“Аргумент Бетховена”, или От чего зависит право на жизнь

|
“Что если, заглянув в будущее этой еще неродившейся девочки, мы увидим, что она целыми днями смотрит тв-шоу и больше ничего не делает? Что если она работает на куриной ферме и вообще мало контактирует с людьми? Что если она пишет ужасные стихи, которые никто никогда не читает?” Почему один pro-life-аргумент не состоятелен.

“Аргумент Бетховена” никуда не годится

Я знаю множество pro-life аргументов (Pro-life – общественное движение, нацеленное на запрет абортов), более того, часть из них я создал сам. Но не все эти аргументы одинаково хороши. Таковы законы риторики. А один часто используемый аргумент особенно опасен – это «аргумент Бетховена».

В двух словах он заключается в следующем: если бы мама Людвига Ван Бетховена была беременна сегодня, ей бы рекомендовали сделать аборт. К счастью, она не прервала беременность, и мир будет вечно наслаждаться его музыкой.

Применительно к современной ситуации: если вы прерываете беременность, возможно, вы убиваете будущего Бетховена, а значит лишаете мир возможности наслаждаться красотой его музыки. Если продолжить эту цепочку дальше, – прерывая беременность, вы возможно убиваете очередного Шекспира, нового Эйнштейна или второго Сократа.

На самом деле этот аргумент никуда не годится.

Лишая мир Сократа, вы можете лишить его второго Сталина

Во-первых, наиболее очевидная проблема «аргумента Бетховена» – его беззащитность. Его легко можно опровергнуть контраргументом – лишая мир очередного Сократа, вы с тем же успехом можете лишить его второго Сталина. Но это не единственная проблема.

С этической точки зрения, самая большая проблема – консеквенциализм. Это учение о том, что правильность или неправильность поступка следует определять на основании его последствий, а не на основании истинной природы этого поступка.

Например, с позиций консеквенциализма, воровство рассматривается как зло не потому, что это умышленное изъятие чужого имущества, а потому, что вас могут поймать и посадить в тюрьму. Далее, с позиций консеквенциализма, воровство рассматривается как благо, потому что вор может использовать украденные деньги на благо общества, в отличие от их владельца.

«Аргумент Бетховена» также выступает с позиций консеквенциализма. Допустим, просто для примера, что в результате аборта умрет ребенок, который в будущем мог бы написать мировой шедевр. Значит ли это, что право ребенка на жизнь зависит от того, получу ли я удовольствие в будущем от его музыки?

Право человека на жизнь не основано на умении писать симфонии

Аристотель пишет о различных типах дружбы, один из них – дружба ради выгоды. Этот тип дружбы основывается не на желании сделать добро другому, а на понимании тех преимуществ, которые другой может вам предоставить. Другими словами, ценность отношений определяется тем, насколько они приносят нам пользу. Очевидно, что «аргумент Бетховена» относится к отношениям ради выгоды.

Разве право человека на жизнь основывается на хрупкой вероятности, что он будет писать симфонии? Или сможет вылечить рак или другую смертельную болезнь?

Что если, заглянув в будущее этой еще неродившейся девочки, мы увидим, что она целыми днями смотрит тв-шоу и больше ничего не делает? Что если она работает на куриной ферме и вообще мало контактирует с людьми? Что если она пишет ужасные стихи, которые никто никогда не читает? Что если … что если … что если?

Ценность личности определяется тем, что ее создал Бог

Все эти «что если» неуместны. Бог создал эту девочку и вдохнул в нее бессмертную душу. И именно этим определяется ценность и достоинство ее личности.

Что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Важно не то, что она могла бы или не могла бы сделать, но важно кто она, и кто ее Создатель. Преднамеренное лишение жизни невинного человека – зло, и не важно напишет этот ребенок симфонию, когда подрастет, или нет.

Аргумент в защиту жизни никогда не должен основываться на том, что эта маленькая девочка сможет сделать для меня, напротив, он должен основываться на том, что Бог уже сделал для нее.

Аргументация защитников абортов часто вращается вокруг следующего вопроса: Если я рожу этого ребенка, какая жизнь его ждет? Как ни странно, «аргумент Бетховена» ставит тот же вопрос, пусть и с более благостных позиций. Мы никогда не должны использовать консеквенциализм, говоря с позиций христианства.

Перевод с английского Марии Строгановой

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
“Марш женщин на Вашингтон”: проабортная идеология и бремя абсурда

Плакаты с требованиями уважать право на аборт вызывают чувство сюрреализма и тяжелых галлюцинаций

Жизни – да, абортам – нет!

В Москве прошел многочисленный митинг против абортов

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!