Дверь в первозданный Рай – картины Елены Черкасовой

В культурном центре «Покровские ворота» проходит выставка картин Елены Черкасовой. Впечатлениями от выставки делится священник Константин Камышанов.

Святой Дух уподоблен ветру. «Дух дышит, где хочет,
и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит
и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа».

Евангелие от Иоанна 3:8

После полотен Елены Черкасовой Москва кажется бледнее, а жизнь краше. После серых улиц выставочный зал Покровских ворот кажется дипломатическим представительством Рая.

Главные свидетели близости Рая, изображенные на полотнах – звери и удивленные люди.

Звери

Нет жизни не от Бога. Он источник всего сущего. Вся жизнь – это капля Святого Духа, упавшая в материю. Мы со зверями и рыбами рождены от одного Духа. А Дух не имеет сортов и количества. Он един.

В животных жизнь. Жизнь – Бог. «Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Значит, и в звере есть Бог. Бог в звере не только в его глубинной сущности. Бог есть и в голове зверя. Кто знает зверей, тот видит, что и зверь знает Бога и как-то с Ним беседует, по-своему на детском языке творения.

IMG_1518

Зверь ближе к Раю, чем человек. Зверь не знает смерти. Зверь не знает ни будущего, ни прошлого и живет один сущим – реальностью. Зверь, в смирении, принимает жизнь такой, как она есть, и рад ей.

А еще он умеет видеть Бога в человеке. И узнав Бога в нас, он тогда отбрасывает вражду и служит вместе с нами Единому.

На полотнах Черкасовой зверь сослужит святым на земле и хвалит Бога в Раю.

Радость зверя и соучастие его в трудах человека свидетельствуют о Боге. Зверь есть чудо и свидетель Бога. Событие существования животных имеет не только нашу общность в теле, но и нашу совместную радость. Эта общность существования говорит о нашем родстве и о том, что у нас был и есть наш общий родной дом – Рай. Люди могут забыть Рай, а зверь нет. Он прост и всегда готов радоваться и жить.

У Черкасовой птицы ликуют, выстроившись в череды и хоры. Звери благодушествуют под сенью благословения ангелов и Господа. Цветы – как деревья, а деревья – как цветы.

Картины Елены нельзя назвать иконой на доске, в строгом академическом смысле. Да и какая разница, к какому разделу искусства можно отнести ее работы.

Но что такое икона? Это отражение горнего мира в земном зеркале. Икона Бога – это и человек, и Евангелие, и весь тварный мир.

На полотнах художника мы видим иконы зверей – их сущностные райские образы. На полотнах Черкасовой мы видим иконы зверей и цветов.

Звери, люди и небесные жители перетекают духом друг в друга.

Дух становится голубем, Христос – Агнцем, люди уподобляются овнам, а звери обретают благодать. В этом наше единство в духе.

Изображение зверей у Черкасовой – такое вот особенное свидетельство о Боге и Рае.

Люди

Люди, как всегда на полотнах Черкасовой, безгласны, удивлены и включены в странные сюжеты. Тема этих сюжетов – сотрудничество с Богом. Поэтому основной жест этих нарисованных людей – протянутые руки и предстояние перед Богом.

IMG_1509

Люди принимают свитки, Духа в виде голубя или ноги Христа. Люди держатся за сердце, в знак того, что готовы отдать сердце. Авраам преподносит Троице дары. Ной обнимает спасенных животных. Руки протянуты одновременно к небу и к Земле.

Люди изображены в мистическом пространстве. Не секрет, что то, что мы считаем ценным или видим лучше всего, у Бога всё наоборот. Видом мы находимся в своем доме или в метро, а на самом деле – в мистическом пространстве, мы находимся в потоке истории отношений Бога и человека. Наше отношение к простым и знакомым родным людям для Бога не просто фотография нашей трехкомнатной квартиры, а полотно, которое непрерывно пишется вот уже несколько тысяч лет в истории от Рая до сегодняшнего дня. И Черкасова отбрасывает видимый обман нашего животного восприятия и представляет дело так, как оно есть в действительности. Она находит реальное место человека во времени и пространстве.

Я гулял по залу выставки в компании незнакомых семейной пары и прекрасной дамы. Вид их был замечателен. Они казались очень собранными, трепетными и внимательными. Они трепетали. Без сомнения, они уловили дух, струящийся с полотен. Без сомнения, и они себя увидели в картине мироздания. И они заглянули за дверку обыденной реальности и услышали глаголы неба. Вот для того и были написаны эти картины.

Текст

В пасхальных стихирах написано о том, что земля и небо веселится, небесные жители радуются с земными. В Библии стихи отчасти оживотворены. Иордан бежит вспять. На иконах дух реки изображается в виде старика. Еще на иконах можно увидеть кого-то похожего на инопланетян. На самом деле это поднимающийся дух Солнца и убегающий дух Луны.

Стихии не только оживотворены. Они пронизаны Логосом. Каждая из них несет в себе Слово или замысел Бога о Себе. Вот это и увидела художница.

Без имени-1

У Черкасовой слово пронизывает пространство. У нее на полотнах слово – второй воздух. Им дышат. Им обмениваются. Оно струится вверх, падает вниз, стекает по радуге. Художник словно включил функцию 3d для плоскостной живописи.

Ее картины говорящие, поющие, шумящие. Причем хорошо то, что слово на полотне оживает тембром НАШЕГО голоса. Оно звучит только тогда, когда мы его читаем. Эта замечательная функция соучастия в сюжете вызывает трепет. Мое слово звучит перед персонажами сюжета: людьми, ангелами и Богом. А что такого? Бог и ангелы вездесущи и им слышно всякое слово.

IMG_1424

Святой Дух уподоблен ветру. «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа».

Черкасова позволила нам встать на «месте равнем» и произнести вечные слова перед Вечностью. Отличное дополнение к просмотру.

Огонь и красный цвет

В графической системе иконы существует специальный прием, позволяющий показывать светоносность преображенного тела – ассист или пробела. Это как если сквозь трещины в жесткой скорлупе земного тела проглядывал бы потусторонний свет солнца в его фаворском сиянии.

Существуют и другие методы. Итальянский Ренессанс дал три интересных системы передачи тонкого мира. Джотто поставил лампочку «за изображением» и заставил светиться в картине ВСЁ. И небо, и землю, и лица. Это интересная альтернатива пробелам. Боттичелли выключил гравитацию и добавил эфирный ветер. Необычно и очень интересно. Леонардо ввел сфумато, сделавшее образы воздушными и растворяющимися в пространстве. Его образы как бы курятся ореолом тайны. Наверное, так видели Христа те, кто был рядом.

Черкасова ввела иную систему приемов. Все они оригинальны, с одной стороны, и в то же время имели место в ранней христианской живописи.

Она воспользовалась старинной возможностью сделать цвет событием. Таким событием движущегося цвета стал сияющий красный цвет.

IMG_1412

Здесь красный цвет стал пламенем, рвущимся из-за полотна. Красный цвет озарил всё пространство, изображенное на холстах. Фаворский свет проломил карту будня не по трещинам, как на иконах, а вошел широко открытой дверью. Он заставил картины гудеть красным ветром.

Наиболее мощный поток цвета и света мы видим на картине, изображающей Гостеприимство Авраама. Радуга падает прямо на главы ангелов, сидящих за трапезой.

Ошеломительная находка – радуга. Ведь радуга – это символ Завета. И тут она прекрасно вставлена в сюжет. Троица заключает Завет с Авраамом через трапезу и жертвоприношение Авраама. В этом сюжете – прообраз литургии. В нем как в фокусе все смыслы Завета. Радуга сломала временные рамки и связала воедино почти все сюжеты, относящиеся к Завету Бога и людей.

Прекрасное, оригинальное решение.

И по самой радуге стремится дождь словес Библии. А это еще лучше. Как летний ситничек-дождь, сияющий под радугой, как золотой дождь Данаи. Гениальное решение и гениальный образ.

Рай

Кто-то из посетителей сказал:

– Зайти сюда, после слякотной Москвы – восторг. А как выйти? Как сохранить эту радость?

Что за радость?

Любое художественное полотно подобно двери, которую художник открывает в мир поднебесный. Злой художник открывает двери, где царствуют духи страстей. И если повесить такую картину в доме, то через нее вольется рекой уныние, страсть, блуд или какая-нибудь другая мерзость. Надо быть внимательным к тому, что мы вешаем на стенах и что служит дверкой в иное мироздание.

Икона – есть дверь в мир святых.

Работы Черкасовой, представленные на выставке – дверь в первозданный Рай, в котором Адам трудился и беседовал с Богом и зверями. Полотна Черкасовой – окно не только в президиум святых в Рае, как на стандартной иконе, но и взгляд на всю Ойкумену в целом.

IMG_1510

Прекрасная дама, вместе с нами гулявшая по выставочному залу, вежливо отозвала Елену Черкасову от нашей компании. Они о чем-то поговорили и решили, что картина «Вознесение Илии на небо с квадригой коней» будет жить в квартире этой дамы.

Представляете, как это здорово – у тебя в доме будет вечно открыто окно, через которое будет видно, как Илия среди пламени в содружестве прекрасных крылатых коней взлетает на небо. Нет, Пит Мондриан или «Дама с абсентом» – это тоже здорово. Или неплохо иметь в доме хотя бы рисунок на салфетке от Пикассо или Глазунова. Но это другое. Черкасова привносит в дом не бренд, не статус, не дух прокуренного «Мулен Руж» или трагедию картин Глазунова, где все люди с большими глазами, и все они глубоко несчастны, и всё не слава Богу.

У Черкасовой, наоборот, всё слава Богу.

Неподражаемое жизнелюбие Черкасовой устраняет трагедию красного цвета у Малявина. Она придает небесное звучание красному цвету у гениального Архипова, мирно лежащего на плечах рязанских баб. Она, наконец, привносит в русскую живопись радость, не свойственную замороченным передвижникам и художникам социального протеста, увязшим в борьбе со злом.

Черкасова не смотрит на зло. Она смотрит на Бога, и зло не смеет приблизиться. Хорошее решение.

Это очень по-русски.

Русская жизнь везде: и в деревнях, и за Полярным кругом, и даже в Москве – играет юмором и шуткой. Русский человек везде улыбнется, несмотря ни на что. Но эта его улыбка в художестве как приемная дочь. Нет ей места. А зря.

Черкасова узаконила русский оптимизм в красках. У нее на полотнах нет ни тоски, ни смерти. Прошлое и настоящее смешалось в них.

А что?

Времени, того, как мы его знаем, в самом деле не существует. Звери в чем-то правы. Или даже не правы, а просто сохранили в себе этот райский дар отношения ко времени.

На полотнах Черкасовой ангелы, люди и звери – равноправные участники событий. А разве это не так на самом деле?

Спасибо Елене Игоревне за то, что она дает возможность очнуться от скромного обаяния буржуазии, заморочившего голову всему миру и представляющего мир единым экономическим пространством. Мир на самом деле не пространство конвертируемой валюты, а единое пространство Духа. Он не макроэкономическая модель, а модель Рая. Поломанная, несколько испорченная, но всё еще действующая модель, которая вполне может приносить райское блаженство еще при жизни, о чем свидетельствуют святые, звери и художники.

image013

image015

Хорошо, что есть такие люди, которые умеют видеть наш мир в его первозданном виде в сиянии любви, в потоке красного цвета, льющегося на притихшую весеннюю Москву.

Звери

IMG_1447

IMG_1437

IMG_1461

IMG_1473

IMG_1485

IMG_1508

Люди

IMG_1415

IMG_1411

IMG_1461

IMG_1516

Текст

IMG_1405

IMG_1422

IMG_1431

IMG_1446

IMG_1494

IMG_1495

Огонь и красный цвет

IMG_1454

IMG_1443

IMG_1469

IMG_1474

IMG_1520

Рай

IMG_1508

IMG_1458

IMG_1447

IMG_1422

IMG_1427

IMG_1460

IMG_1481

IMG_1492

IMG_1507

Священник Константин Камышанов и Елена Черкасова

Священник Константин Камышанов и Елена Черкасова

Выставка работает в Культурном центре «Покровские ворота» до 3 апреля 2016 года

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Российский художник дописал незаконченную картину Леонардо да Винчи

Новокузнецкий художник Константин Дверин закончил за великого мастера «Поклонение волхвов»

Тихая радость Елены Черкасовой. Новые картины

На её картинах ангелы ликуют с людьми. На этой выставке – Господь, стремящийся к людям

Вход в Иерусалим. О живописи Елены Черкасовой

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 49, 2007