Чтобы ребенок не стал живодером

|
История хабаровских девушек, жестоко мучивших и убивавших животных, задела многих за живое. Мало кто мог поверить в то, что можно дойти до такой степени жестокости. Психологи и зоозащитники с сожалением отмечают: подобных случаев достаточно много, и пора уже решать эту проблему.

В отношении жительниц Хабаровска уже возбуждено уголовное дело по статье 245 УК РФ (жестокое обращение с животными). Юные горожанки не стеснялись своей жестокости, напротив, снимали издевательства над беззащитными собаками и щенками на видеокамеру и выкладывали фотографии в интернет. Петиция с требованием наказать хабаровчанок набрала уже более 450 тысяч подписей. А во многих городах прошли митинги зоозащитников, которые требуют усилить ответственность за жестокое обращение с животными. Кстати, буквально на днях президент Владимир Путин прислушался к этим призывам и поддержал эту позицию.

Не успели отшуметь дискуссии по поводу поведения жительниц Хабаровска, как в новостных лентах появились другие сообщения. В Уфе подростки срезали кожу с живого щенка и бросили умирать. По счастью, животное спасли от смерти местные жители. В Липецке подростки играли котенком в бейсбол – и теперь он никогда не сможет ходить, хоть и остался жив.

Жестокость к животным – первый шаг

Откуда же берется в наших детях такая жестокость? По мнению специалистов, такое поведение не врожденное, а приобретенное. «Общество становится агрессивнее. Даже на дороге подчас все решается с помощью пистолета. Общество нездорово на данный момент», – считает психотерапевт Любовь Фролова. Однако, по ее мнению, хабаровский случай – скорее, проявление даже неких отклонений в психике. Жестокостью такой степени обладает незначительный процент людей.

«Это не просто убийства. В действиях девушек были элементы садизма, и они сами признавали, что получали удовольствие от того, что мучили живое существо. А вот сам садизм может формироваться на разной почве, – поясняет эксперт. – Это уже не просто подростковая жестокость, когда дети не просчитывают свои поступки. Это намеренные действия. Удовольствие от мук слабого, который не может ответить. Формируются садистические наклонности на почве разных психологических заболеваний. С какого-то момента, под влиянием разных факторов, ребенок начинает воспринимать насилие как доблесть».

Любовь Фролова подчеркивает, что на такие моменты нужно быстро и сразу обращать внимание. «Я поддерживаю защитников животных – в том смысле, что убийство животного, слабого – очень опасно. Когда человек жил в первобытнообщинном обществе, он убивал животных ради того, чтобы жить, есть, но не ради удовольствия. Опытные охотники охраняют вид животных, они не охотятся в определенные периоды, борются с браконьерством, а если животное случайно погибает, они выхаживают его детенышей. У здорового человека нет тяги убить».

Специалист подчеркивает, что подобное поведение может привести человека в итоге к убийству себе подобных. И это мнение подтверждается новыми фактами в расследовании хабаровского дела: девушки уже признались, что их жертвой стал бездомный, над которым они издевались.

«Мы привыкли лечить тело. А все, что касается души, люди стараются затолкать в себя. И это опасно. В итоге мы пожинаем вот такие плоды. А ведь жестокость – это и есть уродство души. И это не образное название, а практически термин. У кого-то нет руки или ноги… а у таких людей – отсутствует душа», – считает Любовь Фролова.

Но можно ли исправить такого человека? В случае, когда признают патологию в поведении, потребуется лечение, и, возможно, долгое. Но если бы опасные моменты были замечены еще в детстве и отслежены в пубертате, их можно было бы поймать, купировать. «Теперь же такой жестокий человек – уже несбалансированная личность, которая затем получает новую травму: арест, тюрьма… И от этого он лучше не становится. Дальше вариантов развития событий в его жизни больше негативных, чем позитивных».

Триада Макдональда

На станции «Менделеевская» московского метро стоит памятник Мальчику. Мальчиком звали беспородного бездомного пса, которого любили местные жители, подкармливали его, но… случилось непоправимое. В 2002 году собаку убила фотомодель Юлия Романова. Причем у девушки тоже был дома пес. Юлия изрезала Мальчика ножом на глазах у прохожих. Позже она была признана невменяемой и отправлена на принудительное лечение. А собаке поставили памятник – для напоминания о важности милосердия и доброго отношения к животным. Но прошли годы, а жестокость не уходит из нашего общества.

Фото: Сергей Адоевцев / anothercity.ru

“Сострадание”. Фото: Сергей Адоевцев / anothercity.ru

Виктор Ханыков, врач-психиатр высшей категории НИИ психиатрии Минздрава России, соглашается с мыслью коллеги, что жестокое поведение не бывает «частичным». И если человеку нравится причинять боль любому живому существу, то он может убить и себе подобного. Останавливает его, скорее, лишь страх наказания.

Ольга Паккина, зоозащитник, педагог, замечает, что такое поведение нестандартно для молодого человека, обычно в этом возрасте интересы другие. А закладывается все, конечно, гораздо раньше. «Человек самоидентифицируется лет в 6, с этого возраста он ощущает свою самость. Что же происходит? Родители могут не уделять внимания детям, не уследить, в какой момент пошел перекос в характере и психике ребенка. Но дело не только в этом. Не каждый ребенок, будучи даже заброшенным родителями и одиноким в своих играх, склонится в сторону насилия. Без влияния общества не обойтись. Раньше живодер – это было всегда позорно! Да, такие случаи и раньше были, но никогда это не воспринималось спокойно. А сейчас ощущение такое, что у общества притупились чувства».

Зоозащитники убеждены, что пора принимать более жесткие меры. Например, повысить срок ответственности по 245 статье УК «Жестокое обращение с животными». «Уголовный кодекс должен работать. Ни один живодер не должен иметь возможность безнаказанно обидеть животное, – убеждена Ольга Паккина. – Мы хотим, чтобы в приютах все было открыто, прозрачно – тогда подобные опасные люди не смогут взять оттуда животное и издеваться над ним. С несоциализированными животными должны работать кинологи. Нужно проводить вакцинацию и стерилизацию бездомных животных. И чтобы такое стерилизованное здоровое животное могло жить на улице, его надо защитить от таких жестоких людей».

Американский психиатр Джон Макдональд еще в 1963 году в своей работе «Угроза убийства» сформулировал принцип, получивший впоследствии название «триада Макдональда».

Специалист заметил, что сочетание таких поведенческих характеристик, как зоосадизм, пиромания и энурез, является предрасположенностью к дальнейшим преступлениям.

Макдональд исследовал 100 пациентов, которые угрожали убийством, а двое из них совершили позже убийства, – и выяснил, что многие из них в детстве мучили животных. Психологи отмечают, что такое поведение ребенка – часто результат стресса, и он дает выход своим негативным эмоциям. И это сочетание признаков – опасный знак того, что если не принять меры, в будущем ребенок может быть склонен к криминальному поведению.

Станислав Перешеев

Станислав Перешеин

«С помощью триады Макдональда было доказано, что более 40 процентов серийных маньяков и убийц начинали с издевательств над животными, – отмечает Станислав Перешеин, биолог, кинолог, директор центра реабилитации животных «Абсолют». – В США, например, подростков, у которых отмечаются такие склонности, берут на заметку. Мы пытались донести важность этого подхода нашим правоохранительным органам, но к этому почему-то не прислушиваются».

«Случай в Хабаровске, к сожалению, один из миллиона. Дети-изгои, слабые волею и душой, выплескивают свои переживания таким образом. Но это порог. Если ты его переступишь в момент аффекта, то потом барьер уже ниже. И так раз за разом. Человек вдруг начинает считать, что может спокойно отнять здоровье или жизнь другого существа, и разница между животным и человеком стирается», – говорит Станислав Перешеин.

А самое опасное при этом – безнаказанность. Ведь за мучения над животными очень редко наказывают. Чаще, говорят зоозащитники, полиция просто смеется или отмахивается. «Хабаровский случай просто уже тяжело было обойти вниманием, общественность поднялась. В итоге возбудили дело. В других случаях не удается добиться справедливости и наказания преступников. А в итоге потом агрессия к животным переходит на агрессию к людям». Кстати, по мнению зоозащитника, очень важно пропагандировать среди детей милосердное отношение к животным. Станислав и его единомышленники постоянно проводят в школах беседы с детьми, устраивают акции, формируя гуманное отношение школьников к четвероногим собратьям.

Фото: ruspetsforum.ru

Фото: ruspetsforum.ru. Акция “Прививка от равнодушия”

Свобода информационного пространства: польза или зло?

Жестокость по отношению к животным – явление не совсем новое, напоминает психиатр Виктор Ханыков. В 50-60-е годы подростки тоже мучили животных, сжигали их, убивали. Но это были локальные случаи – они не распространялись, это не могло тиражироваться. Но сейчас век интернета – и доступ к информации есть у всех. «Выравниваются шансы на пользование информационным полем у умных и у дураков, у хороших людей и у жестоких подлецов. Критериев нет. Информация – любая – выходит в общество, – отмечает эксперт. – Заметьте, что, допустим, чем кровавее теракт, тем дольше новости о нем находятся в топе. Негативная информация активнее действует на психику. Острее. А поэтому она лучше удовлетворяет наш мозг, и человек подспудно хочет получать такого больше».

Этот фактор, поясняет специалист, работает и в случае подростков, которые натыкаются на сайты живодеров.

«Подростку может быть неприятна и страшна эта информация. Но она щекочет нервы, вызывает определенное психологическое возбуждение, поэтому он снова и снова может возвращаться к просмотру жестоких сцен. И на каком-то этапе хочется это повторить. Сделать самому и почувствовать, почему же людям это нравится».

Эксперт напоминает, что в США в 70-е годы на телеканалах работало более 2,5 тысяч психологов. Они определяли, какие фильмы могут вызвать негатив у зрителей. «Ведь, скажем, сцену насилия можно изобразить так, что она будет омерзительна и вызовет желание защитить жертву, а можно и так, что она вызовет сексуальное желание. В этом способен разобраться не цензор, а только психолог, специалист. И такие “зрелища” нужно отслеживать и искоренять. Возможно, нам нужна специализированная служба, которая бы искала сайты с информацией о насилии и жестокости, а главное, искала бы производителей такого контента. Иначе те, кто пропагандирует живодерство, будут находить новые пути к массам. Эти люди хотят самовыражаться и чтобы другие следовали их примеру. Если удастся принять новый закон о защите животных, таких жестоких людей можно будет наказывать лишением свободы».

Калька взрослого равнодушия

В кризисный центр «Дом для мамы» в Смоленске приходят за помощью женщины с детьми – и часто они жертвы домашнего насилия. Татьяна Скрипка, директор Центра, психолог, отмечает, что очень часто агрессивное поведение во взрослом возрасте – отголоски опасных склонностей в детстве. «Причин возникновения жестокости может быть масса. Но чаще это повторение той жестокости, которая была проявлена к ним, – рассказывает Татьяна Скрипка. – Скажем, то, что мы видим в выпускниках детских домов, которые приходят и к нам, – это холодность. Почему? Потому, что в учреждениях они встречают полное эмоциональное игнорирование. Там удовлетворяют их физиологические потребности, и все. В остальном совесть воспитателей чиста.

Бывают и мамы такие: накормила, переодела в чистое… Но при этом она может ударить своего ребенка, физически или словом. «Лучше бы я аборт сделала», «лучше бы я тебя в интернат отдала» – такие фразы часто слышат дети из неблагополучных семей. И это осядет в ребенке как базовая модель отношения к миру. Молодые люди, вышедшие из детского дома, рассказывали немало историй о том, как дети там испытывали жестокость со стороны сверстников. Дети тушат друг о друга сигареты, бьют друг друга, даже убивают… Психика жертв оказывается искалеченной. Они порой оказываются или в сумасшедшем доме, или за решеткой, потому что начинают вести себя так же».

Начинать нужно не с детей, а со взрослых, считает Татьяна Скрипка.

«Любой ребенок – это носитель симптома. Они – калька того, что они видят в своей семье. Они показывают нам, что пора серьезно обратить внимание на эту проблему».

Возможно ли изменить жестокого человека? В принципе, возможно. Только на это уйдет много сил. «У нас есть примеры, когда, скажем, родители отдают детей в интернаты. Но через какое-то время что-то в них меняется. И они начинают ходить в церковь, налаживать отношения со своими детьми, которых они отдали. Значит, изменения возможны», – рассказывает директор «Дома для мамы». Но нужно много времени и много любви. Часто запаса времени нет.

Как развивать детские эмоции?

«Одна из проблем поколения – нехватка родительского внимания. Неразвитость эмоциональной сферы приводит к подобным последствиям. Кстати, бывает, что недоразвитие лобной доли мозга приводит к тому, что у ребенка нет эмоций, которые должны быть в норме. Нет способности к эмпатии, сочувствию, сопереживанию. Думаю, в острых случаях надо делать психиатрическое освидетельствование», – отмечает Ирина Ларина, семейный психолог. Эксперт отмечает, что в случае отсутствия эмпатии ребенок не чувствует чужую боль. «Он может действительно не понимать слов «ему же больно». А родители подчас на это не обращают внимания: «Вырастет – поймет». К сожалению, это не так. Это особенность психики».

Часто подобное агрессивное поведение ребенка может быть и попыткой привлечь к себе внимание. «Есть родители, которые не хотят заморачиваться. Если ребенок все делает хорошо, на него не обращают внимания. А вот когда он ведет себя плохо – его ругают, наказывают, вот и родительское внимание. Но оно должно быть позитивным, а не негативным. Общайтесь с ребенком больше, – советует специалист. – Больше разговаривайте. «Смотри, вот бездомная собака. Что ты чувствуешь? Как мы можем ей помочь?» Учите ребенка чувствовать эмоции, разрабатывайте их. Эмоции должны становиться гибкими».

Фото: wpdemo.web-dorado.com

Фото: wpdemo.web-dorado.com

Дети берут пример со взрослых – это, казалось бы, прописная истина. Но так и происходит в мелочах.

«Вы смотрите вечерами жестокие новости и при этом жуете бутерброды и не реагируете на то, что происходит на экране. Ребенку может быть страшно – но в какой-то момент и ему становится все равно. Пропадает ценность жизни. Важно помнить, что детская психика воспринимает все иначе, чем наша».

Самое важное – профилактика. Психологи советуют ограждать незрелую детскую психику от обилия боевиков или триллеров, компьютерных игр. Есть также мнение, что домашние животные дома – это хороший способ научить детей проявлять заботу. И, наконец, если вы видите, что ребенок проявляет необоснованную жестокость, сходите к психологу, не стесняйтесь. Но будьте готовы услышать правду.

«Часто в семье подсознательно происходит вытеснение опасной ситуации, – замечает Любовь Фролова. – Родители не хотят признавать, что у ребенка что-то не так с психическим здоровьем. Общество ведь негативно относится к психологической помощи. Часто родители так и говорят: мы не хотели обращаться, потому что боимся постановки на учет. Хотя это неправильно: уже около 20 лет как такового учета у нас нет. И гораздо лучше вовремя обратиться к специалисту».

«Но самое главное все же – модель семьи, – говорит Татьяна Скрипка. – Если семья любящая, если в сердечке место уже занято добром и любовью, то вряд ли такой ребенок станет эгоистом и агрессором».

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи