Апостол Павел о власти: не только Римлянам!

|
То, что христианин обязан быть абсолютно лоялен к государственной власти, – бесспорно. Об этом говорит, например, апостол Павел в Послании к Римлянам. Но какое место занимает эта лояльность в иерархии христианских ценностей – большой вопрос, ответ на который ищет Андрей Десницкий, анализируя апостольские послания.
Апостол Павел о власти: не только Римлянам!
Апостол Павел Объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы. Художник Василий Суриков
Андрей Десницкий

Андрей Десницкий

Все прекрасно знают, что говорит апостол Павел об отношении к государственной власти (тогда совершенно языческой): в 13-й главе Послания к Римлянам он декларирует принцип полной и безусловной лояльности. К любой ли власти это относится? Долгое время было принято думать, что да. Но после Третьего рейха с его «немецким христианством», вполне лояльным к фюреру, так уже не скажешь…

Но что же имел в виду Павел? О Послании к Римлянам сейчас не буду говорить, мне уже доводилось его разбирать. Добавлю лишь, что это Послание было направлено в столицу империи, и шансы, что оно будет прочитано при императорском дворе, были достаточно велики. Вполне естественно было выразить в письме максимальную лояльность к императорской власти – христиане не готовят никакого государственного переворота.

Но Павел писал не только римлянам. Об отношении внутри общества и о взаимодействии с властями говорит не в меньшей мере и другое послание – 1 Коринфянам. Павел говорит там о восстановлении справедливости, когда униженные и оскорбленные христиане восторжествуют над теми, кто распял Иисуса и угнетает их ныне. Разумеется, Павел не призывает к революции и ожидает, что эта перемена совершится по действию Бога – но тогда лояльность существующей власти обретает совсем другой смысл. Это скорее призыв потерпеть и воспринимать существующую власть как еще один инструмент в руках Бога, осуществляющего Свой таинственный замысел.

Вот лишь несколько отрывков: «Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы» (1 Кор. 2:6-8).

Итак, именно Иисус Христос есть подлинный Господь – а ведь это официальный титул римского императора (греч. κύριος, лат. dominus). А «власти века сего» объявлены преходящими, т. е. временными, и то, что они считают мудростью, на самом деле таковой не является.

Соответственно, когда она будет достигнута, всё поменяется местами, и те, кто сегодня подлежит суду римских властей, сам примет на себя роль судьи. Разбирая частный вопрос (можно ли христианину подавать в языческий суд на другого христианина), Павел пишет весьма энергично (1 Кор. 6:1-3): «Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых? Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные дела? Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские?»

То есть, по сути, в новой реальности теми самыми инструментами Божьей власти станут верующие. И все это произойдет потому, что, как сказано в 1 Кор. 15:24-25, «Он [Христос] предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои». Разумеется, здесь тоже может идти речь о враждебных Богу духовных силах, среди которых тоже может существовать своя иерархия. Но вместе с тем также и о земных властях, которые в конце времен должны признать власть Божию.

Еще яснее выражается Павел в Послании Филиппийцам, написанном, по всей видимости, в заключении, в ожидании суда у римского императора – возможно, даже в самом Риме. Вот что Павел пишет здесь о Христе (Фил. 2:9-11): «Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь [κύριος] Иисус Христос в славу Бога Отца». Таким образом, подлинным Царем и настоящим Господом Павел считает только Иисуса.

В Фил. 3:20 он говорит еще более откровенно: «Наше же жительство [πολίτευμα] – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа». Слово πολίτευμα не просто означает место жительства, как можно подумать по Синодальному переводу, скорее это и есть «государство» или «гражданство». По сути, это яркая декларация лояльности только Христу. К тому же здесь употреблено не только слово κύριος «Господь», но еще и σωτήρ «Спаситель» – оба слова еще в эллинистическую эпоху вошли в титулатуру монархов.

Рембрандт. Апостол Павел

Рембрандт. Апостол Павел

Как согласовать это с Посланием к Римлянам? Никакого противоречия нет, если помнить, что высказывания могли описывать реальность на разных уровнях (эмпирическая данность и подлинная суть вещей) и к тому же быть обращены к разным аудиториям. С одной стороны, Павел призывает уважать существующий порядок вещей и подчиняться требованиям властей, которые его поддерживают, к тому же в этой части он мог заверять имперские власти в лояльности христиан и остужать слишком горячие головы, стремящиеся к бунту (это, разумеется, лишь предположение). С другой – он напоминает о том, что человеческие власти – лишь инструмент в руках Бога, с Которым одним христиане и выстраивают свои отношения в полной уверенности, что последнее слово всегда остается за Ним и однажды Его последователи будут судить весь мир.

Как это могло выглядеть на практике, нам показывает Послание к Филимону. На первый взгляд вообще кажется удивительным, что первые христиане включили этот текст в канон своего Священного Писания. Это частное письмо по одному конкретному поводу: Павел в заключении встретил беглого раба по имени Онисим и обратил его в христианство. Прежний хозяин Онисима, Филимон, тоже был христианином и учеником Павла. И вот теперь Павел отправляет Онисима к Филимону (с точки зрения римского права – возвращает тому похищенную у него собственность) вместе со своим рекомендательным письмом.

Естественно, Филимон имеет полное право сурово наказать Онисима, но Павел уговаривает его не пользоваться этим правом. Он пишет (Флм. 8-12): «имея великое во Христе дерзновение приказывать тебе, что должно, по любви лучше прошу, не иной кто, как я, Павел старец, а теперь и узник Иисуса Христа; прошу тебя о сыне моем Онисиме, которого родил я в узах моих: он был некогда негоден для тебя, а теперь годен тебе и мне; я возвращаю его; ты же прими его, как мое сердце».

То есть Павел действует целиком и полностью в рамках римских законов, не призывая ни к восстанию, ни к отмене рабства, ни к чему подобному. Он предельно лоялен, но эта лояльность внешняя, она, по сути, сводится к отказу от попыток бунта и мятежа.

И в то же время в той новой реальности, которая начала существовать внутри христианской общины, нет ни беглых, ни каких иных рабов, а только близкие отношения между членами общей семьи.

Показательно, что себе Павел присваивает парадоксальный титул «старейшины и заключенного», сочетая самое почетное наименование с самым презренным. В этой новой реальности последние становятся первыми, нынешнее положение дел представляется временным, а лояльность существующей власти – необходимое условие, чтобы пережить это не слишком благоприятное время.

Вопрос не в том, быть ли христианину лояльным своему государству, – разумеется, быть (пока это государство откровенно и беззастенчиво не попирает Божиих заповедей, как Третий рейх). Но вот вопрос о том, какое место занимает эта лояльность в иерархии христианских ценностей, актуален и сегодня.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Безобидный разговор»: Константин фон Эггерт vs Александр Щипков (+видео +голосование)

Спор 'либерала' и 'консерватора' о взаимоотношениях Церкви и государства, 'православной идеологии', критике власти и священноначалия, качестве…

Свободная Церковь?

Опасно ли для Церкви быть признанной государством?

Царство кесаря

Как православные христиане должны относиться к государству? Как понимать разобранные на цитаты евангельские строки о власти?…