«Больше в ваш храм ни ногой!»

Бывает, придет сторонний человек в храм, там ему скажут что-то неласковое, он обидится и решит, что больше сюда ни ногой. Или увидит, как прихожане без очереди к исповеди рвутся. Как быть? Разговор о дисциплине в храме продолжает протоиерей Димитрий Климов, настоятель кафедрального собора Святителя Николая Чудотворца (г. Калач-на-Дону, Волгоградская область).

Что посеешь

Протоиерей Дмитрий Климов

Протоиерей Димитрий Климов

То, что происходит в храме – во время богослужения и вне его – зависит от священника, от его проповеди, от того, как он научит своих прихожан ощущать себя в храме и молиться.

Если прихожане еженедельно или ежедневно слышат от священника проповеди о том, что непременное условие молитвы – это тишина, сосредоточенность, отсутствие отвлекающих мелочей, то люди будут стремиться именно такую атмосферу создавать в храме.

А если вещать исключительно о том, как важно ставить свечи, заказывать обедни, молебны и другие требы и как важно все вокруг себя освятить посредством приглашения того же священника, то прихожане не будут знать, что, оказывается, еще надо молиться, пытаться во время богослужения понять, что там читается и поется.

И мысли прихожан будут всецело поглощены тем, как правильно свечку на подсвечник водрузить или записку подать – и неважно, что в этот момент читается Евангелие, поется «Херувимская» или Евхаристический канон.

Все-таки в храме важно не отвлекать друг друга. Важно помогать друг другу вот именно этим: создать такую благоговейную тишину, в которой человек мог бы погрузиться в слова молитвы, в свое покаяние, в свое обращение к Богу.

У старообрядцев с дисциплиной в храме – строго. Все у них по определенным правилам: мужчины с одной стороны, женщины с другой, без очереди на исповедь никто не пойдет.

Надо еще учитывать, что традиции прервались. Мы не знаем, как должно быть. Возрождение церковной жизни началось относительно недавно – с 1990-х годов. Нередко каждый священник в своем приходе возрождает по-своему. Каждый батюшка экспериментирует в силу своего, так сказать, разумения. У кого-то это лучше получается, у кого-то хуже.

Например, мне кажется, не должно быть в храме торговли свечками, иконами и так далее: почти все храмы имеют возможность где-нибудь в церковном дворе построить церковную лавку, отдельно от храма. Иначе идет служба, а в это время звенят монетки, кто-то что-то заказывает – шум, беспорядок. Это не совсем нормально.

Просто люди, просто работают

Бывает, человек, что называется, с улицы, приходит в храм и думает, что там все идеально, люди все как ангелы. И когда он сталкивается в храме с несовершенством в человеческих отношениях, то бывает шокирован. Он-то ожидал, что здесь все по-другому, не так, как везде вне церковной ограды.

Бывает и наоборот: человек, как говорится, с базара и сразу в храм, со своей рыночной манерой общения. А если ему прихожане делают замечание, начинается возмущение, жалобы чуть ли не Патриарху: «Со мной обошлись не так, как ожидал».

В любом случае, священнику надо очень внимательно относиться к тем людям, которые работают в церковной лавке регистраторами. Потому что от них многое зависит. Ведь каждому вновь приходящему человеку не объяснишь, что это – просто люди, которые просто работают. Кто-то работает в магазине, а кто-то здесь. Они умеют считать, ориентируются в ценах на те же книги, в состоянии ответить на какие-то вопросы… Найти человека, который бы при этом был проповедником, миссионером – задача нереальная.

Фото: священник К.Пархоменко / azbuka.ru

Фото: священник К.Пархоменко / azbyka.ru

Если болит по-настоящему

Иногда слышу от знакомых: «Больше в ваш храм ни ногой!» Спрашиваю: «А в чем проблема?» – «Мы пришли заказать панихиду, а нам какая-то бабка грубо что-то сказала».

Я в этом случае привожу такой пример. Болит у человека, например, зуб. Человек всю ночь с этой зубной болью мается и наутро приходит к стоматологу, сидит в приемной, ждет своей очереди. В это время уборщица моет полы и грубо говорит ему что-то из серии: «Ну-ка свои грабли там подними, чтобы я помыла как следует пол». Он гордо встает, вскидывает голову и говорит: «Ухожу сейчас же и больше сюда никогда не приду». Все соглашаются, что такую ситуацию трудно представить. Если у человека болит сильно, по-настоящему, разве ж он уйдет? И разве он не понимает, что уборщица не имеет непосредственного отношения к врачу, который может избавить его от боли.

Если вы так легко себя от храма, от молитвы, от богослужения отрываете из-за какой-то сумасшедшей бабки церковной, то это говорит только об одном: у вас не болит, вам все это не так уж нужно, не так уж важно.

Когда человеку нужно, когда у него действительно болит, он уже не обратит внимания ни на что, кроме главного.  

Но, повторяю, это не снимает ответственности с церковных людей, с настоятелей, в том числе и с меня, потому что и на наших бабушек иногда жалобы бывают.

Встать у двери

Как в храме ведут себя непосредственно прихожане, зависит от того, какое понятие у них сложилось о молитве. Есть у нас, например, люди, которые заходят в храм и становятся у входа. Всегда. Видимо, они прочувствовали и поняли притчу о мытаре и фарисее (см. Лк. 18:10-14).

Людей же, которые не читали Евангелие или прочли, но совсем не поняли, почему-то так и тянет пробраться к каждому подсвечнику – неважно, что это всем мешает – и встать в центре храма.

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Убирая сор из глаза ближнего, оставьте ему все-таки глаз

Оно стояло, ничуть не смущаясь, и вращало головой, озираясь по сторонам, и вдруг… само перекрестилось!