Алексей Ульянов: Аборт в день обращения станет невозможен?

Поправки к проекту закона «Об охране здоровья», касающиеся ограничения абортов, вызывают массу споров. Что это за поправки, ограничивают ли они «права женщин»? Если будут приняты – реально спасут жизни нерожденных детей или так и останутся словотворчеством?

Отвечает Алексей Ульянов, эксперт рабочей группы по разработке законопроектов, направленных на обеспечение права ребенка на жизнь, заместитель директора Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства г. Москвы.

Алексей Ульянов

Алексей Ульянов

3 поправки, одобренные правительством и Минздравсоцразвития:

1. Введение Недели тишины. Интернет пестрит объявлениями: «Аборт недорого, качественно, в день обращения». «В день обращения» готовы и в государственных клиниках. То есть сегодня женщина до 12 недель может спокойно сделать аборт. Если поправка будет принята, женщине сначала дадут время подумать: семь дней на сроках до 11 недель и два дня после 11 недель. Ведь зачастую решение об аборте принимается в эмоциональном порыве: после ссоры с мужем, с любимым, с родителями.

Критики «Недели тишины» говорят, что время отсрочки увеличивает риск осложнений. Но неспроста же “неделя тишины” есть в законодательстве практически всех стран, в которых аборт легализован. Почему мы должны из этого ряда выбиваться и оставаться самой «либеральной» страной? Феминистки – противницы поправок – почему-то думают, если женщина однажды приняла решение об аборте, то передумать уже не может. На самом деле это же не так. А что касается осложнений – неслучайно на 11 неделе отводится лишь 2 дня на раздумье.

2. Право врача на отказ от проведения аборта по религиозным убеждениям. Эта норма есть тоже практически во всех странах.

Я знаю лично несколько высокопрофессиональных врачей, работающих в московских клиниках, которые уже сейчас отказываются от проведения абортов. Но у них пока нет для этого законного права. Они могут действовать в соответствии со своими убеждениями лишь потому, что главврачи не настаивают, страшась потерять высококлассных специалистов.

Противники нормы говорят, что если у врача такие убеждения, пусть покидает профессию, и добавляют: как быть, если возникла угроза жизни матери?

По последнему специально сделана оговорка, что на аборты по медицинским показаниям это право не действует. Первый же аргумент даже рассматривать всерьез не хочется: феминистки предлагают, по сути, установить дискриминацию по вероисповеданию, что запрещено Конституцией. И только удивляться приходится правовому нигилизму наших оппонентов.

3. Сокращение социальных показаний с четырех до одного (социальные показания предполагают возможность аборта даже на поздних сроках – с 12 до 22 недель).

До 2003 года таких показаний было вообще 13, в том числе многодетность: многодетные имели право сделать аборт на поздних сроках. Потом их сократили до четырех. Сейчас это – лишения свободы, лишение родительских прав, изнасилование, потеря кормильца. Мы предлагаем оставить только изнасилование.

Если мы не затрагиваем право женщины на выбор, смысл социальных показаний теряется. Те же бездомные, наркоманки – точно так же имеют право сделать аборт до 12-ой недели беременности по собственному желанию, как и все остальные. И потому мы суживаем «социальные показания» до одного – изнасилование. Женщина может испытывать длительный шок, и потому у нее оставлена возможность сделать аборт до 22 недели.

Если мы дойдем в своем морально-нравственном развитии до цивилизованных стран, где сохранена католическая вера (Ирландия, Польша) и где аборты по желанию запрещены, то тогда, наверное, вместо одного надо будет вводить 5-6 социальных показаний.

Поправки, которые в Минздравсоцразвития не отвергли, но предложили прописать не в законе, а в подзаконных актах:

  • Женщине необходимо письменно подписать соглашение на аборт. В этом письменном документе, под которым женщина должна ставить свою подпись, необходимо указать все негативные последствия, к которым может привести аборт. Перечислить тот вред, который может быть нанесен ее здоровью, в том числе и психическому.
  • За «Неделю тишины» женщина обязательно должна пройти консультацию психолога, прослушать сердцебиение ребенка, посмотреть визуализацию плода. Эти меры направлены на то, чтобы женщина поняла и увидела, как выглядит живущий в ней ребенок.

Все это, опять же, есть в очень многих странах, где аборты разрешены. Например, в Германии, Франции. А в странах Прибалтики аборты резко сократились после того, как было введено прослушивание сердцебиения ребенка.

Что в Минздравсоцразвитии отвергли или отложили «на потом»:

  • Если женщина состоит в законном браке, она должна получить письменное согласие мужа. Если речь о несовершеннолетней – письменное согласие родителей, либо опекуна.
  • Вывести из оборота медикаментозные абортивные препараты, оставив их только клиникам.
  • Введения лицензирования абортной деятельности. Отдельная лицензия позволит вести государству более жесткий контроль за всеми частными клиниками, отзывать эту лицензию.

За нарушения ничего не будет?

После 12 недель аборт делать нельзя. Но даже если врач делает аборт на 39-й неделе, никакого наказания не предусмотрено. Кроме как сказать: «Так делать неправильно». Мы хотим этот правовой пробел ликвидировать и ввести поправки в КоАП (Кодекс об Административных Правонарушениях), которые бы позволяли налагать штрафы, возможно – дисквалифицировать врача. Если, например, врач будет уговаривать делать аборт, не предоставит “Неделю тишины”, и так далее.

Но это все откладывается…

Если примут первые три поправки:

По нашим скромным оценкам – можно будет сохранить как минимум 100 тысяч жизней. Что касается права врача на отказ, то я не думаю, что отказы будут массовыми: у нас общество достаточно секуляризировано (несмотря на статистику «верующих»). Но это произведет колоссальный психологический эффект. Может быть, не сразу, но постепенно ситуация будет меняться к лучшему. И даже если это будут единичные случаи, когда врач скажет будущей матери: «Знаете, я верующий и отказываюсь вам делать аборт», она тоже может задуматься. Повторюсь, но во всех странах это право у медицинских работников есть.

Не приведут ли поправки к коррупции? Что стоит врачу, например, задним числом выписать справку, что женщина уже прошла “Неделю тишины”?

Большинство людей законопослушны, поэтому серьезной проблемы я не вижу. Под предлогом борьбы с коррупцией некоторые готовы отменить любое госрегулирование и правила, это неверный путь. Но даже если где-то коррупция будет возникать, есть шанс, что часть детей все-таки может спастись.

Я рассматриваю ситуацию так: дайте мне законную возможность спасти хоть какое-то количество жизней.

Подготовила Оксана Головко.

Читайте также:

Разработан законопроект, направленный на снижение количества абортов

Депутат В.Драганов: Мой законопроект о профилактике абортов не имеет ничего общего с запретами

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Верховный суд США отменил ограничения на аборты в Техасе

Верховный суд постановил, что закон нарушает конституционное право женщины на аборт

Неудобные маленькие люди

Почему нужен запрет продажи таблеток «бэби-капут»