С 19 октября многих московских школьников перевели на дистанционное обучение, к этому готовится и Забайкальский край — число заболевших ковидом растет по всей стране. О том, почему детям сложнее воспринимать новую информацию, находясь перед монитором, «Правмиру» рассказала Мария Баулина — кандидат психологических наук, нейропсихолог, доцент факультета клинической психологии Московского института психоанализа.

— Дети на дистанционке устают сильнее, чем в школе. Почему?

Мария Баулина

— В среднестатистической семье, которая следит за тем, сколько времени ребенок проводит за компьютером, обычно есть какие-то договоренности: условно, ему разрешают играть не больше часа в день. 

Здесь получается, что ребенок ежедневно смотрит на экран по 5–6 часов, и при этом он ни за что не соглашается жертвовать игровым временем. Он будет и учиться, и играть, а потом еще и делать задания. Это очень серьезная нагрузка на зрение. 

— В чем вы видите принципиальное отличие дистанционного обучения от очного?

— Дистанционное обучение предполагает гораздо меньшую опору на визуальные стимулы. Объясняя материал в классе, учитель что-то пишет на доске, показывает рисунки или таблицы, и мы приучаем ребенка к тому, что все его внимание должно быть устремлено именно к ним.

И вот ученик оказывается перед монитором ноутбука, где существенной разницы между иконками с изображением учителя, одноклассников и виртуальной доской попросту нет — для мозга по значимости это абсолютно равные стимулы, потому что все картинки более-менее одинакового размера. И даже если запускается демонстрация экрана, так или иначе дети найдут, на что отвлечься: очень много цветовых пятен, которые по яркости могут быть привлекательнее основного материала.

Ребенку трудно выделять важное, само структурирование зрительного поля очень сильно отличается от того, к чему он привык в школе.

Кроме того, обычно учитель использует на уроке не только рисунки, но и другие различные пособия, с помощью которых он целенаправленно организует внимание класса. Скажем, он может раздать ребятам красные кружочки, чтобы они поднимали их в определенный момент: например, когда прозвучит то или иное слово по-французски. В формате Zoom-конференции такое представить непросто.

Что касается изучения иностранного языка — это вообще отдельная тема. Сейчас детей с шестого класса перевели на дистанционку, с седьмого класса у большинства начался второй иностранный. Повезло, если семья располагает компьютером последней модели с прекрасным программным обеспечением. Но со среднестатистическим ноутбуком и интернетом неизбежны слуховые помехи — постоянно что-то шумит и обрывается, а здесь имеет значение, насколько четко ребенок воспринимает артикулируемые звуки и видит мимику преподавателя.

Включил ноутбук — уже молодец

 — Как сфокусировать внимание ребенка на важном, когда зрительные стимулы одинаковы?

— Это в основном задача учителя. Он может давать словесные указания («Так, а теперь все смотрим сюда») и прибегать к визуальным маркерам — анимации, видеороликам, ярким материалам, юмористическим картинкам.

Другой способ — когда родители фактически берут на себя функцию тьюторов и сидят рядом с ребенком, помогая ему ориентироваться в изображении. Варианты здесь очень ограничены, потому что у ребенка нет собственной мотивации ловить каждое слово педагога и смотреть, что важно, а что нет. Он считает, что включил ноутбук — и уже большой молодец.

— Распространено мнение, что младшим школьникам учиться дистанционно сложнее, чем подросткам. Так ли это?

— Ничего подобного. В силу возраста у них свои причины, по которым они испытывают дискомфорт. 

Опять дистант! Врачи, педагог и рекрутер — о том, каким он будет для старших школьников Москвы
Подробнее

Основные различия заключаются вот в чем. Для младших школьников необходим эмоционально-насыщенный, яркий визуальный материал, который будет привлекать внимание. У подростков же более сложные мотивационные процессы, для них в большей степени важно содержание, координация того, что сказали на уроке, и того, как это связано с их собственными интересами и потребностями. 

Подростки стремятся поддерживать диалог — вот почему они часто задают кучу дополнительных вопросов. В Zoom у преподавателя нет возможности тратить на это время, и мотивация у ребенка будет снижаться: он что-то увидел или услышал, захотел подробнее расспросить, но нельзя. Дальше он перестает слушать вовсе или зацикливается на том, что его заинтересовало, и пропускает остаток урока. Живой диалог выполняет очень много функций.

— Каково учителю удерживать внимание класса через монитор?

— Очно учитель может это делать максимум в течение 5–10 минут, потом детям нужно переключиться, и эти циклы повторяются, ведь занятие длится 45 минут далеко не случайно, у педагога план действий расписан очень детально. А здесь приходится бесконечно проверять связь, и один вылетевший из системы человек мгновенно разрушает необходимое напряжение, которое должно царить на уроке. Концентрация сразу пропадает не только у этого ребенка, но и у всех, кто был погружен в изучение темы.

В классе, как правило, в учебный процесс включено не более 70% детей, онлайн в лучшем случае активно вовлечены 40%.

Конечно, везде есть ответственные и беспокойные отличники — они будут нормально учиться  при любых условиях. Но рассчитывать именно на них не можем, это скорее редкие исключения.

Вспомним про детей с особенностями здоровья, многие из них страдают синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Такие дети не чувствуют взаимодействия с учителем, а его фигура для них особенно важна. Они не видят, что им смотрят в глаза, что им в какой-то момент улыбаются: «А ты понял? Молодец, да-да-да, вот отсюда надо писать…»

Так как у них проблемы с восприятием, то задание они с первого раза не понимают, его нужно повторять, причем несколько раз и желательно в разных формулировках. В обычной ситуации остальной класс может начать работу, а в это время учитель подойдет к ребенку с особенностями и еще раз объяснит ему тему, что-то покажет в книге. Как организовать это в онлайн-формате?

Контролируете каждый шаг? Это вредно

— Когда ребенок занимается дома, у родителей появляется возможность контролировать учебу, идет ли это на пользу?

— Вообще тенденция последних лет такова, что родители почему-то должны активно участвовать в учебном процессе. Не забирайте у ребенка его сферу ответственности. 

Меня мама отправила в первый класс — и потом поздравила с защитой кандидатской диссертации. Все остальное прошло мимо нее.

Когда родители контролируют каждый шаг, ничего хорошего не произойдет. Ребенок привыкает, что ему постоянно помогает мама или бабушка. На дистанте он как раз находится в своей комнате, а ему с кухни кричат: «Вася, а ну-ка не считай ворон…»

Учитель Дмитрий Шноль: «Вернетесь с дистанта, вам поставят двойки. Хорошо!»
Подробнее

То есть он и так-то не очень хорошо себя контролирует, но и не учится это делать: знает, что если надо слушать — скажут. Работает совершенно другая логика, в психологии для такого явления существует понятие «внешний локус контроля».

У ребенка изначально не очень высокая мотивация к обучению, и родители, переживая, что он нахватает «двоек», берут дело в свои руки. Но ведь их благие намерения приносят противоположный результат.

— Что посоветуете родителям в период дистанта? 

— Родителям могу порекомендовать не ставить амбициозных задач. Не надо требовать от сына или дочери прекрасную успеваемость по всем предметам. 

Я бы настраивалась на то, что все равно придется догонять. Мы поддерживаем самый базовый уровень знаний, который потом компенсируется дополнительными занятиями с репетиторами. 

Сейчас задача ребенка — посетить все уроки, получить свою «четверку» с минусом и сделать домашние задания, чтобы не накапливать долги. Забудьте на время про олимпиадную математику: быстрее, выше, сильнее в этих условиях не получится.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.