«Я не знаю, где сейчас мой сын» – до чего доходят родители в борьбе за ребенка

|

“С 9 декабря Марк не слышал мой голос, а я не слышала и не видела его. Самое главное - надеюсь, он в порядке”, - говорит мама Татьяна. “Я очень люблю своего сына и никогда не причиню ему боли. Но все это время Татьяна вела себя так странно, что доверить ей больше ребенка я не могу”, - считает отец Максим. Суд постановил оставить ребенка с матерью, но отец похитил его, и оказалось, что нет инструментов выполнить решение суда. Как быть в таких ситуациях?

Размолвки и разводы родителей всегда сказываются на детях. Но еще страшнее, когда доходит до шантажа друг друга детьми, или, как в этой истории, до похищения ребенка. Что делать, когда приходится обращаться в правоохранительные органы, на чем основываются суды, как за эмоциями найти лучший вариант для ребенка.

“С начала декабря Марк не слышал мой голос”

Сын Марк родился у Татьяны и Максима в июне 2013 года. Татьяна утверждает, что муж всегда был строг, часто впадал в гнев и даже запретил жене общаться с родителями. Ситуация стала хуже, когда в 2016 году в Москву из Красноярска приехал отец Максима.

“С его приездом я перестала узнавать своего мужа. Он и раньше был строг и у него случались приступы гнева, но с приездом папы Максим начал впадать в состояние аффекта, жестоко наказывать, унижать меня и ребенка”, – пишет она на своей странице в Фейсбуке.

В сентябре у супругов произошла очередная ссора, после которой Татьяна написала заявление в полицию, собрала вещи и переехала с сыном к своим родителям.

“Я умоляла его не травмировать ребенка и не срывать на нем свой гнев из-за опоздания на работу. Максим применил ко мне физическую силу, когда я пыталась защитить ребенка от незаслуженного наказания. Мой муж, затащил ребенка в комнату и что-то делал с ним. Марк кричал «Мама, мамочка, спаси меня».

Я пыталась открыть дверь и плакала. В приступе ярости Колиберда М.А. выбежал из комнаты, схватил меня за руку и потащил в другую комнату, потом с силой толкнул в комнату, я пролетела три метра и приземлилась копчиком на пол. Никаких следов от этой травмы не осталось”, – рассказывает мама Марка о том дне.

“Максим воспринял наш отъезд негативно, атаковал квартиру, звонил и пытался угрожать тем, что я препятствую его общению с ребенком. Марк первое время очень боялся папу и просил меня не отдавать ему”, – рассказывает Татьяна. Со временем казалось, что супруг успокоился, стал помогать Марку и его маме, они часто втроем проводили выходные.

В декабре 2017 года Татьяна последний раз виделась со своим сыном. Максим ушел с ребенком на прогулку и не предупредив женщину увез ребенка в Красноярск по дубликату свидетельства о рождении.

В феврале на судебном заседании место жительства Марка было определено вместе с матерью. Согласно решению суда отец должен был немедленно передать ребенка Татьяне.

В апреле Татьяне удалось узнать, где живет сейчас Марк. Три дня женщина вместе с журналистами и судебными приставами дежурила под дверью, но дедушка ребенка не открыл ей дверь и не дал увидеться с ребенком: “За дверью прямо сейчас с тремя мужчинами мой сын Колиберда Марк, которого я ищу четыре месяца. На руках у меня определение суда. Пристав пишет акт, опека ухмыляется и рекомендует мне “забрать” ребенка”, – пишет Татьяна.

“Таню, маму Марка, два дня назад похитили. Вывезли в лес и бросили там!!!!! Она жива. Нашли её. Может быть сейчас наконец-то обратят внимание на проблему, на то что несовершеннолетний ребёнок с больным человеком находится рядом”,написала подруга у нее на странице.

“Я не знаю, где сейчас Марк. Есть информация, что его вывезли с Водопьянова,10. Мне по-прежнему не дают с ним пообщаться ни лично, ни по телефону. С 9 декабря Марк не слышал мой голос, а я не слышала и не видела его. Самое главное – надеюсь, он в порядке” – рассказала Татьяна “Правмиру”.

“Я не собирался лишать мать и сына возможности видеться”

«Я очень люблю своего сына и никогда не причиню ему боли. Но все это время Татьяна вела себя так странно, что доверить ей больше ребенка я не могу. Я не собирался лишать мать и сына возможности видеться. Но обстоятельства сложились так, что увезти Марка – было единственным выходом. На сегодняшний день я стараюсь максимально оградить его от всего, что происходит вокруг. Пока мне это удается. Буду делать это максимально долго», – говорит Максим Колиберда корреспонденту “Правмира”.

По словам представителя отца Надежды Щигельской, история выглядит не совсем так. Надежда рассказала, что через некоторое время после разрыва отец стал замечать синяки на теле ребенка, а Татьяна стала препятствовать их общению с Марком. Кроме того, сын стал часто болеть.

– Мальчика положили в стационар. Максим лег вместе с ним. Они пролежали 10 дней. Татьяна за это время в больницу ни разу не пришла. К слову, лечить ребенка пришлось не только от простуды, которая уже переросла в пневмонию, а также от заболевания желудка и кожи, – пояснила Надежда Щигельская.

По словам Татьяны, многочисленные болезни были связаны с адаптацией ребенка в детском саду (Марк был зачислен в сад в сентябре прошлого года), в ноябре из-за осложнений мальчик с папой действительно лежали в больнице.

Она утверждает, что приходила навестить ребенка каждый день. “Врачи в больнице видели меня и знают, что я уходила всегда самой последней, так как не хотела разлучаться с сыном на ночь, такой опыт разлучения у нас с ним был впервые”.

В квартире, где живет Марк с папой, прибрано и уютно

Если родители не договорятся, ребенка могут отобрать у обеих сторон и поместить в социальное учреждение, считает уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае Ирина Мирошникова.

– Закон такую возможность предусматривает. Но мы сейчас не делаем этого, понимая, какая это еще одна колоссальная травма для мальчика. За то, что родители не могут договориться, платить приходится сыну», – говорит омбудсмен. – Для нас было главным установить, в каких условиях живет ребенок и как он себя сейчас чувствует – мама рассказывала, что мальчика уже несколько дней не выводят гулять на улицу. Для этого в квартиру, где живут Колиберды был вызван наряд полиции и врачи «Скорой помощи».

Как отметили полицейские, мальчик чувствует себя хорошо. Он ходит в детский сад, посещает различные кружки: фехтование, плавание и т.д.

– В квартире, где живет Марк с папой, прибрано и уютно, в холодильнике есть еда, у ребенка – игрушки, – говорит начальник пресс-службы МУ МВД России «Красноярское» Екатерина Росицкая. – При нас мальчик не плакал и не выглядел грустным, просто играл и общался. Доктора осмотрели его – он абсолютно здоров. Мы выяснили главное, в данный момент его жизни ничего не угрожает. Больше вмешиваться в семейные дела полиция просто не имеет права.

«Других вариантов, как отстаивать интересы сына, у меня нет. Хотя даже после всего, что устроила Татьяна в подъезде дома, я готов с ней общаться и договариваться, но она такого желания не высказывает. Сейчас я буду подавать прошение о пересмотре дела в отношении того, с кем должен жить Марк до нашего с Татьяной развода», – заключил отец Максим Колиберда.

Татьяна рассказывает, что благодаря уполномоченному по правам ребенка в Красноярске она вышла на медиацию. “Надеюсь, Максим тоже согласится на эту процедуру и наконец-то с монолога мы перейдем на диалог”, – рассказала она.

Татьяна Колиберда, Максим Колиберда и Марк

Эффективных механизмов исполнения решений суда о воспитании детей у нас нет

За последние 10 лет количество споров о детях увеличилось вдвое: с 17014 дел в 2008 году до 30806 дел в 2016 г, рассказывает адвокат Виктория Дергунова.

При этом в России не существует эффективного механизма исполнения решений судов о воспитании детей, говорит она. Неисполнение родителем вступившего в законную силу решения суда о воспитании ребенка (например, определении его места жительства или порядка общения с ним одному из родителей) не образует состава преступления, предусмотренного ст.ст. 126, 315 или 330 Уголовного кодекса РФ.

“Это позволяет родителям абсолютно безнаказанно не исполнять решения судов о воспитании детей, вступившие в законную силу, годами, что фактически приводит к нарушению прав детей жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, на их заботу, на совместное с ними проживание, на общение с каждым из них и с другими родственниками”, – объясняет Виктория Дергунова.

Наказание, предусмотренное за неисполнение решения суда, не воспринимается как серьезное наказание и не стимулирует родителя к добросовестному исполнению своих родительских прав и обязанностей.

В итоге появилась новая тенденция. Родители, которые не могут добиться от бывшего супруга исполнения решения суда, обращаются с иском о лишении или ограничении его прав.

Что делать, если договориться с супругом по поводу ребенка не получается

Подробная инструкция от адвоката Виктории Дергуновой

Виктория Дергунова

1. Обратиться к адвокату, чтобы он проанализировал вашу ситуацию, дал ей правовую оценку, предложил адекватные варианты решения проблемы.

Именно он может просчитать все ваши риски, поможет грамотно сформулировать исковые требования, расскажет как подать иск по Вашему месту жительства, а не по месту жительства ответчика и ответит на многие другие вопросы.

2. Соберите вещи первой необходимости.

Если к адвокату идти не хочется, то нужно начать с объективной оценки реальности угрозы “похищения” ребенка и подстраховаться заранее: оценить свои финансовые возможности, подумать, куда вы можете переехать в случае наступления “кризисного” события, где можете пожить с ребенком на период нахождения с другой стороной в стадии переговоров или во время рассмотрения дела в суде. Для этого заранее найдите все документы на ребенка, соберите вещи “первой необходимости” и сложите все в одном месте, чтобы не тратить время на сборы в критический момент.

3. Собирайте документы для аргументирования своей правовой позиции.

Характеризующий материал на себя и на ребенка можно взять:

– с места работы и места жительства (от участкового инспектора, из отделов внутренних дел, управляющих компаний и т. д.);

– из образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещал ребенок;

– из медицинских учреждений, где ребенку оказывалась (оказывается) медицинская помощь, в том числе в архивов подстанций скорой помощи о совершенных к ребенку выездах по факту поступивших обращений;

– в экспертных учреждениях в порядке внепроцессуального обращения для проведения определенного вида обследований в отношении родителя, родителя и его ребенка или только ребенка с целью получения заключений специалиста по поставленным вопросам

Также можно обращаться в органы опеки и попечительства с заявлениями по факту нарушения прав ребенка на общение с вами, как с родителем и предоставлять в суд результаты материалов проверки по фактам поступивших заявлений и проведенных в принципе проверок, затрагивающих права и законные интересы ребенка.

Дополнительно рекомендую обратиться в аппарат уполномоченного по правам ребенка (в центральный и по субъекту) по вопросу их участия в рассматриваемом судом деле в форме принятия непосредственного участия в качестве третьего лица и представления соответствующего заключения по существу спора либо в форме представления экспертного мнения по факту поступившего от родителя заявления. Не забывайте о вызове свидетелей для опроса в суде.

4. Записывайте все телефонные разговоры с другим родителем и сохранять все переписки.

Они могут вам пригодиться в суде.

5. Принимайте меры по ограничению выезда ребенка за пределы Российской Федерации.

Однако это имеет смысл, только если угроза вывоза ребенка действительно существует и только в совокупности с подачей заявления на аннулирование заграничного паспорта ребенка и на запрет выдавать новый заграничный паспорт. Вместе с тем, используя этот правовой инструмент, не забывайте о том, что ограничение распространяется на обоих родителей и снять его в будущем можно будет только путем обращения в суд.

6. Подавайте иск в суд.

Для заявления требования об определении места жительства ребенка с вами необходимо, в первую очередь, начать раздельно проживать со вторым родителем.

Сразу просите суд определить и порядок общения с ребенком отдельно проживающему родителю. Это связано с тем, что само по себе решение суда об определении места жительства ребенка с вами не имеет никакой правовой ценности с точки зрения исполнительного производства.

Другими словами, если в резолютивной части решения не будет ничего, что бы обязывало второго родителя либо передать вам ребенка на воспитание, либо возвращать вам его после общения, то в случае недобросовестного поведения родителя, исполнительный лист получить на такое решение суда не удастся, возбудить исполнительное производство не получится и придется снова судиться.

7. Требуйте принять обеспечительные меры по спору.

Многие рекомендуют вместе с иском сразу заявлять требование о принятии судом обеспечительных мер о возвращении ребенка в его привычную обстановку, то есть возврате ребенка тому родителю, с которым он обычно проживал на момент возникновения спора и(или) об определении порядка общения с ребенком на период спора.

Вместе с тем, практика рассмотрения таких заявлений судами такова, что за исключением редких случаев (например, малолетства ребенка), они определяет место жительства ребенка на период спора с тем родителем, с которым он находится фактически на момент рассмотрения заявления о принятии обеспечительных мер. Если требование о порядке общения не заявлено в иске, то суд не определит его и в порядке его обеспечения. В то же время, закон не лишает вас права подать такое заявление на любой стадии рассмотрения дела в суде, например, когда ребенок был вами возвращен во избежание его перемещений в будущем.

8. Не подписывать никаких соглашений о воспитании ребенка, за исключением утвержденных судом, поскольку такие соглашения носят добровольный характер и не подлежат принудительному исполнению.

То есть если один из родителей не захочет придерживаться достигнутых договоренностей, второй родитель ничего с этим не сделает.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: