Библия: текст и археология – лекция Андрея Десницкого (+Видео)

|
8 декабря в просветительском лектории «Правмира» состоялась лекция специалиста по изучению и переводу Библии Андрея Десницкого «Библия: текст и археология». Предлагаем нашим читателям текст и видеозапись этой лекции.

Андрей Сергеевич Десницкий – специалист по изучению и переводу Библии, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, консультант Института перевода Библии, выпускник МГУ.

Я сегодня впервые говорю на эту тему, это немного экспериментальная лекция, но надо же когда-то начинать. Сразу прошу прощения: я не археолог, поэтому профессионально об археологии говорить не могу и вообще ничего принципиально нового не скажу.

Я понимаю, что сейчас все имеют доступ к каналам «Дискавери», «Хистори», где бывает очень интересно, бывает не очень интересно, бывает полная туфта. Вот, к сожалению, то, что говорят про Библию, как правило, относится к последнему разряду: полная туфта. И всех интересует, как правило, один вопрос: было или не было? Как ревнивого мужа. А если было, то когда, где и сколько?

И вот мы начинаем это выяснять, и сплошь и рядом каждый год или каждый месяц появляются якобы сенсационные находки, которые якобы дают ответ на все эти вопросы. Но меня всегда больше всего интересует методология. То есть: а как мы это можем узнать, откуда мы это знаем, а как мы вообще обо всем этом говорим?

И вот сегодня я хотел бы предложить очень краткую вводную лекцию, и, конечно, я приведу некоторые примеры, но это не будут какие-то сенсационные находки, а это то, что достаточно давно известно. Вообще ничего принципиально нового здесь не будет.

Но сначала несколько общих слов. А в чем, собственно говоря, проблема, почему мы ставим так вопрос: текст и археология? У нас есть привычка думать, что ученые все давно открыли. Ну, или две взаимоисключающих привычки.

Одна – что святые отцы все давно сказали и наша задача все только повторять: смиряться, поститься и молиться. Другая – что ученые все доказали и наша задача просто принять то, что доказали ученые (особенно британские, особенно в версии желтой прессы), ведь они открыли для нас весь мир и дали ответы на все вопросы. Я сошлюсь на одного замечательного лингвиста, Якова Георгиевича Тестельца, который сказал: «Наука мало что может, но то, что она может, она может хорошо».

Давайте подумаем о том, что наука действительно мало что может. Точно так же, как и святые отцы нам мало на какие вопросы на самом деле ответили. Если у нас есть текст и есть артефакт, то, что найдено археологом, то они требуют интерпретации. Человек, который не владеет необходимыми методами, будет смотреть на текст с закорючками на древнем языке и на обломок кувшина или камень – и ничего не скажет, ничего не поймет. Текст говорит сам за себя, он все объясняет, если мы знаем язык.

В случае с Библией мы язык, конечно, знаем очень хорошо (и тот, и другой). Но при этом текст субъективен. У нас сегодня тоже можно часто увидеть сенсационные находки. Вот недавно нашли папирус, в котором было написано: «Иисус сказал: “Моя жена”». И это якобы сенсация: найдена жена Иисуса и так далее. Я сейчас даже не буду обсуждать, подлинный или не подлинный этот папирус, потому что есть разные мнения.

Вот в тексте ХХ века «Муха-цокотуха, позолоченное брюхо, муха по полю пошла, муха денежку нашла» засвидетельствовано, что насекомые ХХ века обладали разумом, вступали в товарно-денежные отношения и так далее. Но мы же понимаем, что это не так. Написать можно все что угодно. Можно написать сказку, вымысел, можно кого-то процитировать.

И, наконец, что значит: «Иисус сказал: “Это моя жена”»? Если он говорил: «Тот мне и брат, и сестра, и матерь», то в каком-то варианте могло быть засвидетельствовано: «тот мне и жена». Да? Тот, кто исполняет слово Божье. То есть текст говорит абсолютно ясно сам за себя, но при этом он очень субъективен, и мы никогда не знаем, что сказано в этом тексте и как он соотносится с действительностью, пока мы не получили какой-то контекст, какое-то свидетельство о том, о чем мог думать автор.

Артефакт, черепок, камень или топор абсолютно объективны. Нельзя сказать, что топор притворяется чем-то. Топор – он и есть топор, он молчит, он никогда не скажет нам, кто его сделал, зачем его сделали и так далее. Бывают счастливые исключения, когда на артефакте есть текст, надпись, эпиграфика, тогда он уже что-то о себе рассказывает. Но интерпретация всегда субъективна.

Неслучайно Библию с Новым Заветом читают две тысячи лет, без Нового Завета и того больше (мы не знаем точно сколько) и приходят к абсолютно разным выводам. Невозможна объективная интерпретация этого текста, хотя нет разных таблиц умножения или периодических таблиц элементов. Для Библии существует огромное количество интерпретаций, и оно все возрастает. То же самое бывает и в археологии, хотя на свой лад. Постоянно меняются датировки, постоянно уточняются какие-то факты.

Есть опять-таки популярный в науке радиоуглеродный анализ. Якобы он абсолютно объективен. Да, если, во-первых, применять калибровку, которая тоже подвержена изменениям. То есть вы понимаете, о чем я говорю: один из изотопов углерода радиоактивен, он распадается, и примерно известно, с какой скоростью.

В органических веществах этот изотоп углерода накапливается, пока они живы. Когда они умирают, он перестает накапливаться и начинает распадаться. Значит, в коже, которую сняли с барана, или в дереве, которое срубили, содержится известное количество этого изотопа. Известное ли? Ведь с течением времени в разные года его уровень немножко меняется, и то, что позволяет уточнить это, – калибровка.

А если он находится в каких-то особенных условиях, если он подвергается постоянному воздействию? Например, в кожаном бурдюке варят пищу, как раньше делали, в древности, и, значит, в него могут попасть изотопы из другой среды (я не химик, но здесь есть химик и он может подсказать).

Или он может подвергаться каким-то особым воздействиям. Если мы не знаем, как провел эти два, три или десять тысяч лет этот объект, мы не можем его точно датировать. Наконец, его могли смазывать каким-нибудь жиром для того, чтобы его легче было использовать. Поэтому и радиоуглеродный метод в некоторой степени субъективен.

Ни один археолог никогда не дает датировки только по радиоуглероду. Он дает датировку всего спектра находок. Вот в том или ином месте сделали какое-то количество находок, и он датирует археологический объект, а не отдельные вещи. И самое интересное, что текст и артефакт могут абсолютно не пересекаться.

Мы знаем это из немного анекдотического примера: на заборе известно, что написано, а за забором дрова лежат. Вот, пожалуйста, они не пересекаются – этот текст на заборе и реальность. И очень часто сегодня, включая телевизор, мы видим примерно то же самое; то, что нам рассказывают, и то, что происходит, – это две совершенно разные вещи. И даже не скажешь, какая из них верна. И то, и другое существует.

Есть текст, который описывает, и можно говорить о том, что текст уже есть некая реальность. Текст описывает то, как мы это запомнили, как мы это приняли, как мы это поняли. А артефакт (или некоторое их количество) может описывать, как оно было на самом деле. Но и то, и другое – вопрос интерпретации. Вот такое краткое вступление.

Еще надо добавить, что здесь возникает слишком много конфликтующих интересов. Тут и религия, и политика, и все что угодно. Простейший вопрос: а как называется та область древней истории или археологии, которая занимается изучением библейских стран?

И вот уже вы сразу услышите со всех сторон разные мнения. «Библейская археология», – скажет один. Другой возразит: «Да нет никакой библейской археологии, есть Сиро-Палестинский регион и его особенности». Как называется земля, в которой все это происходило? Один скажет: «Палестина». Другой замашет руками: «Нет, ни в коем случае. Земля Израиля». Потому что Палестина, вы понимаете, это палестинцы, это Ясир Арафат и все прочее. А земля Израиля – это что? Это сионисты. То есть тоже не подходит.

Давайте возьмем нейтральное – Ханаан. Ну, сложилось в основном так, что называют народ Израилем, а страну – Палестиной. Так же как, например, есть Аппенинский полуостров и на нем государство Италия. Ничего страшного, что полуостров носит не то название, что государство. Но, тем не менее, с самого начала, как только вы скажете «Палестина» или «Израиль», вы уже попадете в круг всяких идеологических и политических интересов. И вас поймут так, что вы либо пытаетесь доказать извечные права на эту территорию либо израильского народа, либо палестинского народа, хотя вы всего лишь употребили одно из названий. По счастью, древними ханаанеями себя сегодня никто не называет.

И, конечно, не одинаковое положение с Ветхим и Новым Заветом. В Ветхом Завете описано множество событий, которые в принципе археологически могут быть подтверждены (царство Давида или Соломона, всевозможные войны и подобного рода события).

В то же время для Ветхого Завета крайне мало перекрестной информации, то есть информации из других источников, которые говорят о тех же самых событиях. Она есть, но она начинается довольно поздно, собственно, уже в монархический период. И поэтому, скажем, в отношении датировки домонархической (то есть до Давида, точнее – до Саула) истории Израиля в общем существует только традиционное сотворение мира, когда суммируются все даты жизни патриархов.

Мир был сотворен в греческой и еврейской Библии по-разному, поэтому у нас с евреями расходится счет. Сотворен он был семь или около того тысяч лет назад. Вот с тех пор эта датировка идет. Это единственная датировка, которая, в общем-то, существует в домонархической истории. А даты, когда был Исход (вынося за скобки вопрос, был ли он вообще) настолько разнятся, что ничего определенного мы сказать не можем. И отождествление топонимов и этнонимов часто очень спорно.

Есть, например, в Ветхом Завете такой топоним (или, точнее сказать, этноним) «куши». Ну, конечно, существует Кушицкое царство или Нубия, говоря более привычным нам языком. Но точно ли мы знаем, что кушиты – это нубийцы? Или это просто темнокожие люди? А еще в Междуречье была некая область, которая носила название Куш. Может быть, они из Междуречья? И так далее и тому подобное.

С Новым Заветом в этом смысле картина совершенно иная. Контекст нам прекрасно известен. История Палестины, Римская империя. Я буду говорить «Палестина», имея в виду именно страну или территорию, она очень хорошо описана: кто с кем воевал, кто царствовал, кто правил. И тут у нас никаких особых сомнений не возникает. Даты, имена, топонимы довольно прочно ложатся на уже зафиксированную сетку, потому что существует много исторических перекрестных ссылок (Иосиф Флавий и так далее).

Но основные события не могут быть подтверждены археологически. Откуда мы можем знать, родился Иисус в Вифлееме или не родился в Вифлееме? Какие в принципе могут быть археологические находки, которые это подтвердят? На поле боя остаются тела погибших воинов, стрелы, обломки мечей и так далее.

А что могло остаться в вифлеемском хлеве после Рождества? Абсолютно ничего. Точно так же Воскресение, Вознесение – ключевые моменты евангельской истории – не оставляют абсолютно никаких археологических свидетельств в принципе, даже если сейчас находится нечто, что воспринимается как таковое, например плащаница. Я о ней не буду сегодня говорить. И то возникает куча вопросов, потому что, в конце концов, где свидетельство того, что плащаница – настоящая?

Мы могли бы сказать, что наука доказала, но она пока не доказала и, может быть, никогда не докажет, что этот человек был мертв после распятия и воскрес. И кто докажет, что это Иисус Христос – Сын Божий? Абсолютно никто, глядя на эту плащаницу, этого не докажет. Значит, это недоказуемо в принципе.

Поэтому археологи могут нам рассказывать о том, как вообще тогда жили в Палестине, что происходило в Римской империи, но евангельские истории или истории апостолов не могут быть подтверждены археологически. Да и перекрестных источников практически нет. То есть у нас нет нехристианских источников о новозаветных событиях. Есть поздние и очень обрывочные упоминания, об этом тоже сегодня говорить не будем.

А говорить мы сегодня будем про Ветхий Завет. Там все-таки есть достаточно большое поле для взаимодействия между археологом и филологом. Или как еще назвать человека, который читает тексты?

Здесь возможны три позиции. Традиционалист скажет: «Как говорит Писание, так и было на самом деле. И сейчас мы наберем большое количество аргументов от археологии, чтобы вам это доказать». Такой подход существует. Критик скажет: «Как мы реконструируем с помощью наших научных методов, так оно и было на самом деле. А потом сравним с этим Библию и вычеркнем из нее то, что не соответствует». Есть еще постмодернист, который скажет: «Вот как я это вижу в данный момент. И так мне хочется это рассматривать сегодня, а завтра, может быть, я буду это видеть совершенно по-другому».

И надо сказать, что все три позиции абсолютно живы, нередко вступают друг с другом в спор, и часто люди говорят о конкретных аргументах, не определяя свои позиции. Но, понимаете, если один играет в хоккей, а другой занимается фигурным катанием на одной и той же ледовой арене, то у них ничего не получится. Они будут только мешать друг другу. Так на самом деле часто и происходит.

Давайте теперь, после таких кратких методологических заметок, перейдем к примерам. Моавское освободительное движение. Вот уже политическая подоплека. Если бы Моав жил в наши дни, то, наверное, это было бы очень актуально. «И отложился Моав от Израиля по смерти Ахавы» – 4-я книга Царств. Очень краткий текст, который ничего на самом деле не описывает.

А вот стела царя Меша из того самого Моава, это ІХ век, естественно, до нашей эры, поскольку это Ветхий Завет. Она сегодня находится в Лувре (как она попала туда – это отдельная длинная история), найдена была в середине ХІХ века. Видите, такой черный камень, расколот, и его прорисовка. Очень часто так и будет, что есть археологический памятник и если на нем есть текст, то есть и прорисовка, то есть вручную делается копия самого текста. Язык практически древнееврейский, моавский и еврейский – это диалекты одного и того же ханаанейского языка.

Отрывки из текста: «Я – Меша, сын Кемош-хана, царь Моава, дайвонитянин. Отец мой царствовал над Моавом тридцать лет, и я воцарился после отца моего. Сделал я высоту эту для Кемоша в Кархо, высота спасения, потому что он спас меня от всех царей и потому что он дал мне смотреть на всех ненавидящих меня. Омри (в синодальном переводе – Амврий) правил Израилем, притеснял Моав в дни многие, ибо прогневался Кемош на страну свою. Сменил его сын его, сказал также и он: буду притеснять Моав».

Очень знакомый текст для тех, кто читал Ветхий Завет. Вот для сравнения из книги Судей: это не про то же, но звучит очень похоже: «Сыны израилевы опять стали делать зло перед очами Господа. Укрепил Господь Еглона, царя Моавитского, против израильтян…» и так далее. «И служили сыны израилевы Еглону, царю Моавитскому, восемнадцать лет, возопили к Господу, и Господь воздвигнул им Спасителя».

Вся та же самая история, но только с израильской стороны. Видно сразу, что это два народа, которые очень похожи друг на друга. У тех Бог – Кемош, у этих Бог – Господь (или, как иногда реконструируется Его имя, – Яхве). И они в общем-то говорят одно и то же про свою историю, только с двух разных сторон. Очевидно, так оно периодически и было. Это пример текста, который помогает увидеть израильскую историю в ее древнем ближневосточном контексте.

И дальше из надписи на стеле: «Сказал мне Кемош: ‘Иди, возьми Нево у Израиля’. Пошел я ночью и воевал против него от ранней зари до полудня, захватил я его и убил всех: семь тысяч жителей и пришельцев, а также женщин, и пришелиц, и рабынь, ибо Аштар-Кемошу заклял я его. Взял оттуда сосуды Яхве и принес их пред лицо Кемоша. А царь Израиля построил Йахатц и жил в нем, пока воевал со мной. Изгнал его Кемош от лица моего».

А вот библейский текст из книги Иисуса Навина: «В тот же день взял Иисус Макед и поразил его мечом и царя его и предал заклятью их и все дышащее, что находилось в нем. Никого не оставил, кто бы уцелел». Даже этот термин «заклятье», херем, когда уничтоженный город посвящается Богу и все, что в нем есть живого, убивается, абсолютно одинаков и по ту, и по другую сторону, скажем так, израильско-моавской границы. Помогает ли это понять библейский текст? Мне кажется, да. Это дает некоторый контекст для того повествования, которое мы в этом тексте видим.

Иногда археология не находит таких развернутых текстов, а иногда ее находки выглядят даже скандально. Вот храм в городе Тель-Арад, датируется примерно 700 годом до нашей эры, то есть это монархический период истории Израиля. И что же нашли в Тель-Араде? В этом городе есть святилище, или храм. Но мало ли в каком древнем городе есть храмы! Однако, судя по всему, этот храм – израильский, потому что в нем очень много израильских находок.

А читаем ли мы в Библии про храм в Тель-Араде? Да нет, ничего там про это не сказано. Уже интересно. Вот так выглядит давир, или святое святых, в этом храме. Смотрите, в нем стоят две каменные стелы без надписей, по-древнегречески мацева. Ровно то, что было строжайшим образом запрещено воздвигать. И перед ними два жертвенника для воскурения: побольше и поменьше. И стелы такие же, и жертвенники для воскурения: побольше и поменьше. А как вы думаете почему? Никто не знает, надписей там не сохранилось, но гипотезы есть.

Во-первых, давайте рассмотрим само святилище. Вот история про пророка Самуила, который, как известно, образец строгого единобожия. Саул ищет ослиц и находит Самуила: «Он сегодня пришел в город, потому что сегодня у народа жертвоприношение на высоте. Когда придете в город, застанете его, пока он еще не пошел на ту высоту на обед».

То есть, оказывается, при пророке Самуиле жертвы совершенно спокойно приносились в каком-то городе, на какой-то высоте. То, что скиния была совершенно в другом месте, никого не волновало. Мы видим в Библии свидетельство, что такие вещи происходили. Да и вообще мы постоянно встречаем указания на жертвоприношения в самых разных местах. Давайте теперь вернемся к вопросу, почему же все-таки в израильском храме, в храме, который посещали израильтяне, – две мацевы, стелы, и два жертвенника. Вот есть такая интересная прорисовка с пифоса (большой сосуд из Кунтиллет-Аджруд на Синае): мы видим двух замечательных людей, там сзади кто-то со странной головой играет на лире, тут какие-то коровки пасутся и есть надпись.

Вот эта надпись более крупным планом. И что же там написано? Не все буквы хорошо читаются, плохо сохранилось. «Сказал А (некий царь, его имя на Алеф начинается): «Скажи: я халлалелю ию асу и еще кому-то, я благословляю тебя Яхве Самарийским и его Астартой».

Кто такая «его Астарта»? У всех богов есть своя Астарта, жена. У всех есть жена, а, боги что, не люди что ли, им что, не надо? Конечно, им надо. Астарта есть и у Яхве Самарийского. Что за Яхве Самарийский? Очевидно, это тот Яхве, которого почитают в Самарии, тоже абсолютно нормальное языческое отношение. То есть всевозможные Зевсы различаются по местам обитания и так далее, и так далее. Мы знаем, что Самария – это область к северу от Иерусалима. Вас смущает то, что я предлагаю, но это не я, а археологи предлагают интерпретировать две мацевы как два жертвенника – один побольше Яхве, а поменьше – его Астарте, то есть жене.

Разве в Библии мы не находим нечто подобное? «И сказал Самуил всему дому Израилеву, говоря: если вы всем сердцем своим обращаетесь к Господу, то удалите из среды себя богов иноземных и астарт и расположите сердце ваше к Господу, и служите Ему одному». Нет ли здесь ясного указания, что вообще-то можно служить не только одному Господу, но и Астартам? Всяким Яхвам Самарийским, Яхвам еще каким-нибудь. У каждого своя Астарта, как у нормального языческого бога, как и должно быть.

Царь Манассия из другой книги, из другого места и в другое время. «И соорудил жертвенник в доме Господнем, о котором сказал Господь: “и в Иерусалиме положу имя Мое”. И соорудил жертвенник всему воинству небесному на обоих дворах дома Господня… И поставил истукан Астарты, который сделал, в доме [то есть в храме], о котором говорил Господь Давиду и Соломону, сыну его…»

Разве это не о том же самом? То есть при царе Манассии, оказывается, совершенно спокойно даже в Иерусалиме были жертвенники всему небесному воинству и истукан Астарты. И эту Астарту не просто подселили по ордеру, как в 1918 году, а каким-то образом связали ее с Господом, которому храм был посвящен. То есть действительно израильская религия была такой, какой ее описывают в Библии, потому что Библия постоянно говорит про то, как в допленный период язычество примешивалось к вере в Одного Бога. Это была ее основная проблема, как это описывает Библия. Катастрофа, падение Иерусалима, разрушение и плен были наказанием за эту историю. Но археология нам показывает, как оно могло выглядеть, более прямо и конкретно. И вещественно.

Что же мы со всем этим делаем? Есть разные подходы. Я назвал три базовых. Сейчас поговорим более конкретно. Есть школа Олбрайта, которая говорит, что все так и было, как написано. Великий археолог Уильям Фоксуэлл  Олбрайт был основателем библейской, палестинской, ханаанской, как хотите, археологии и создал свою школу. Ну, как в свое время Шлиман раскопал Трою, ведь он же решил, что все должно быть именно так, как описывает Гомер. И он поехал туда, начал копать и, действительно, раскопал остатки древнего города. Ну, а дальше начались всякие толкования и несовпадения. Имеет ли отношение то, что он раскопал, к гомеровским поэмам или не имеет?

Но Шлиман был до конца уверен, что он нашел там маску Агамемнона, то есть все строго по Гомеру. Олбрайт был уверен, что все написанное в Библии можно подтвердить археологически. Но, кроме того, он был большой специалист по текстам. Как раз это редкость для археолога, как и обратное для филолога. И поэтому Олбрайт оставил особенно заметный след в библеистике.

Археолог всегда начинает с рабочей гипотезы, то есть с чего-то, что он планирует доказать. Если он честный человек, он сверяет потом свою рабочую гипотезу с фактами и иногда ее поправляет, иногда отвергает. Если он не честный, то пытается все факты под нее подверстать. Олбрайт считал, что все было именно так, как описано в Библии, и археология может это подтвердить. В результате истории Исхода и завоевания Ханаана, спорные моменты, подтверждаются в общем и целом. А детали не так важны. Ну, может быть, какие-то детали мы не подтвердим. Но ведь мы с этого начали, что тексты и артефакты никогда не совпадают полностью. И не бывает так, что нашли шлем Агамемнона и на нем написано: «Я, Агамемнон, этот шлем носил». Такого не бывает. Или почти не бывает.

Таков был тезис Олбрайта. Дело в том, что, как только стало возникать больше свидетельств, с ним стали не соглашаться остальные. Прежде всего известны имена Альбрехта Альта и Мартина Нота, немецких исследователей, которые предложили совсем другую модель заселения Ханаана. Они сказали: « Вы знаете, Исход вообще-то не подтверждается». Там, где были доизраильские поселения, они не были разрушены одномоментно. Ну, да, где-то они горели, где-то их брали штурмом, но это было не в один момент, это было постепенно.

И вот Альт и Нот предложили совершенно другую модель. Они назвали ее «амфиктиония» (это термин из древнегреческой истории). Предполагалось, что разные племена, которые жили в Ханаане или Палестине, собрались вокруг единого святилища в Иерусалиме и создали священный союз, а потом придумали себе общую священную историю. Надо сказать, что ближе к концу ХХ века энтузиазма в оценках школы Олбрайта поубавилось. И сейчас она находится в оборонительном положении.

В качестве практического примера давайте подумаем об исходе израильтян из Египта. Думаю, что нет нужды напоминать, что имеется в виду. Израильский народ, который жил в рабстве в Египте, переселяется, сорок лет бродит по пустыне, потом входит в Ханаан. А что, собственно, могло остаться археологически значимого от этой группы людей, которая шла по пустыне? Подметки оторвавшиеся? Угольки костра? Да, в общем-то, и все. С тех пор там прошло огромное количество людей. Подметки эти подобрали и использовали вторично. Угольки костра тоже пошли куда-то в дело.

Вообще-то говоря, очень трудно сказать, что сам процесс исхода археологически значим. По Синаю сплошь и рядом переселялись массы народа во всех направлениях, точнее в двух – с запада на восток и с востока на запад. И сейчас там очень много туристов, вот от них много чего останется. Египетские источники, наверное, могли бы рассказать о десяти казнях египетских, об Исходе израильтян, но дело в том, что египетские источники, как большинство источников, очень тенденциозны.

У меня дома, например, лежит большой том истории Великой Отечественной Войны для детей, советского издания. Я очень любил его в детстве. Там сразу после битвы под Москвой идет Сталинградская битва. Весь 1942 год пропущен – и катастрофа керченского десанта, и катастрофа под Харьковом, и страшное поражение на Дону, в результате которого стал возможен Сталинград, и ржевская мясорубка, в которой советские войска никуда не продвинулись.

История 1942 года, реальная история между Москвой и Сталинградом – это история поражений Советской армии, очень тяжелых поражений. Они вообще не упомянуты в этой книге. Сначала победа под Москвой, потом победа под Сталинградом. Так писалась история еще совсем недавно. А если включить телевизор, то и сейчас она так пишется. Думаете, в Древнем Египте было иначе, думаете, есть древнеегипетские источники, которые описывают поражения? Ни в коем случае. Я, может быть, огрубляю, но так оно и есть.

И, тем не менее, школа Олбрайта предлагает: «А вот смотрите, фараон Исхода, может быть, это Мернептах?» Девятнадцатая династия и даты, ХІІІ век до нашей эры. Почему вдруг Мернептах стал фараоном Исхода? Дело в том, что есть стела, тоже с надписью. Вот ее фотография и прорисовка. И на прорисовке, видите, отдельно выделен и увеличен один фрагмент. И говорят: «Смотрите, на стеле Мернептаха упомянут Израиль». Значит, при Мернептахе действительно существовал Израиль!

Но стела Мернептаха – это, как всегда, отчет о победах, о том, как он всех разгромил и уничтожил. Других стел древний мир до нас не донес. Да и современные не сильно отличаются. Вот это предложение, которое называют предложением про Израиль. Вот если кто-то читает по-древнеегипетски, прочитайте сами, я не читаю. Если не читаете, тут есть транслитерация и перевод. Справа налево идет надпись. И дело в том, что древнеегипетский язык еще и без гласных, как, кстати, и древнееврейские изначальные записи, поэтому у нас нет полной уверенности, как это читается.

Тут есть название какого-то народа – йсрир. Ну, почти что Израиль. Не совсем, но почти. Дальше говорится: «пустынен, нет семени его». Ну, что ж, очень хорошо ложится на известную историю. Если Израиль ушел из Египта, то, действительно, семени его нет. Фараон это приписал собственным заслугам. Мы, правда, читаем в книге Исхода, что фараон потонул вместе со всем войском. Но, может быть, стелу воздвигли от его имени? А с другой стороны, что мы об этом знаем? Это одно из множества имен, никак не идентифицированных. То есть мы не знаем, кого и как называли древние египтяне просто потому, что у нас опять-таки нет перекрёстных свидетельств.

Вот я приведу простейший пример. В Советском Союзе была Казахская ССР, сегодня эта страна называется Казахстан, по-казахски. Так вот, ее изначальное название было Казакская ССР, казаки там жили. До этого она была Киргизская республика, а Киргизия была республика Киргизская и Сацкая. То есть Казахстан сначала был страной киргизов, потом страной казаков и только потом, уже в советское время, стал страной казахов.

И когда мы видим, например, слово «киргиз», откуда мы знаем, кто конкретно имеется в виду? Тот, кого сегодня называют киргизом, или тот, кого сегодня называют казахом? Когда мы видим слово «казак», откуда мы знаем, кто имеется в виду: казах нынешний или казак с Дона или Кубани? То есть само по себе название вне контекста ничего не означает.

Я уж не говорю о вопросе, откуда взялась Русь, русичи, кто это такие. Но совершенно понятно, что славяне тысячу лет назад русскими себя не называли. Слово «русич» употреблялось гораздо уже, чем сегодня «русский», не говоря уже про украинцев, белорусов и так далее. То есть мы судить не можем, Израиль ли вообще имеется в виду в надписи на стеле. Мы можем только сказать, что здесь описываются некие победы фараона Мернептаха. А чему они соответствуют в истории, которую мы записываем в нашу энциклопедию, мы ничего сказать не можем.

Давайте возьмем другой конец Исхода – заселение Ханаана. Что у нас там с Иерихоном? Один из древнейших городов планеты. Оценки приблизительно даются – десять тысяч лет до нашей эры. Огромный срок. Действительно, город известный, славный. И в нем при раскопках не найдены те самые стены. Значит, они в какой-то момент рухнули. Правда, найдена башня. Правда, не того времени.

А что там вообще могло остаться? Если стены были из сырцового кирпича что скорее всего, то этот кирпич, во-первых, не очень хорошо сохраняется, а во-вторых, древние люди так же, как сегодняшние, имели привычку тащить в хозяйство все, что может пригодиться, и, как правило, то, что лежит под ногами в качестве готового строительного материала, в качестве такового материала и используется. Если где-то стоит заброшенный гарнизон, то немедленно все растаскивают и в соседней деревне коровники строят из того, что оттуда растащили.

Точно так же было и в древности. И не очень понятно, что, собственно, могло остаться. Ну, вот Иерихонская башня осталась, но она гораздо более раннего времени. Это еще Каменный век. Вот так она выглядит. Так она выглядит в разрезе. То есть просто огромная куча камней, в которой изнутри проделан ход, чтобы можно было снизу подниматься наверх и там как-то обороняться или следить за наступлением врагов. Возникает странная дилемма. Тот, кто хочет, увидит в этом подтверждение библейского повествования. Стен нету. Рухнули, исчезли в один момент. А кто-то скажет: «Нет, видите, просто все иначе выглядело. Эти стены были разрушены, растасканы на строительство каких-то других зданий, и все».

Самый известный пример спора Олбрайтской школы со всеми остальными – это строительная программа Соломона. Мы о ней читаем только в одном месте. «Вот распоряжение о подати, которую наложил царь Соломон, чтобы построить храм Господень и дом свой, и Милло [не очень понятно, что это такое, но это в Иерусалиме], и стену Иерусалимскую, Гацор, и Мегиддо, и Газер».  Хацор и Гезер в современном произношении, но я цитирую по синодальному переводу.

Таким образом, в третьей книге Царств отдельно выделены три города, в которых Соломон осуществлял свою федеральную строительную программу. Только три. Это действительно ключевые города, и понятно, что именно в этих городах надо было строить. Эти города довольно неплохо раскопаны. Вот Мегиддо. Городские ворота, раскопанные сегодня. Здесь плохо это видно. Вот их реконструкция. Можно полюбоваться.

В Мегиддо были самые внушительные городские ворота. Видите, они с такими предвратными укреплениями, все очень хорошо продумано, чтобы наступающего противника обстреливать, забрасывать с бока и фронта. Высокие интересные башни. Но самое интересное не это, а то, что в этих трех городах были раскопаны ворота абсолютно одинаковые по своему плану.

Вот под номером 1 – Мегиддо. Видите? С предвратными укреплениями. Большой план. А два других, Хацор и Гезер, маленькие. Но абсолютно та же самая схема. Ворота, которые внутри имеют шесть комнат, по три с каждой стороны, строго параллельно друг другу. Там могла находиться стража или в мирное время, может быть, торговые лавки, места собрания, в Библии описано, что городские ворота – это то место, где все собираются. Полезная вещь. А на худой конец в случае военной угрозы можно было засыпать эти комнаты камнями, бревнами и таким образом усилить толщину стены так, чтобы пробить эту стену было гораздо труднее.

Тут возникает вопрос. Эти три пары городских ворот нашел не сам Олбрайт, а представители его школы. Они сказали: «Вот, видите? Все так и было, Соломон это строил. Это же явно единый план». А другие им говорят: «Нет, вообще-то тогда многие так строили. Это просто типовая конструкция. Вряд ли стали бы для каждого города изобретать отдельный план». Это одна и та же страна. В ней были одни и те же устройства, одна и та же технология.

Более того, к сожалению, сейчас датировка немножко уплыла – сейчас говорят, что это где-то VIII-ІX века, после Соломона, Да, это строили израильтяне. Да, судя по всему, был единый план. Но доказать, что это построено по приказу Соломона, в любом случае нельзя. Как я уже говорил, надписи почти никогда не оставляют (один пример с надписью у нас сегодня будет). И вот на этом фоне возникает в гораздо более позднее время школа минималистов (Лемке, Томпсон, Дэвис и некоторые другие), которые говорят: «Было только то, что доказано археологически». Вот как в суде. Принимаются только те факты, которые доказаны.

Просто прийти и сказать: «Вот, было так», нельзя. Надо подтвердить все документально. И вот они говорят, что то же самое верно для археологии. Она дает нам те самые доказательства, которые можно принять к рассмотрению, а чего археологически доказать не удалось, того и не было. И поэтому минималисты последовательно отвергают всю допленную историю Древнего Израиля. С их точки зрения, эта история придуманная. Это героическое сказание. История вымышленных предков, изобретенная в Персидский и Эллинистический периоды.

Я только напомню, что такое Персидский и Эллинистический периоды. Когда значительная часть израильтян была переселена в Вавилонию, на их место переселили другие народы. А при персах израильтяне смогли вернуться. Потом персов завоевал Александр Македонский, установились эллинистические государства, но израильтяне уже жили на своей земле, там было много чего интересного. И в результате, когда эти племена остались жить на территории Палестины, им надо было изобрести общую историю.

Примерно то же самое, что и с амфиктионией, но гораздо позднее, в Персидский период. Ну, люди жили вокруг Иерусалима, видели какой-то разрушенный город, что-то там было такое. «Ой, наверное, это про наших предков. Давайте придумаем, какие они были великие и славные». А ничего этого на самом деле не было. Такова позиция классического минимализма.

Ну что ж, отсутствие доказательств – не есть доказательство отсутствия. Вы не можете сказать, есть ли у меня сейчас в пиджаке кошелек или нет, правда? Пока я его вам не показал, вы не знаете, есть он или нет. Вы можете предполагать. Но доказательства – это если вы подошли, залезли туда рукой, все пощупали и сказали: «Все. Его там нет».

Так вот, минималисты все-таки путают две вещи – отсутствие доказательств и доказательство отсутствия. Опять-таки, что может остаться от Иерусалима, который, по всем источникам, был несколько раз стерт с лица земли? Несколько раз. Не только вавилонянами, но потом и римлянами. И в промежутке там много чего было, сейчас долго рассказывать. Но два раза полностью до основания. И, собственно, могло остаться только то, что под землей, оно и осталось. И мы отчасти сегодня это увидим.

Другое дело, что вообще мало чего осталось от древней истории и, к сожалению, в этой истории очень много белых пятен. И чем дальше вглубь веков, тем их больше. Но мы в России в этом смысле впереди планеты всей. Академик Фоменко доказал, что мир вообще позавчера возник и ничего древнее позавчерашней газеты не существует. Минималисты в сравнении с Фоменко, конечно, дети. Они отрицают всего лишь допленную историю Израиля. Но методологически довольно похоже. Принцип тот же самый.

И это подводит нас к большому разговору о критериях верификации и фальсификации в исторической науке. Я даже не буду в это вдаваться. Верификация – это способность доказать, что так оно и было. Фальсификация – принципиальная способность доказать, что так оно быть не могло. И вот между этими двумя критериями постоянно идет спор. То есть мы должны принимать в истории то, что мы доказали, что было, или мы вправе принять то, что не доказано, что не было, но может быть доказано.

Потому что можно сказать любую вещь. Я вам скажу, что в созвездии Альфа Центавра живут восьмиглавые драконы. Ну, и как вы можете это опровергнуть? Никак. Это заявление выходит за рамки любого научного дискурса, потому что оно в принципе неопровергаемо на нашем уровне. А вот сказать, что царь Давид правил Израилем, или сказать, что царь Давид не правил Израилем, – это вполне можно доказать или опровергнуть.

Могут быть найдены (а они найдены) эпиграфические источники истории окрестных народов, которые ссылаются на дом Давида как на израильскую династию. Вот к таким глобальным проблемам нас подводит разговор об археологии. Но самое интересное, что минималисты стали серьезным стимулом, а стимул – это, на греческом языке, палка, острым концом которой подгоняют скот. Поэтому материальное стимулирование – это совсем не то, что мы так любим получать в конвертике, а когда тебя острой палкой тыкают куда-нибудь и говорят: «Иди вперед».

Так вот это стало очень хорошим стимулом в древнегреческом смысле этого слова для переосмысления истории Древнего Израиля или сиро-палестинского региона, как говорят те, кто не любит историю Израиля и хотят такую светскую историю. Теперь мы должны каждый раз, когда мы утверждаем, что что-то было или не было, задумываться, в какой парадигме мы это говорим. Очень часто мы не можем сказать, было или не было, отвечая на вопрос ревнивого мужа, а мы должны сказать: реконструируется это скорее всего так, с такой-то долей вероятности. Как гидрометцентр сообщает, что сегодня вероятность дождя 70%, но 30% остается, что его не будет.

Срединный путь. Существует ли он? Наивная оптимистичность школы Олбрайта, особенно раннего Олбрайта: «Вот я вам сейчас докажу, что именно так все и было». И потом раскапываются ворота, но – не совсем та датировка. Но если не та датировка, это же не доказательство, что Соломон там ничего не строил. Эти ворота могли быть построены как реконструкция того, что строил там Соломон на том же самом месте. И так далее. Есть ли какой-то срединный путь?

Это может быть постмодернистское «так я это вижу в данный момент, так мне хочется об этом рассуждать». Ну и что? На хотелки ответа нету. Это может быть идеология. Идеологии сейчас очень много. В библеистике сейчас самая популярная – это феминизм. То есть нужно раскрепостить женщин Древнего Израиля и вообще всех женщин спасти от угнетения. Описать, как плохо с ними обращались, и восстановить историческую справедливость. Или богословие освобождения – это теория о том, что классовая борьба всегда шла.

Я сегодня не упоминал, но есть такой Норман Готвальд, автор еще одной теории заселения Ханаана. Никакого там не было переселения племен, никакой амфиктионии. Было народное освободительное движение, когда трудящиеся массы Ханаана восстали против своих угнетателей, выбрали в качестве идеологии веру в Яхве и постепенно установили свое царство. Есть и такие вполне серьезные теории. И с его точки зрения тот факт, что ханаанийские города не были разрушены одномоментно, – это как раз свидетельство классовой борьбы. То есть племена поднимались на борьбу, у них не было коммунистической партии, и поэтому они поднимались не по общему сигналу, а постепенно. Одно племя победило, другое установило власть.

Я немножко утрирую, но на самом деле где-то так и есть. Идеология дает очень хорошую подпорку. У нас появилась идеология, мы сейчас все объясним. Но, к сожалению, идеология всегда выворачивается в свою пользу, мы это все прекрасно знаем, мы все советские люди. А может, нам рассказывать историю идей, а не историю фактов?

Вот смотрите, как интересно. Я начал с того, что Новый Завет археологически практически не подтверждается и не опровергается. Ну, подтверждается, конечно, что Понтий Пилат был правителем Иудеи, и многие другие вещи. Но не истории про Христа. В то же время история христианства имеет прекрасную археологическую поддержку. Мы находим христианские символы, христианские тексты, христианскую эпиграфику. Мы можем очень легко (не детально, конечно, с большим количеством белых пятен) рассказать, когда и как возникла идея христианства, как она распространялась, можем проследить, как менялась иконография, когда символ креста появился, когда пропал символ доброго пастыря.

Это все очень легко излагается, но это не история, которая отвечает на вопрос: существовал ли Иисус Христос и кем Он был? Эта история, которая отвечает на вопрос, когда возникла вера в Иисуса Христа, какой она была и как она распространялась. Может быть, так мы можем говорить?

Есть и другое направление – это социальная история Древнего Израиля. Смотрите, мы не знаем про Авраама, как не знаем и про Иисуса. Ничего толком не можем о нем сказать – был, не был. Археология ничего не подскажет. Что он мог после себя оставить? Надпись «здесь был Авраам»? А как доказать, что это тот самый, о котором рассказывается?

Но можно по археологическим источникам восстановить примерную историю, как люди вообще жили во времена патриархов. И некоторые эпизоды находят свое отражение. Вот эта история с браками внутри большой семьи, двоюродный брат, выходят замуж Ревекка, Лия, Рахиль и так далее. Истории о рабе, который становится наследником Авраама. Это все находит свое подтверждение в разных источниках, сейчас я подробно об этом говорить не буду. Да, такие вещи происходили.

Более того, например, нельзя установить, когда точно израильтяне поселились в Ханаане, но можно установить, как распространялась культура, в которой не ели свиней. Вот это очень четко археологически фиксируется, есть сейчас такое направление в археологии, может быть презренное, – в объедках ковыряться, раскапывать, что люди ели и выбрасывали.

По этим отбросам можно легко восстановить их рацион. Оказывается в те времена, когда библейские истории постулируют приход израильтян в Ханаан или Палестину, там существуют и распространяются поселения определенного типа, и в этих поселениях нет свиных костей. Как хотите это интерпретируйте. Вот они израильтяне, и мы их нашли. А мало ли кто не ест свиней, да? Арабы их тоже не едят, ну и что? То есть такие вещи всегда отдают некоторой сомнительностью, но, тем не менее, может быть, это очень перспективное направление, потому, что оно позволяет нам перечитать многие библейские тексты с гораздо большим вниманием. Собственно, без знания того, как жили люди в те времена, как выглядели дома, как происходили сев, жатва и так далее, очень многие рассказы в Библии просто невозможно понять.

Есть интересные вещи, когда действительно археология может пролить свет на вполне определенные страницы Библии, но редчайший случай – это туннель царя Езекии. Кто будет в Иерусалиме, обязательно его посетите, его можно найти. Он пробит под землей, именно поэтому он, конечно, сохранился во время всех разрушений Иерусалима. Вот если, не дай Бог, когда-нибудь будут вестись раскопки в Москве, то совершенно точно раскопают метро. Все остальное под вопросом, но метро наверняка сохранится.

Туннель Езекии, 4-я книга Царств: «Прочее об Езекии и о всех подвигах его, и о том, что он сделал пруд и водопровод и провел воду в город, написано в летописи царей Иудейских». Не дошедший до нас, конечно, источник.

Или в книге Паралипоменон, параллельное более подробное повествование: «Когда Езекия увидел, что пришел Сеннахирим [это ассирийский царь] с намерением воевать против Иерусалима, тогда решил с князьями своими и с военными людьми своими засыпать источники воды, которые вне города, и те помогли ему. И собралось множество народа, и засыпали все источники и поток, протекавший по стране, говоря: да не найдут цари ассирийские, придя сюда, много воды».

Смысл понятен: город готовится к осаде, ему невероятно важно сохранить воду для себя и лишить воды осаждающее войско. Потому что на Ближнем Востоке у кого вода, тот живет. Вот туннель Езекии, примерно 700 год до нашей эры, каким он сохранился до наших дней. По этому месту можно пройти, я проходил лет пятнадцать назад. Нас, правда, не предупредили, что вылезать придется в арабской части города и обратно идти пешком. Мы в плавочках там прошли и вылезли посреди арабского квартала голыми.. Это было очень своеобразное возвращение домой.

Где он находится? Что сейчас там находится?

– В Иерусалиме. Сейчас я карту древнего Иерусалима на современный сходу наложить не смогу. Но дело в том, что исторический Иерусалим большей частью находится в арабском квартале. Нынешний старый город – это турецкий старый город, Храмовая гора в него, конечно, входит, но только краешек. А в основном он к югу от Храмовой горы. И вот так туннель выглядел во времена Езекии. Это схема, где он проходил. Видите, справа источник Гихон, от него пробили этот самый туннель к Силоамскому бассейну или водохранилищу, пруду. И здесь даже сделали особый водосборник, куда эта вода стекала.

Это очень типично для городов того региона – когда город строится на вершине горы, потому что тогда его оборонять легче. А вода-то внизу горы, она вытекает где-то у подножья. Что тогда делается? Подступ к этому источнику снаружи маскируется и перекрывается, чтобы осаждающие не могли до него добраться, и пробивается туннель.

Вот этот самый туннель Езекии, а здесь выход к этой Силоамской купели, есть такое выражение – Силоамская купель. Естественно, это гораздо ниже. Более того, здесь, судя по всему, было что-то и до того, вот стена иессейского города, то есть того, который был до царя Давида, который Давид взял.

И опять же там повествуется, как будто его войско пролезло по этому туннелю, ну, наверное, это был какой-то другой туннель. Вот здесь даже есть один спуск, доходящий до туннеля, второй не до конца пробили, я не знаю, что это было, тут я не большой знаток. Вот это туннель Езекии в разрезе, он сохранился. Его можно видеть. Но самое интересное то, что это тот редчайший случай, когда расписались те, кто это сделал. Это Силоамская надпись, которая как раз в этом туннеле была найдена. Тот же самый палеоеврейский шрифт, вот ее прорисовка, кусочек, как всегда, откололся, не сохранился.

Вот ее текст: «[Закончен] туннель». В квадратных скобках всегда восстановленный текст – то, что не читается, но предполагается. «И такой была история пробития его: когда еще [каменоломы ударяли] киркой, каждый навстречу товарищу своему, и когда еще три локтя про[бить, слыш]ен голос одного, восклицающего к товарищу своему».

То есть с двух сторон шли и встретились, без GPS и всего такого. Наверное, они следовали за трещиной в каменистой породе, поэтому такой извилистый путь. «И когда еще три локтя пробить, слыш]ен голос одного, восклицающего к товарищу своему, ибо образовалась пробоина в скале справа [и налево]. И в день пробития его ударили каменоломы, каждый навстречу товарищу своему, кирка к [ки]рке. И пошли воды от источника к водоему двест[и и] тысяча локтей». Локоть – это около полуметра. «И с[т]о локтей была высота скалы над головами каменолом[ов]».

Вот эта Силоамская надпись. Что нам это дает с точки зрения археологии? Ну, подтвердили, что при царе Езекии был построен туннель. Но есть еще более интересные данные – объем воды указывает на максимальную численность населения.

То есть в городе не может жить больше народу, чем столько, сколько может пить из этого источника. И это очень легко подсчитать для каждого поселения, потому что сохраняется, как правило, то, что под землей, – водосборники, куда собирали воду в сезон дождей, колодцы (в Палестине, кстати, колодец, пробитый до водоносного слоя, – редкое явление), шахты и источники, в том числе вот так оборудованный, как этот самый источник с туннелем Езекии. И в целом можно посчитать, какой объем воды они дают.

Понятно, что со временем водоносные пласты могут меняться, но не радикально. Главное, сколько собирают эти водосборники, потому что летом дождя нет и сколько они за зиму набрали, столько там и останется. Этот объем воды легко определить. И это, если одновременно посмотреть на площадь города и примерную плотность, дает нам максимальную численность, что на самом деле довольно важно. А еще можно подключить оценки сельскохозяйственных ресурсов страны, то есть сколько пахотной земли, сколько земель, пригодных для выпаса скота. Палестина ведь небольшая страна. Поэтому можно оценить, сколько людей могло прокормиться на этой земле.

Численность населения можно определить довольно точно: при Езекии численность Иерусалима составила максимум двадцать-тридцать тысяч, и то скорее двадцать тысяч человек. Это расцвет допленного Иерусалима. Не так уж и много. А максимум населения страны, по оценкам археологов, – один миллион. Откуда эта цифра взята? А вот, как ни странно, помогла Вторая мировая война, потому что во Вторую мировую войну продовольствие в Палестину не завозили, а технологии не сильно отличались от библейского времени, не было еще ирригационных систем, особых механизмов не было.

И вот в Палестине тогда жил миллион человек, который себя с трудом прокормил. То есть по оценке археологов в Палестине больше миллиона человек жить не могло никак. Это расходится с библейскими данными. По библейским данным у нас там все время несколько миллионов. Опять-таки из Египта выходит сразу уже такое огромное количество. Вот, пожалуй, та информация, которую археология абсолютно надежно, со стопроцентной гарантией опровергает, – численные сведения об описываемых событиях. Особенно в этом смысле известна великая битва при Гиве с сынами Вениаминовыми, она описана в книге Судей, в конце, где участвовало со стороны израильтян четыреста тысяч человек. Это больше, чем в Бородинском сражении или в сражении при Ватерлоо с обеих сторон. Конечно, это абсолютно нереальная цифра. Вот с этим что-то можно делать дальше, сейчас не буду подробно говорить что.

Вот момент, где археология дает некоторый однозначный результат: здесь библейский текст не точен. Момент, где она дает другой результат: здесь библейский текст точен, – это про туннель царя Езекии. В Силоамской надписи, правда, не упомянуто имя царя. Но по датировкам все примерно сходится. Главное, конструкция туннеля очень хорошо подходит к описанию той цели, которую мы встречаем в книге Паралипоменон при угрозе ассирийской осады. Опять же вторжения ассирийцев в Палестину хорошо задокументированы, есть и ассирийские источники.

Итак, текст и археология – это решение проблем и новые проблемы. Видите, я говорю, что я использую то, что я прочитал в археологических источниках, именно как оценку численности. Конечно, есть очень много объяснений. Если люди хотят сохранить эти большие библейские цифры, в том числе про сражение при Гиве Вениаминовой, они могут сказать, что тогда земля была благодатнее, тогда урожаи были больше, тогда Господь благословил Израиль, все выросло в нужном количестве. И на это нечего ответить, это предмет веры.

Но самая надежная оценка – вода. Объемы водных ресурсов, которые в том или ином поселении были, очень хорошо археологически вычисляются. Они дают абсолютный потолок, потому что пить всем надо. Более того, не только пить – иудеям еще надо омовение совершать. У археологов самый надежный признак поселения иудеев – это наличие микв, бассейнов для омовения, потому что только там, где они есть в количестве, соотносимом с населением, жили евреи. Остальные себе такой роскоши – купаться – на Ближнем Востоке не позволили бы. Ну, пока римляне не пришли.

Спасибо за внимание, я готов ответить на вопросы.

Многие цифры в Библии преувеличены, в том числе возраст людей и так далее. Какие есть гипотезы по этому поводу?

– Это могло бы быть темой отдельной лекции. Может быть, и будет. Я открою секрет: я «Правмиру» предложил несколько лекций, это первая, захотят ли звать на вторую и третью – посмотрим. Это тоже очень хороший вопрос. И он тоже ставит больше проблем, чем решает. Любой мой ответ поставит больше проблем, поэтому я подробно отвечать не буду.

Я только обращу внимание на одну деталь. То, что в Библии расходятся цифры, скажем, с данными археологов, это еще полбеды. В Библии расходятся цифры и между параллельными книгами! Самый известный пример – книги Царств и Паралипоменон, где приведена перепись Давида. И там совершенно разные цифры, я сейчас не помню наизусть. Они никак не сводятся к одному. Тогда приходится признать, что все-таки некоторые неточности здесь возникли. Каким образом? Самый простой ответ – при переписывании. При переписывании всегда текст искажается, возникают ошибки, опечатки, описки.

Есть основания думать, что в Библии цифры носят чисто символический характер, конечно, не везде и не всегда. Мы живем в цифровую эпоху, у нас цифровая техника, для нас число – это всегда только вот это число. В древности же числа часто были символическими. Есть еще один интересный пример, загадка для первого класса. У Иакова, он же Израиль, было двенадцать сыновей, от каждого сына произошло по одному колену, а от Иосифа два – Ефрем и Манассия.

Сколько колен было у Израиля? От одиннадцати по одному и еще два – это сколько в сумме? Двенадцать! Всюду вы читаете «двенадцать колен Израилевых», потому что либо Ефрем и Манассия считаются за одно, это самый частый вариант, либо Левий не считается за колено, потому что у него нет своей территории. Но, как ни считай, все равно двенадцать, потому что число «двенадцать» символическое, хорошее, круглое. Тем более что Манассия еще и разделился, там половина с Иорданией, половина с Ефремом. Даже можно сказать – тринадцать с половиной, если реально считать.

Вся ли работа закончена по Кумранским свиткам? Были смутные разговоры о том, что какие-то части прячутся какими-то исследователями.

– Это вечный разговор. Кумран стал, конечно, абсолютно сенсационной находкой, без преувеличения. Вся библеистика очень сильно страдает оттого, что в ней объем материала ограничен, он очень невелик на самом деле, и он закрыт. Не прирастает. У египтологов, например, огромный материал, и периодически что-то новое находят. А Кумран был единственным прорывом, когда был найден в большом количестве новый материал, никогда такого не было ни до, ни после. Поэтому к этому материалу возник интерес – как здоровый, так и нездоровый. Возникло желание, с одной стороны, интерпретировать политически, идеологически.

Кто-то доказывает, что христианство выросло все из Кумрана и что в Кумране все идеи христиан уже были, только вот потом их чуть-чуть переиначили и написали Евангелие. Даже говорят, что в Ватикане скрывают какой-то обрывок Кумранской рукописи, где есть кусок из Евангелия. Да, там кусок текста, в котором сказано: «и он пошел и сказал». То есть это может быть куском любого текста. Действительно, на евангельский он накладывается тоже, там нет ничего специфического, что относило бы нас именно к Евангелию, там общие слова, притом что это крохотный обрывок, там нет ни одной целой фразы.

Есть очень много спекуляций на эту тему. Есть разные теории о том, что такое находилось вообще в Кумране. Сейчас общепринятая точка зрения такая, что там была своеобразная община, которая жила по своим законам, которая, наверное, совпадает с ессеями по духу. Но, опять-таки, ессеи – это из другого источника. Есть точка зрения, что в Кумране была библиотека. Просто собирали разные рукописи, из разных мест и потом во время Иудейской войны часть их спрятали, сохранили, но никакой общины не было. Я совершенно с этой точкой зрения не согласен, потому что там не только рукописи, но и целое поселение раскопано.

Те, кто так считают, говорят: «Люди просто жили в этом поселении и все, ничего особенного». Так что с Кумраном связано очень много спекуляций, очень много нездоровых сенсаций. В целом все Кумранские рукописи изданы, более или менее описаны, а вот интерпретированы ли они все – большой вопрос. Конечно, всякая публикация, (они все опубликованы, насколько мне известно) предполагает и прочтение, и интерпретацию, и перевод, но интерпретация может быть разного уровня. Как восстановить жизнь кумранитов, что это за жизнь была, какие у них были идеи, как это вписывается в контекст иудаизма, как говорят, периода Второго Храма, или Новозаветного, или Предновозаветного периода? Вот это уже предмет довольно горячих споров, и я думаю, что здесь никогда не будет исчерпывающего и для всех приемлемого описания. Источники описаны и изданы, да.

Соотносится ли современная география со всем, что там описано?

– Вот это трудно сказать. То, что существуют Назарет, Капернаум, да, конечно. Вне всякого сомнения.

Каково соотношение исследователей доступным им территориям в Израиле? Там ведь часть арабских территорий, где, видимо, более проблематично работать, чем на израильских.

– В Израиле довольно неплохо копают, и на территориях, насколько я знаю, тоже. В Иордании копают, хотя ее забывают, но она тоже часть библейского Ханаана, и в других странах тоже. В государстве Израиль довольно серьезно подходят к археологии. Там есть закон, что любое строительство начинается с археологической разведки, и пока археологи не скажут, что у них здесь нет больше материала, – ничего строить нельзя. Очень многое находится таким путем.

Это вечная проблема – если город стоит. Идеальная ситуация – Помпеи, город засыпало пеплом – и все, и они сохранились. Это не для жителей Помпеи было идеально, но для археологов это абсолютно идеальная ситуация. Такое бывает крайне редко – обычно город живет на протяжении многих веков, соответственно, люди там хотят жить, а не заниматься археологией.

Археология – довольно молодая наука. А люди то, что стояло, разламывали и из этого строили что-то свое, вели земляные работы, естественно, перепахивали все то, что лежало в земле. Сейчас невозможно взять и снести весь центр Иерусалима и начать там копать. Поэтому ведутся точечные раскопки, часто связанные с возможностью доступа.

Последнее, что сделали, – прорыли туннель под Стеной Плача, западной стеной храма, и то начались разговоры, что «подкоп под нашу Храмовую гору» и так далее. Да, это вечная проблема, но я бы сказал, что в государстве Израиль с этим в целом неплохо. Они это ценят. Это и понятно, потому что им крайне важно прошлое своей страны. Да и на территориях дела обстоят неплохо, Во-первых, территории не совсем самостоятельны, а во-вторых, они там прекрасно понимают, что это источник финансирования, что это туризм.

В тот же Иерихон люди приезжают посмотреть на все эти раскопки, и от туристов никто не отказывается.

Фото: Ефим Эрихман

Видео: Виктор Аромштам

Просветительский лекторий портала «Православие и мир» работает с начала 2014-го года. Среди лекторов – преподаватели духовных и светских вузов, учёные и популяризаторы науки. Видеозаписи и тексты всех лекций публикуются на сайте.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Аскольд Иванчик: Радость науки – прибавить новый элемент к картине мира

А главная проблема христиан – найти в этом меняющемся мире свое место

Библия: Каноничность, богодухновенность, авторитет – лекция Андрея Десницкого

Кто сказал, что Библия – это Божественное Писание, откуда мы это взяли?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: