8 вопросов Алексею Захарову о письме Президенту и трудовой миграции

Руководитель портала Superjob.ru Алексей Захаров написал открытое письмо Президенту Российской Федерации в связи с планами по расширению трудовой миграции в Россию. Захаров полагает, что эти планы делают абсолютно неконкурентоспособными десятки миллионов россиян, которые уже сейчас не могут конкурировать на рынке низкоквалифицированного труда. Правмир поговорил с Алексеем Захаровым о письме и его видении проблемы.

Открытое письмо руководителя портала Superjob.ru Алексея Захарова Президенту Российской Федерации

– Алексей, несколько дней идет бурное обсуждение Вашего открытого письма Президенту. Что побудило Вас, откуда такой «крик души»?

— Мне казалось, что надо, в конце концов, сказать всем вместе о том, что мы давно видим. Сказать и посмотреть, что будет. Если ничего не будет, значит, надо исходить из того, что будет так. Но пока я все-таки думаю, есть время что-то поменять.

— Какие конкретные решения проблемы трудовой миграции и притока гастарбайтеров вы предлагаете?

Безусловно, нужен визовый режим со всеми азиатскими республиками бывшего СССР. Я бы полностью закрыл границу для трудовой миграции, причем не только со среднеазиатскими республиками. Надо закрыть границу для притока низкоквалифицированной рабочей силы. Если высшее образование есть — впускаем работать. Нет — выдаем только туристическую визу.

Впоследствии можно начать вводить жесткие квоты для тех, у кого образования нет, но для начала надо разобраться с ситуацией и закрыть рынок минимум на два-три года.

— Но ведь рынок труда просто встанет. Кто будет ремонтировать, убирать, косить, наконец?

— А кто в Швейцарии ремонтирует или в Италии?

— В Германии доля турецких рабочих колоссальна.

— Но именно Германия уже наплакалась с этим, недаром несколько лет там уже говорят о провале политики мультикультурализма и толерантности… Толпы турецких рабочих строят Турцию на территории Германии. Германия это осознала, сейчас начинается совершенно другая политика. Но они уже с трудом могут проводить эту политику, потому что турки во власти.

— А как воздействовать на человека, чтобы он отложил бутылку и пошел работать?

— Рычаги есть. Мой кум занимается сейчас сельскохозяйственным производством в Тульской области. Соответственно, есть проблема с тем, чтобы нанять местных, потому что народ пьет. Но он, тем не менее, нанимает местных, дает им хорошо оплачиваемую работу. И тогда они перестают пить, потому что у них есть какая-то перспектива. Одно дело ты пьешь, не работаешь, у тебя нет никакой перспективы, другое дело, если ты получаешь вменяемые деньги, и понимаешь, что хватает не только на бутылку, а еще на что-то.

Мой любимый авторгосподин Мединскийнаписал книжку «Мифы о России» — там хорошо написано о мифе исконно русского пьянства. Знаете, как-то я оказался в Исландии в пятницу — в Рейкьявике — я не видел, чтобы в России так пили. Эдакий корпоратив на весь город под Новый год в строительной компании.

Что наш народ не хочет работать — не согласен, вот я начинал токарем на заводе «Гидромаш» в Нижнем Новгороде и к нашему народу отношусь с большим уважением.

— Но когда есть альтернатива — взять местных жителей или взять каких-нибудь гастарбайтеров, то окажется, что…

— Нет альтернативы. Нет альтернативы — они меньше берут.

— И лучше работают при этом.

— Кто-то лучше, кто-то хуже.

— Да, у меня много друзей-бизнесменов нанимают, в том числе, и гастарбайтеров. Но недавно один из них сказал: «Я сейчас с чувашами работаю не потому, что я такой ура-патриотичный. Я раньше с узбеками работал, а сейчас с чувашами. Они работают лучше, берут меньше».

— Отец Тихон (Шевкунов) с болью рассказывал о том, как вынужден был взять на работу китайцев в свой колхоз…

— Вот смотрите, у вас есть непослушный сын или дочка. Учиться не хочет, пьет. Да ладно, пусть она себе там бухает, а я возьму китайчонка в семью, а дочка — ну ее. Пусть китайчонок будет у меня с утра до вечера учиться, он будет послушный. Но не ставится же так вопрос в семье. Мы родились на этой территории, кто-то русский, татарин, но мы не хотим быть китайцами. Вот и весь вопрос. Мы что хотим? Сделать так, чтобы наш народ меньше пил? Давайте думать об этом. Или мы хотим заменить наш народ на тот, который не пьет? Ну, хорошо. Так это тоже цель, только это другая страна.

— И все же «не напрягаться» сегодня девиз многих…

— Я категорически не согласен с посылами, что наши жители живут по принципу «не напрягаться». Я же вижу, как люди живут. Огромное количество людей напрягается и в Москве, и в Нижнем Новгороде, и в городе Семенов Нижегородской губернии или в Арзамасе. Люди работают, люди напрягаются, люди тащат семьи. Мне кажется, что обобщать здесь очень не правильно всегда. Да, кто-то не напрягается, а кто-то напрягается. И в Китае кто-то не напрягается.

Почему к нам едут? Потому что работать хотят? Нет. Потому что у них еще хуже. Как только в пирамиде Маслоу первичные потребности решаются, человек моментально начинает пить. Вообще — это вопросы перпендикулярные, не связанные между собой — желание бухать и желание работать.

— А внутри России что происходит — ведь тоже колоссальная миграция в Москву, Санкт-Петербург.

— Есть такая проблема. Но снова надо комплексно все решать. Если нам нужно какие-то регионы развивать объективно, хорошо, давайте предоставлять там налоговые льготы, создавать там какие-то интересные для людей условия, чтобы они оставались. Пока все деньги в Москве.

Есть депрессивные регионы. Есть моногорода в количестве несколько сотен, которые признаны абсолютно бесперспективными. Где-то в глухой тайге построен был какой-то рудник. Рудник — это градообразующее предприятие, там нет ни малейшей перспективы у людей. Никакой бизнес там развиваться не будет. Значит, надо констатировать, что этот город умер. Отработала машина свое — ее надо сдать в утиль. Поскольку там люди — значит, надо заниматься конкретно этими людьми.

— То есть закрытие границ для трудовой миграции – оптимальное, на Ваш взгляд, решение?

— Понятно, что просто закрыв границы для нелегальной или легальной трудовой неквалифицированной миграции, мы всех проблем не решим. Понятно, что у нас с образованием, мягко говоря, тоже не очень все хорошо. Понятно, что куча перекосов в экономике. Понятно, что наше государство безработицы боится, как огня забастовок, не хочет видеть шахтеров, стучащих касками на Горбатом мосту, поэтому у нас огромное количество людей приписано к старым заводам, к шахтам, они ничего не производят. Там производительность труда ниже плинтуса, если вообще, есть. Этих людей держат так на привязи, платя какую-то мизерную зарплату, чтобы они никуда не дернулись.

Понятно, что все это надо комплексно перестраивать.

Но с чего-то надо начинать.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Более 400 беженцев утонули в Средиземном море по пути в Европу

Мигранты пытались достичь берегов Европы на четырех ветхих лодках

Великое переселение народов

Может быть, нам нужно самим измениться и установить контакт с огромной общностью, которую не остановят никакие…

Как в Германии справляются с беженцами и ищут среди них радикалов

Почему после гибели людей в Париже Германия решительно подтвердила прежний курс

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!