Эвтаназия – это повесить трубку, не договорив

|
«Агония и муки перед смертью могут быть действительно ужасны, но не страшен ли такой выбор человека – не бороться, не преодолевать. Среди тех, кого мне когда-то приходилось напутствовать перед смертью, был ликвидатор Чернобыльской аварии. С мучительной болезнью этот человек прошел тридцать лет. Его отношение к вере и Церкви до самого последнего момента было не простым…» Священник Андрей Мизюк комментирует последнюю новость из Бельгии, где несколько дней назад применили эвтаназию по отношению к ребенку.
Священник Андрей Мизюк

Священник Андрей Мизюк

Новость о применении эвтаназии к ребенку в Бельгии, безусловно, из ряда вон выходящая. Об эвтаназии-то в целом еще не утихли споры, а тут ушедший таким образом ребенок. Да еще и целый закон без ограничения возраста. Ну и, разумеется, это повод к очередному разговору, и даже не к разговору, а к жаркому спору.

Моя позиция здесь предельно проста: я против эвтаназии в любом возрасте, тем более что для ребенка «легкий уход» – вообще не добровольный и осмысленный выбор. Ну не может ребенок или подросток принять такое решение самостоятельно, последнее слово здесь остается за родителями или опекунами. Получается, что не безнадежно больной подросток дает согласие на уход из жизни, а его «намучившиеся» родственники или доверенные лица. Хотя бельгийский закон требует именно неоднократной просьбы самого безнадежно больного.

Итак, приходит совершенно дикая новость из Европы, из Бельгии. Тут надо сказать, что у нас почему-то очень любят такие новости. Порой кажется, что это очередной повод из серии «Их нравы». Создается впечатление, что нам зачем-то пытаются показать то, до чего же они уже, в конце концов, там дошли, и напомнить о том, что несмотря на то, что у нас «не всё в общем-то хорошо», но такого уж точно нет. Может быть, это только мое впечатление?

Жаркое обсуждение в сети эвтаназии для детей в Бельгии вызвало у меня недоумение. У нас самих-то что, не существует подростковых и даже детских самоубийств? Или у нас дети не умирают? От онкологии, после тяжелых травм, в результате насилия, в конце концов – из-за недосмотра родителей?

Почему не обсуждается суицид ребенка, прыгнувшего из окна после бесконечных побоев отчима? Кто-нибудь вспомнит про малыша, замерзшего на улице, потому что мать в доме от души веселилась и просто не заметила, как ребенок ушел на улицу?

Это же ведь всё теряется в лентах бесконечных новостей, как региональных, так и федеральных. Дети алкоголиков, асоциалов? Но ведь дети же? А как те же самые дети живут в интернатах? А что чувствует ребенок в доме малютки, которого по запарке забывают покормить, да и вовсе к нему не подходят, потому что нет времени, не хватает рук, просто не хотят? И тут новость из Бельгии. Да, страшная новость. А открыть глаза и посмотреть в нашу реальность? Или же и здесь действует принцип «свои носки не пахнут»?

Чтобы увидеть проблемы вокруг, надо научиться видеть проблемы и в себе. А основным и самым печальным охватившим нас состоянием является безразличие и равнодушие. Нет, не все, не всегда, но зачастую. Оно и понятно, жизнь-то не веселая. Но ужас весь в том, что мальчик, прыгнувший в унылом городе N из окна многоэтажки, так же неинтересен, как и бомж под скамейкой на остановке. Это просто потеряется в ленте новостей. Это просто «ужасы нашего городка»…

rusplt.ru

rusplt.ru

А подростковые суициды? Они чаще всего происходят по причине совершенно диких обстоятельств или намеренного влияния со стороны. Все же ведь помнят недавно нашумевший скандал про группы смерти в социальных сетях. Что, их до этого не было? Еще как были. Но кому это было особенно интересно до того, как материал вышел в СМИ? Ограниченному кругу лиц? Ведь в набат бьют уже давно, и только на моей памяти было несколько подростковых самоубийств на почве каких-то совсем нездоровых отношений в группах в сети и манипуляций со стороны. И вдруг взрыв.

Дан информационный повод, повсюду повыключали и запаролили компьютеры, проверили телефоны и облегченно выдохнули. Что, теперь дети находятся в безопасности? Но ведь нет.

Зато в Бельгии – эвтаназия. Надо, наверное, определиться, действительно ли мы православные христиане, или же по статистике? Статистика, как известно, вещь сомнительная.

Что касается эвтаназии, то нам сейчас остро необходимо громко говорить о том, что эвтаназия вообще не выход. Никакая эвтаназия. И не потому, что мы живем так, а в Бельгии иначе, а потому, что жизнь бесценна, я видел примеры того, как ей умеют радоваться, даже умирая.

Тут огромный простор для споров, потому что найдутся люди, которые вполне обоснованно (со своих позиций) будут доказывать свое право на безболезненный уход из жизни в случае, когда лечение невозможно.

Я не защищаю ни в коем случае эвтаназию, причем никакую и ни в каком возрасте. Мое христианское мировоззрение не может это принять, для меня эвтаназия – самоубийство, потому что даже уходящая жизнь – бесценна и смерть – это не только прекращение физиологических процессов и освобождение от боли и мук, но и великая тайна, которая открывает перед человеком не только итог, но и смысл его жизни.

Я видел безнадежно больных людей, мне приходилось общаться с теми, кто уходил из этой жизни, медленно и порой очень болезненно, но никто из них не думал о добровольном уходе до срока, или же, по крайней мере, сам осознавал эти помыслы как минутную слабость. Почему же теперь, когда эвтаназия стала нормой в некоторых европейских странах, у нас не рассматривается и не обсуждается каждый случай? Не та же ли самая бесценная жизнь у старика 80 лет, попросившего сделать укол, и девушки 24 лет, страдающей от депрессии? Кстати, кто-нибудь знает о бельгийке Эмили, добившейся права на эвтаназию по причине серьезного психического расстройства?

Агония и муки перед смертью могут быть действительно ужасны, но не страшен ли такой выбор человека – не бороться, не преодолевать. Среди тех, кого мне когда-то приходилось напутствовать перед смертью, был ликвидатор Чернобыльской аварии. С мучительной болезнью этот человек прошел тридцать лет. Его отношение к вере и Церкви до самого последнего момента было не простым, и тем не менее его последними в нашей встрече словами было свидетельство жизни, любви к ней и вере в Того, Кто в этой тяжелой лучевой болезни на протяжении почти трех десятилетий был рядом с ним. Ведь жизнь – это не только наша собственность. Это еще и ответственность за тех, кто рядом с нами. Лишая надежды себя, мы лишаем надежды и тех, кто сострадает и сопереживает нам. Так что эвтаназия… Это вот, наверное, как во время разговора взять и повесить трубку, не договорив. Потому что так решил. Навсегда.


Читайте также:

Помощь? Спасение? Узаконенная эвтаназия?

Детская эвтаназия: о решениях и ответственности

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Католический епископ запретил причащать верующих перед эвтаназией

«С христианской точки зрения, жизнь и смерть — в руках Господа, сами мы эти вопросы не…

“Девочка умерла после визита к стоматологу” – что произошло на самом деле?

В смерти ребенка виновата вся система здравоохранения. Но ее привлечь нельзя

Галина Новичкова: “Надежда всегда есть. Даже если ее нет”

Как детские врачи-онкологи построили идеальный мир, но его оказалось мало