Аборты: что происходит и о чем просит Патриарх

«Аборт вреден, это подтвердит любой гинеколог. В лучшем случае он не принесет ни пользы, ни ощутимого вреда, в худшем – может очень сильно ударить по здоровью женщины. Поэтому аборт, хоть и относится к категории медицинских вмешательств, к охране здоровья не имеет отношения». Иеромонах Федорит (Сеньчуков) о том, почему он поддерживает идею выведения абортов из системы обязательного медицинского страхования.
Иеромонах Феодорит (Сеньчуков)

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков)

27 сентября СМИ облетело сообщение, что Патриарх подписал Петицию против абортов с таким текстом:

«Мы, граждане Российской Федерации, выступаем за прекращение существующей в нашей стране практики легального убийства детей до рождения и требуем внесения в законодательство изменений, направленных на:

  • Признание за зачатым ребенком статуса человеческого существа, жизнь, здоровье и благополучие которого должны быть защищены законом.
  • Запрет хирургических и медикаментозных прерываний беременности.
  • Запрет противозачаточных средств с абортивным действием.
  • Запрет вспомогательных репродуктивных технологий, неотъемлемой составляющей которых является унижение человеческого достоинства и убийство детей, находящихся на начальных этапах эмбрионального развития.
  • Оказание из федерального бюджета материальной помощи беременным женщинам и семьям с детьми на уровне не менее прожиточного минимума».

Через несколько часов появилось опровержение: мол, Патриарх никакого обращения не подписывал. Еще через некоторое время выступил Председатель ОВЦОСМИ В.Р. Легойда, а затем руководитель пресс-службы Святейшего о.Александр Волков, которые сообщили, что Патриарх подписал эту петицию как гражданин и священник, а как Предстоятель Церкви он работает над выведением абортов из системы ОМС. Еще через день эту петицию подписал митрополит Иларион, при этом призвав рожать несмотря на бедность. Попутно выяснилось, что детский омбудсмен Анна Кузнецова стоит на тех же позициях, и здесь же вылезла вездесущая сенатор Мизулина с радостной информацией, что ее законопроект о запрете бэби-боксов поддержан Правительством. Кремль от всего этого дистанцировался, а министр здравоохранения Вероника Скворцова высказалась против выведения абортов из системы ОМС… Такова хронология событий.

И забурлил народ. Забились набаты фейсбука, полумертвого ЖЖ и вечно юного ВК. Очередные диванные битвы поглотили народ.

Ну а все-таки, что же сделал Патриарх, зачем нужны аборты и причем тут ОМС?

Давайте попробуем разобраться.

Сначала с петицией. Имеет право гражданин РФ Владимир Михайлович Гундяев, известный всему миру как Патриарх Московский и вся Руси Кирилл (как и гражданин РФ Г.В. Алфеев – митрополит Иларион) подписать некое обращение к властям своего государства? Да, имеет – это его конституционное право; слава Богу, поражения в правах для духовенства закончились вместе с СССР. Подчеркиваю: любое! Хоть о запрете абортов, хоть о принудительном пересаживании депутатов Государственной Думы на волов, а сенаторов – на ишаков. А вот соответствующая ветвь власти уже будет решать, как реагировать на волеизъявление граждан.

Некоторые говорят: «А как же принцип светскости государства?» А вот именно так он и соблюдается – никакая религия государственной не является, а религиозные организации рассматриваются в качестве общественных.

Общество филателистов тоже может свои требования оформить в виде петиции и начать сбор подписей. Между прочим, один из муфтиев петицию против абортов тоже подписал.

Так что с петицией вроде как понятно. От чего же дистанцировались оба церковных спикера?

Все дело в том, что мои желания и мои возможности – не одно и то же. Вот я мечтаю, например, чтобы у нас в монастыре в трапезной омаров подавали. Запеченных. Или пресловутых с клубникой в пюрированной малине. А отец келарь мне говорит: нет, отец Феодорит, кушай рисовую кашу. Но я хитрый, у меня справочник по диетологии есть, и я его отцу келарю так аккуратно подсовываю и говорю – нельзя, отче, одной рисовой кашей питаться, болезнь «бери-бери» будет. Келарь вздыхает, и на столе появляется хотя бы треска  с помидорами.

Так идет переговорный процесс. Вот и Патриарх, как и любой православный человек, мечтает, чтобы абортов не было. Но пока они есть, надо их хотя бы из системы ОМС вывести.

Патриарх Кирилл

Возникает вопрос: а что это дает?  И почему их надо из этой системы выводить?

Давайте разберемся – а что такое ОМС вообще? Если говорить упрощенно, то в мире существует три системы здравоохранения: бюджетная, страховая и коммерческая. При бюджетной деньги на здравоохранение выделяются из соответствующего бюджета – государственного, муниципального или, к примеру, ведомства или предприятия. При коммерческой расчет за предоставленную медицинскую услугу идет непосредственно с конкретным заказчиком. А при страховой – застрахованный оплачивает страховой взнос и получает необходимую помощь в рамках страхового договора.

Но в условиях нашей страны существует огромное количество людей, не имеющих возможности оплачивать свою страховку. Это старики, дети, малоимущие и т.д. Поэтому государство создает фонды обязательного медицинского страхования, куда стекаются деньги, в первую очередь, выплаченные работодателями в виде страховых взносов, из которых оплачивается помощь и работникам, и этим людям, т.е., всем гражданам. Принцип его: «здоровый платит за больного, богатый — за бедного».

Смысл этой системы – обеспечить охрану здоровья граждан. Но все дело в том, что аборт по желанию женщины никакого отношения именно к охране здоровья не имеет.

Более того, аборт вреден, это подтвердит любой гинеколог. В лучшем случае он не принесет ни пользы, ни ощутимого вреда, в худшем может очень сильно ударить по здоровью женщины. Поэтому аборт, хоть и является медицинским вмешательством, к охране здоровья не относится.

Такие медицинские вмешательства есть и в другой сфере – косметологии и пластической хирургии. Они тоже производятся по желанию пациента, и в систему ОМС не входят. Точно также не должен входить в систему ОМС  и аборт по желанию женщины. Причем независимо от православия, ислама или буддизма и иудаизма.

Понятно, что аборт по медпоказаниям останется в системе ОМС именно как лечебное вмешательство. Кстати, именно поэтому Вероника Скворцова против вывода абортов из ОМС. Все просто: в государственные и муниципальные клиники пойдет меньше денег, а коммерческие аборты, которые вполне можно проводить в рамках программы платных услуг, потребуют бОльших вложений, да и конкуренции с оборотистыми частниками госклиники могут не выдержать

Тогда появляется вопрос – а причем же здесь Церковь? Какое отношение Церковь имеет к перераспределению денег в государстве?

Здесь как раз мы видим совпадение интересов. Церковь ведь не сферический конь в вакууме, говоря интернет-мемом. Она действует в мире. И ее члены – это обычные граждане своего государства.

Но дело не только в этом. Как правило, возражением и против запрещения абортов вообще, и против перевода абортов в коммерческую медицину, служит опасение, что возрастет количество криминальных абортов. Примеры тому были в разных странах, и в нашей в частности. Но есть некоторые отличия между 30-ми годами ХХ века и 10-ми века ХХI.

Первое отличие – доступная и качественная неабортивная контрацепция. Причем сейчас секс без презерватива (я имею в виду секс не супружеский) достаточно редок. К сожалению, не столько из моральных соображений, сколько из боязни ВИЧ-инфекции. И презервативы — вещь не дорогая.

Еще раз оговорюсь: я не призываю к разврату. Но лучше быть развратником, чем убийцей, согласитесь…

Второе отличие – народ стал гораздо более просвещенным. Уже дикие способы производства криминального аборта встречаются редко.

Ну, а третье – пока что запрет абортов – это мечтания. А вот вывод их из ОМС желающим сделать не помешает, а кое-кого заставит задуматься. Дело в том, что доступность греха развращает. Трудно плюнуть на пол в Эрмитаже, но достаточно легко на замусоренный асфальт. Точно также доступность бесплатного аборта всегда оставляет этот выход. Хотя многие даже при наличии абортов по ОМС предпочитают платные клиники.

Кстати, фейсбучные баталии показали очень интересную вещь: очень многие, особенно мужчины, даже не подозревают, что аборты в нашей стране бесплатны. Зато среди протестующих против отмены бесплатных абортов, в основном, женщины. Вопрос – а куда деваются деньги, которые женщины этих мужчин тратят якобы на аборты? Ведь про оплату абортов эти мужчины знают… Но это так, ремарка в сторону.

Важно, что женщина, которая уверена в своем желании, сделать аборт всегда сможет. А ту, что колеблется, вполне могут остановить затруднения. 

Очень обеспокоены сторонники абортов жизнью малоимущих – как, мол, они платные аборты потянут? А если не потянут – пойдут ли на криминальный аборт или ребенка убьют? Ну, во-первых, презерватив дешевле аборта. Во-вторых, криминальный аборт тоже денег стоит. В-третьих, механизм ценообразования таков, что в богатом регионе цена на аборт будет достаточно высокой, а в бедном – низкой.

Опять же, сейчас деньги найти – не проблема: кредит любой банк предоставит. А не захочешь в долги влезать – значит, либо от секса такого воздержишься, либо все-таки родишь.

Количество детоубийств напрямую от доступности аборта не зависит – этот факт уже неоднократно приводился. А вот количество отказных детей – да, может увеличиться. Ну, так в петиции специальный пункт есть –

  • Оказание из федерального бюджета материальной помощи беременным женщинам и семьям с детьми на уровне не менее прожиточного минимума.

Есть фонды помощи, да и сама Церковь и приюты для матерей с детьми имеет, и семейные детские дома, и вот уже 38 млн руб передает для помощи. И не случайно уже трое-четверо детей даже в нецерковных семьях – не редкость. И своих, и приемных. Но даже если отказы будут – неужели убивать лучше?

Что же касается продекларированного в обращении запрета некоторых репродуктиных технологий, то это не какое-то новое веяние. Все это было написано еще в Основах Социальной концепции РПЦ…

Так что реальные дела Церкви и пресловутое обращение друг другу не противоречат. Обращение просто задает вектор движения в направлении отказа от абортов. Поэтому я – за Патриарха.

 

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Протоиерей Игорь Прекуп: проблема не только в абортах, а в греховном искажении сознания, которое к ним приводит

Расширение полномочий священников – не повод считать, что аборт – "бытовуха" на уровне "сорваться и нахамить"

Папа Франциск дал священникам постоянное право отпускать грех аборта

Конец Года милосердия не означает конца самого милосердия, сказа понтифик