«Покончил с собой мой друг. Он не был смертельно болен. Он не был мучительно влюблен. Он не страдал от пагубных привычек. Он не был дико должен. Власть не давила на него. Он выгорел настолько, что не смог справиться с собой». О профессиональном выгорании во времена пандемии пишет Алена Владимирская, один из ведущих российских хедхантеров.  

… Выгорание докатилось до самых стойких. Тех, кто в в разгар карантина вцепился мертвой хваткой в свои бизнесы или в зоны ответственности в найме, выбрался и даже прибавил в обороте.

Алена Владимирская

Тех, кто проводил ежедневно десятки зумов, спал по шесть часов, переделывал стратегии, сам продавал, уговаривал клиентов, увольнял тех, кого любил и ценил.

Тех, кто в это же время тащил всю семью, испуганную пандемией и заключением в четырех стенах — плачущую, скандалящую, выдвигающую странные требования как реакцию на странные обстоятельства. 

Тех, кто каждый день звонил родителям, потому что не мог к ним приехать и улыбался в этот надоевший зум, не показывая, как ему за них страшно.

Тех, кто все взвалил на себя и знал, что не может даже показать никому, как ему сложно.

А потом попустило. Внезапно отменили карантин. И тут же пришла небывалая жара. И весь мир вокруг, да и свой мозг сказали — все, лето. И без спроса включили режим «овощ на отдыхе».

Десятки людей на консультациях сейчас говорят мне: «Во мне что-то по работе сломалось. Я как робот. Я все делаю, но ничего не хочу. Все цели — не цели, все достижения не радуют. И хочу сажать редиску (ну или что-то подобное)».

Как вы представляете себе 43-летнего здорового мужика, который бежал к своей цели, а вдруг внезапно сел на пенек и захотел растить редиску? 

На самом деле под «растить редиску» могут скрываться три совершенно РАЗНЫЕ истории:

  1. «Я за время карантина переоценил свои ценности и понял, что карьера не важна — я действительно хочу сажать редиску».
  2. «Я устал настолько, что СЕЙЧАС хочу отдохнуть и поэтому сажаю редиску».
  3. «Я выгорел. Я не хочу ничего. Единственное, чем я могу заниматься сейчас — сажать редиску».

Основная проблема в том, что большинство из нас не умеют диагностировать — это первый, второй или третий вариант. А не поняв этого, вылечить себя невозможно. Нельзя средствами от усталости решать вопросы выгорания. Это как таблетками от мигрени лечить понос. Вроде бы тоже беленькие таблеточки, только становится все хуже и хуже.

«Не хочу просыпаться по утрам». Как распознать эмоциональное выгорание дома и на работе
Подробнее

Что делать?

Если у вас первый вариант — ни в коем случае сейчас не трогать саму работу и карьеру, пока не разберетесь с ценностями. Разобрались, поняли, что самое важное — вот дальше с учетом прошлого опыта и карьеру перестраивать.

Если вы так устали (верю абсолютно) — полностью отключаться от всех рабочих дел, почты, звонков и отдыхать. Отдыхать так, чтобы отдыхом переключился мозг: если вы любитель пассивного отдыха — активничайте (ну вот баню, например, на участке постройте, не закажите, вы это всегда делаете, а постройте своими руками). Если вы супер активный человек, замедляйтесь. Например, научитесь медитировать. Или грибы собирайте. До тех пор пока не попустит.

Если вы считаете, что у вас выгорание — первое, знайте, что это очень опасно. Что делать?

  1. Две недели переключающего отдыха, о котором я писала выше. А вдруг вы ошиблись и это  усталость? 
  2. Пойти к врачу. Проверять эндокринную систему и общий фон. А вдруг это реакция на нехватку чего-то в  организме? Очень часто бывает.
  3. К психотерапевту ходить постоянно. А вдруг это не по работу, а работой лишь фонит?
  4. Приготовьтесь, что это надолго. Выгорание не исчезает быстро.
  5. Приготовьтесь, что радовать не будет ничего. При этом вы будете загораться от какой-то новой задачки, но за очень короткий срок остывать.
  6. Решите проблему со сном и едой. Это не изменит состояние, но без этого санитарного минимума  вылезти из выгорания невозможно. 
  7. А теперь самое неприятное: если это выгорание, то задачи прошлого драйвить не будут больше никогда. Там искать новый смысл бессмысленно. Надо искать что-то совсем новое. Оно для каждого свое. Это не обязательно смена отрасли. Это может быть и смена функции внутри отрасли, например, переход с коммерческого директора на операционного. Но это можно делать только, когда вы разобрались со сном, едой, гормональным фоном и выспались.
  8. Попустите себя. Вы же не корите себя за то, что у вас сопли? Выгорание — это серьезнее соплей. Чего ж вы корите себя в том, что ничего не хотите и все не так? (А корите точно, проверено).
  9. Мягко и нежно вытаскивайте себя из  полного «не могу ничего» (там полная пропасть), пока не нашли новый смысл. Не я ничего не хочу, а я не хочу делать конкретно эту работу.  Ок, делаю другую. 
  10. Уважайте себя. Уважайте свое выгорание. Признайте его. Работайте с ним. Ежедневно.

Мой опыт показывает, что люди, которые приходили с сильным выгоранием (повторюсь, я  знаю и понимаю только все про карьеру) и хотели выйти из этого состояния, обретали новый смысл в интервале от полугода до года.

Главное, не довести себя до такого мрака, как мой друг.

Теперь о конкретике. Если вы чувствуете, что выгораете или выгорели, и это связано именно в с работой и карьерой, вы можете задать мне вопрос по ссылке, это абсолютно конфиденциально и бесплатно. И я вам обязательно отвечу. 

Напоследок хочу еще раз сказать — сейчас выгорание докатилось до тех, кто вытащил свой бизнес или свои зону ответственности в найме в самые сложные месяцы карантина. То есть до самых стойких. У кого нет привычки болеть, жалеть себя и заниматься собой. Поэтому именно их и ломает наиболее сильно. 

Не будьте одни. Сейчас важно вам помочь.

Источник: Facebook Алены Владимирской

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.