Джейми Дэвис Смит и трое ее детей по-прежнему на самоизоляции, хотя в Вашингтоне уже сняли все ограничения. У 13-летней Клэр синдром Дауна, астма, эпилепсия и болезни сердца — она входит в несколько групп риска. Чтобы сберечь ее, Джейми остается дома, как бы тяжело это ни давалось ее семье. Но опасность угрожает девочке — люди рядом с ней уже не хотят носить маски.

Карантин был долгим и скучным. Мой пятилетний ребенок просил пойти в парк развлечений, потому что уверен — он подрос и теперь может отправиться на аттракционы вместе со старшими братьями и сестрами.

Моя 9-летняя дочь постоянно спрашивает, сможет ли она пригласить друзей на день рождения в августе. А 12-летний сын интересуется, разрешу ли я ему покататься на велосипеде с друзьями. Он в том возрасте, когда их компания особенно важна.

Моя 13-летняя дочь не может говорить. Но она ежедневно вручает мне ключи от машины, а затем идет к входной двери. Так она дает мне понять, что готова отправиться куда угодно, только бы не сидеть дома.

Ответ для всех один и тот же: мы не можем выйти из дома из-за COVID-19.

В последнее время говорить это все тяжелее. Мои дети знают, что жизнь вокруг возвращается в прежнее русло. Они надеются погулять с друзьями, купить себе мороженого или отправиться на игровую площадку. Им хочется жить так, как и прежде — до коронавируса.

Я тоже скучаю — по походам в парикмахерскую, встречам с друзьями за кофе, тренировкам и пицце в любимом кафе. Но ответ все тот же: мы не можем выйти из дома из-за COVID-19.

Даже когда я смотрю, как наши друзья и большая часть Америки возвращаются к прежней жизни и уже не боятся заболеть, я знаю, что не могу сделать то же самое. Моя 13-летняя дочь, Клэр — та, кто ежедневно просит куда-то поехать в машине, — входит в несколько групп риска. Коронавирус особенно опасен для нее из-за синдрома Дауна.

Где легче всего заразиться ковидом? Уровень опасности общественных мест по шкале от 10 до 1
Подробнее

У Клэр ослабленный иммунитет, астма и эпилепсия. У нее болезни сердца и почек. Она пережила пневмонию столько раз, что я потеряла счет. Моя дочь любит наблюдать за людьми, плавать, листать книги и журналы, смотреть фильмы. Она радуется, когда рядом те, кто любит ее. Мы хотим, чтобы она осталась здоровой в эту пандемию.

Многие люди ведут себя так, будто COVID-19 мы уже победили. Несмотря на то, что число заболевших не снижается. Это тревожит меня.

Клэр хочет прекратить карантин больше, чем кто-либо другой. Но она ведь сильно болеет даже от обычной простуды, от которой у ее братьев и сестер возникает только насморк. Поэтому не может себе позволить игнорировать все еще реальные риски, связанные с коронавирусом, потому что устала от изоляции.

Чтобы защитить Клэр, вся моя семья продолжает самоизолироваться. Но ведь этого недостаточно, чтобы защитить ее. Люди вокруг нас выходят на улицу и посещают спортивные залы, кинотеатры, музеи, магазины, офисы и рестораны. Их риск заболеть COVID-19 возрастает с каждым таким взаимодействием. Это означает, что с каждой нашей поездкой по необходимости риск для жизни Клэр увеличивается.

Как бы мне ни хотелось оставаться дома, где у нас нет контакта с внешним миром, пока не найдена вакцина или лекарство, это просто нереально. Клэр и ее братьям и сестрам нужны лекарства, которые нужно покупать лично.

На прошлой неделе младшая сестра Клэр должна была посетить врача — у нее заболело горло. Иногда мы не можем заказать один из продуктов для Клэр — у нее строгая диета, их список ограничен, поэтому приходится идти в магазин. У брата Клэр разболелся зуб. Я надеялась, что это пройдет, но ему, скорее всего, придется идти к стоматологу. Нам также нужно пойти на почту, чтобы получить продукты, чистящие средства и книги. Все это рискованно. Ничего из этого нам не избежать.

До снятия ограничений эти поездки были пугающими, но я понимала: все, кого я встречу, тоже самоизолировались. Это сохраняло низкий риск со стороны внешних контактов. Теперь же он намного выше. Все вокруг меня больше общаются с другими людьми, чем две недели назад. Соседи обедают в ресторане. Компании детей, которые гуляют по соседству, все многочисленнее. Мои друзья ходят на пляж и путешествуют.

Я понимаю желание людей вернуться к прежней жизни. И тоже хочу сделать это.

Но меня тревожит, что многим кажется — пандемия кончилась. Хотя от коронавирусной инфекции по-прежнему умирают люди. COVID-19 будет распространяться и убивать до тех пор, пока около 80% населения не заразятся или у нас не появится вакцина.

Невозможно точно определить, у скольких людей уже есть иммунитет. Эксперты в области общественного здравоохранения согласны с тем, что их число не превышает 5%. До того момента, когда пандемия кончится, сотни тысяч людей могут заболеть. Многие погибнут. Среди них будут люди с ограниченными возможностями, такие, как моя дочь. Многие из этих смертей произойдут из-за того, что карантин закончился слишком рано.

Многие сегодня даже не хотят носить маску. Этот простой шаг может снизить вероятность заражения COVID-19 до 85% и значительно сгладить кривую.

Быть ответственным в разгар кризиса общественного здравоохранения, который еще далеко не окончен — не политическое заявление. Это прежде всего говорит о том, какой вы человек.

В ближайшую аптеку можно входить только в маске. Но у многих посетителей не хватает чувства ответственности. Человек, стоявший за мной в очереди, пришел в маске, свисающей с одного уха — он говорил по телефону. А одна женщина сняла маску, чтобы чихнуть, когда я проходила мимо нее на стоянке.

Я могу быть осторожной, насколько это возможно, но я не могу контролировать эгоистичных и безрассудных людей, которые предпочли бы рискнуть чужим здоровьем, чем надеть маску или остаться на шесть футов позади меня.

Мы не можем даже выйти во двор — все больше людей в нашем районе выходят на улицу, чтобы пообщаться. Но не хотят отойти на шесть футов от места, где Клэр сидит на ступеньках со своими братьями и сестрами, чтобы подышать свежим воздухом и погреться на солнце.

«Вдруг это коронавирус — меня сразу увезут в больницу?» Почему не надо бояться сообщить о своем состоянии
Подробнее

Эта небрежность является серьезной проблемой нашего общества. Эти действия говорят громче, чем любые слова о том, как мы относимся к людям с инвалидностью.

Нам стоит быть бережными друг к другу и защитить людей с ограниченными возможностями от COVID-19. Это просто — носить маску в общественных местах, держаться на расстоянии шести футов друг от друга и мыть руки как можно чаще.

Право моей дочери на жизнь перевешивает ваше право смотреть фильм без маски.

Даже если бы Клэр не была моей дочерью, я хотела бы думать, что сделала бы то же самое, чтобы защитить и других, и себя, поскольку COVID-19 также уносит жизни тех, кто ранее был здоровым.

Берегите себя и других ради Клэр и всех нас.

Источник: HuffPost

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.