообще не слышат малыша. Не всегда понимают, как полученную теорию применить на практике. Но здесь всегда рядом педиатр, медсестра, педагоги и дело быстро налаживается, – рассказывает Елена Витальевна.

Во всех этих заботах есть ведь и вторая сторона медали. Если мама кормила ребенка грудью, купала его, гуляла, лечила, появляется привязанность, зарождается любовь. Тогда своего малыша она уже никуда не отдаст.

«Нельзя, чтобы ребенок это видел!» Ушла, когда его отец начал бить
Подробнее

И не было такого в отделении, за исключением случаев, когда новоиспеченные мамы отдали младенцев по состоянию здоровья. Умственная отсталость не позволила им в полной мере осознать материнство, обеспечить своим малышам достойную заботу.

Помощь юным женщинам происходит до совершеннолетия, а после мам выпускают в большую жизнь и это их самые сильные страхи. С одной стороны, они радуются и живут в предвкушении свободы, с другой – очень боятся остаться без старшего друга, наставника и врача, который круглосуточно готов прийти на помощь.

Кто-то возвращается домой, в прежнюю семью, кто-то в собственную квартиру, кто-то на съемное жилье. О том, куда именно вернется мама, с самого первого дня заботятся педагоги отделения.

– Проводим девчонок, и первые две недели от них ни слуху, ни духу, а вот на третьей начинают звонить. Кто-то скучает, кто-то совета спрашивает. Со временем начинают осознавать, что такое самостоятельность. Говорят: «Какие мы были дурочки, что рвались на свободу».

– И не представляете, насколько ценно, когда девчонки присылают видео и фотографии с детских дней рождения, звонят, советуются или просто приходят. Значит, мы смогли вернуть их к истокам, к естественной человеческой сути, к материнскому инстинкту – любить своего ребенка и заботиться о нем. 

Программа по подготовке детей-сирот к самостоятельной жизни «Университет молодой мамы» заняла первое место в региональном конкурсе программ и методических разработок, а также прошла экспертизу и получила положительное заключение для реализации.   

В нынешнем году проект отделения социальной реабилитации несовершеннолетних мам с детьми «Разработка модели подготовки несовершеннолетних мам к рождению ребенка» выиграл грант Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. На эти деньги большие планы. В отделении запланировано создание адаптивной комнаты для подготовки мам к рождению ребенка. Здесь появится новое современное оборудование с куклами-реборнами, напоминающими живого младенца. Педагоги надеются, что это станет хорошей помощью в их деле.

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: