Эксперт Росохранкультуры Ирина Шалина: Правда обретения Троицы Ветхозаветной

14 мая директор музея Русской Иконы Николай Задорожный был задержан в столичном аэропорту Домодедово. Его подозревают в незаконном провозе иконы XVII века «Троица Ветхозаветная», похищенной из музея города Устюжна Вологодской области в 1994 году.

Кто украл икону за миллион долларов?

Как сообщила ПРАВМИРу ученый секретарь музея Анна Иванникова, Николай Задорожный находится в Москве, он не задержан и не арестован. В настоящее время проводится расследование, по результатам которого будет принято решение о предъявлении обвинений.

С открытым обращением в поддержку директора выступила ведущий научный специалист Государственного Русского музея, эксперт Росохранкультуры Ирина Шалина.

Ирина Шалина

Ирина Шалина

Дорогие друзья и коллеги, рассылаю вам это письмо лишь с одной целью – восстановить справедливость и рассказать правду об обстоятельствах возвращения в Россию иконы «Троица Ветхозаветная» письма Кирилла Уланова 1690 г., которое было предпринято Музеем русской иконы и осуществлено 14 мая 2012 г. его директором Николаем Васильевичем Задорожным.

Устроить столь низкий скандал вокруг события, – которое у любого мыслящего человека должно вызывать лишь чувства радости и благодарности; – вылить за один день столько грязи и лжи в эфир, все перевернуть с ног на голову, – можно было лишь в одном случае, – когда кому-то потребовалось превратить благородный и истинно гражданский поступок целого ряда людей в чудовищное по своей безнравственности и публичности шоу. Или причины здесь более глубинные ?

Вот, как все это было на самом деле.

В середине апреля с.г. Михаил Юрьевич Абрамов, основатель Музея русской иконы (далее: МРИ), его директор Н. В. Задорожный и И. А. Шалина выехали в Великий Устюг для торжественной передачи в Великоустюгский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник десяти праздничных икон, похищенных из местной церкви Димитрия Солунского в 1984 г. Они были приобретены для собрания МРИ в 2006 г. в Швейцарии и, естественно, при ввозе в Россию проверялись по базе данных Росохранкультуры.

Повторно все десять икон, наряду с другими экспонатами музея, прошли полную проверку в 2008 г. в связи с их участием в выставке “Возвращенное достояние” в Третьяковской галерее. Шесть лет иконы находились на экспозиции открытого и доступного музея в центре Москвы, были на выставке в ГТГ, опубликованы в трех каталогах, фотографии их вывешены на сайте музея. Памятники видели в музее тысячи людей, в том числе и большинство наших коллег, при этом никто не признал в них украденные памятники, поскольку информации о такой краже нигде не существовало. Только в декабре 2011 года хранитель Великоустюгского музея-заповедника, случайно зайдя на сайт МРИ, увидела и сообразила…

Далее последовала печальная история с врывающимися в закрытый московский музей (накануне его нового открытия 15 декабря) сотрудниками Главного и Вологодского управлений уголовного розыска МВД. Не имея на руках каких-либо сопроводительных документов (ордера на обыск, постановлений на право изъятия и т.д.), стали снимать иконы со стен экспозиции с угрозами вызвать в случае неповиновения ОМОН. Естественно, директор потребовал предоставить комплект подтверждающих документов – как факта самой кражи, так и соответствие этих десяти икон инвентарным описаниям и фотографиям украденных. Отмечу, что изъятие икон происходило не просто в частном собрании, а в музее, принятом в музейное сообщество ИКОМ и обладающем определенным статусом, в том числе музейным учетом и инвентарем.

Самое удивительное в этой истории, что в это время в милицейском фургоне уже лежала запечатанная одиннадцатая икона, привезенная из Великого Устюга в качестве эталонной для проведения экспертизы, которую, как большой секрет, сотрудникам МРИ показать отказались. При этом на улице стоял мороз -30, экспонаты перевозились в неотапливаемой машине, ни у хранителя, ни у силовиков не было с собой даже упаковочного материала…

ГосНИИР отказался принимать для экспертизы иконы, поскольку его даже не подумали заранее предупредить об их прибытии, да и постановления на проведение такой экспертизы у блюстителей закона тоже не было. Находчивые представители МВД отправляются в Музей имени Андрея Рублева, не подозревая о том, что в этот день там выходной… В конце концов сам же Н.В. Задорожный уговорил директора ГосНИИР взять иконы на ВХ, чтобы не гонять их по морозу и московским пробкам. Так и не осуществив никаких работ, но уже через довольно продолжительное время иконы увозят в Вологду в филиал ГЦХРМ им. И.Э.Грабаря, при этом ту самую – эталонную – все еще никому не показывают как великую военную тайну.

Тогда в начале апреля Н.В. Задорожный обращается с просьбой к советнику министра культуры В. В.  Петракову отправиться с ним в Вологду и там в реставрационной мастерской при одном взгляде на великоустюжскую икону из праздничного чина понимает, что десять праздников МРИ происходят из того же комплекса: это тот случай, когда в экспертизе вообще необходимости не было, схожесть налицо. И в тот же момент с одобрения владельца М.Ю. Абрамова, директор подписывает договор дарения десяти икон в музей-заповедник Великого Устюга.

Казалось бы, все разрешилось, хотя, к сожалению, с огромными утратами, усилиями и нервотрепкой. Однако Вологодское управление уголовного розыска МВД возмущено, – оно остается в стороне, праздник удался, но «не на их улице». При этом, иконы к этому моменту, которые в собрании МРИ были в идеальной сохранности (это зафиксировано всеми публикациями), теперь оказались в аварийном состоянии и потребовали значительной реставрации, которая соответственно вылились (только для кого ?) в сумму 400 000 руб.

Согласитесь, что все это должно было происходить совершенно по другому сценарию, правильнее было бы администрации музея Великого Устюга проинформировать МРИ о замеченном сходстве, спокойно разобраться, сличить фото, приехать с официальными документами. И в тот же час иконы были бы достойно переданы своему законному владельцу, как это уже было в истории Музея русской иконы. Собственно так и произошло… только четыре месяца спустя. Да и некоторым нашим коллегам не пришлось бы вести себя так, как они повели в этой ситуации… Впрочем, это дело их собственной совести.

В момент торжественной передачи Михаилом Абрамовым памятников в музей-заповедник Великого Устюга губернатор Вологодской области О.А. Кувшинников отметил большой вклад в дело возвращения их как самого мецената, так и сотрудников основанного им музея, благодаря которым памятники были найдены на Западе, привезены в Россию, сохранены и изучены, безвозмездно переданы законному владельцу. Тогда же он обратился с просьбой помочь выкупить из “немецкого плена” икону Троицы Ветхозаветной Кирилла Уланова, которую украли в 1994 году из музея Устюжны.

Собственно заслуга ее обретения также отнюдь не прибавляет славы доблестному уголовному розыску. В свое время о ее появлении на аукционе в небольшом немецком городе Линдау сообщил мне таллинский коллекционер Николай Меркурьев, тонкий знаток иконописи. Информация, оказавшаяся совершенно верной, была передана нами в Росохранкультуру, однако силами Интерпола забрать икону у законопослушного немецкого гражданина, ни в чем не нарушившего правил приобретения, оказалось делом невозможным.

Более того, Вальтер Гюнтер  выиграл суд – в силу все тех же цивилизованных законов цивилизованного государства и, казалось, судьба иконы была решена навсегда. Однако немец оказался высоконравственным и, узнав, что она был украдена из музея, выразил желание вернуть ее на двух условиях: икона возвратится только законному владельцу – Устюженскому краеведческому музею (не храму Христа Спасителя, например, где хранятся теперь другие иконы, украденные из Устюжны и найденные далеко не силами УР); а также возмещения всех расходов, которые он понес при ее покупке и транспортировке. М. Ю. Абрамов решил помочь и безвозмездно выкупил икону (за требуемые 25 000 евро). Во время той же встречи в Великом Устюге возникла договоренность, что «Троица Ветхозаветная» по прибытии из Германии несколько месяцев будет экспонироваться в Музее русской иконы в Москве, где ее увидят тысячи желающих, затем торжественно передана при участии всего музейного сообщества, прессы и т.д. – Устюженскому краеведческому музею.

Подготовка к перевозке иконы продолжалась почти месяц: получали разные документы, в том числе от Вологодского департамента культуры, подтверждающие, что Н.В. Задорожный действует в интересах Устюженского музея. Заранее был подготовлен акт дарения Николаем Васильевичем иконы Устюженскому краеведческому музею, а также акт передачи ее оттуда в Музей русской иконы для выставки, даже разрешение департамента культуры Вологодской области на эту временную передачу. С большими и понятными для всех музейных работников трудностями неподъемная икона высотой полтора метра была доставлена в аэропорт Домодедово. Михаил Абрамов как истинный меценат оплатил все расходы по ее транспортировке. Быстро и без трудностей пройдя таможенную зону, где нас уже ждал представитель МинКульта, поскольку была предварительная договоренность о привозе именно этой иконы и все официальные лица были в курсе происходящего; оформив все необходимые таможенные документы и заполнив декларацию (я не могу понять, как УГ МВД может позволить себе распространять на официальном (!) сайте заведомо ложную информацию об ее отсутствии, поскольку это был первый документ, который они отобрали у Н.В.Задорожного, как и утверждать о том, что икона (в полтора метра высотой) была якобы найдена ими при осмотре личного незадекларированного багажа!), мы вышли в зал прилета, где нас мгновенно окружила иконографически узнаваемая толпа сотрудников Московского уголовного розыска – человек пятнадцать с видео-камерами, фотоаппаратами.

Отмечу, что это была чрезвычайно продуманная и постановочная акция. Толкая и подгоняя, нас в грубой форме сопроводили в полицейский участок. Поэтому заявления МУРа, о том, что надо было поставить их в известность о прибытии в Россию (!) украденной из нее же иконы (а мы уже знаем, как они ведут себя в таких случаях), были лицемерны и излишни. Силовики не только все прекрасно и заранее знали, вплоть до номера рейса и личности перевозившего, но и имели при себе значительный и подготовленный заранее пакет документов с фото, а также были отлично снабжены самой разнообразной техникой и инструментами. Кроме того, как подтвердил в сегодняшнем выступлении А.А. Авдеев, вопрос возвращения (а не поиска!) произведения искусства в Россию – дело Министерства культуры, а не ФСБ, МВД и прочих силовых структур. Так что никаких предупреждений, естественно, юридически не требовалось.

Примечательно, что Уголовный розыск почему-то совсем не хочет (или не может?) оправдывать свое название и искать, а тем более находить украденные ценности, возвращать их в Россию. Зато он по-прежнему и в деталях знает обо всех действиях и передвижениях ее граждан, и в результате, “находит” только то, что само идет в его «сильные» руки.

В участке три на три метра в течение пяти с половиной часов нас подвергли всему тому, о чем до сих пор знали лишь понаслышке, причем наряду с бомжами, мелкими бандитами и ворами, которые почему-то очень быстро покидали это помещение в сопровождении полицейского, тут же возвращавшегося довольно потиравшего карманы. Н. Задорожному объявили о заведении на него уголовного дела по статье “скупка краденного” !!! Икону, с которой представители МВД обращались, как и с нами, без всякого уважения, отобрали, при этом отказались предоставить документ о ее изъятии. Были отобраны и все подлинники сопроводительных документов, в том числе таможенная декларация, об отсутствии которой они теперь бессовестно кричат по всему эфиру. Копии сделать не позволили, в грубой форме запрещали звонить по мобильному телефону, особенно официальным органам и представителям Министерства культуры, зато с легкостью обещали в будущем «веселую» жизнь. Чуть позже я перешлю все отсканированные документы, большую часть которых придется восстанавливать на таможне в Домодедово и в Вологодском департаменте культуры.

До последнего часа обиднее всего было молчание губернатора Вологодской области, директора музея Устюжны и областного Департамента культуры, так и не давших пока интервью в прямом эфире. Теперь их молчание стало понятным: как только что сообщили, уже в течение двух дней на них оказывается сильнейшее давление со стороны МВД и допрос следует за допросом.

Такая вот грустная история о самом достойном и благородном поступке, обернувшаяся грязью, помоями и диким количеством лжи во всей интернетовской паутине. Ответ на вопрос, кому это все это было надо, напрашивается сам собой. Очевидно другое, что ни одному из целого ряда уже запланированных и тщательно подготовленных актов возвращения наших памятников на Родину, теперь, скорее всего, не суждено состояться.

На днях мы организуем в Музее русской иконы пресс конференцию для музейного сообщества и прессы, чтобы прокомментировать случившееся и представить все документы. М.б. у кого-то появится предложение о каких-то других действиях.

С уважением и с благодарностью за внимание и поддержку,

Ирина Шалина 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: