Грязные танцы на Первом

|
«Мы с друзьями по танцевальной школе, конечно, обсуждали Женино выступление. Еще после первого шоу на ТНТ все делились роликом с его танцем в соцсетях с комментарием "классно!". В интернете, где комментаторы не славятся мягкосердечием, я не увидела ни одного слова "ампутант", которое позволила себе Рената Литвинова». Анна Уткина рассуждает о минуте славы танцора с ограниченными возможностями на Первом канале.

«Запрещенный прием» и кто жалеет танцоров

Анна Уткина. Фото: Анна Данилова

Анна Уткина. Фото: Анна Данилова

Женя «Рыжий» Смирнов выступил на шоу талантов «Минута славы» и получил неоднозначную оценку судей. Ведущий Михаил Боярский попросил членов жюри высказаться максимально искренне, и Владимир Познер назвал участие Жени в шоу «запрещенным приемом», поддержала коллегу и Рената Литвинова. Другие участники горячо вступились за Женю. Я думаю, что смотреть на это было больно всем, кто имеет отношение к танцам.

Мир искусства жесток, танцевальный мир жесток вдвойне. Можно показать плохую картину и с обидой бросить в ответ на критику – «художник так видит». Можно снять фильм ни о чем и заявить, что это арт-хаус, а обыватель просто не понял тонкую душу режиссера и сценариста.

Очень трудно станцевать плохо и сказать «вы просто меня не понимаете».

Танец должен нравиться не узкой группе посвященных людей, его должен полюбить зритель, дилетант. Зал встретил Женю и его партнершу Алёну аплодисментами. Из жалости? Помилуйте! Кто жалеет танцоров?

Людям все равно, что болит у человека на сцене

Знаменитый актер Патрик Суэйзи собирался стать звездой балета, а не сниматься в кино. Старая футбольная травма поставила крест на его карьере в классической хореографии. Почему престижная танцевальная компания Eliot Feld отказала ему, несмотря на то, что прежде давала сольные номера? Чем провинился молодой танцор? Очень просто – он перенес две операции на колене. Никто не стал ждать, пока он восстановится и восстановится ли. Его место занял другой. Разве молодых и красивых танцоров на свете мало?

Я несколько лет выступала в детском коллективе народного испанского танца Primavera под руководством известного хореографа фламенко Любови Кузнецовой. Мы занимали только первые и призовые места на международных конкурсах, я мечтала станцевать на фестивале в Испании. Танцы были всей моей жизнью. Я думала о большой сцене, о шоу Хоакина Кортеса, участвовала во всех мыслимых и немыслимых отборах, когда в шестнадцать лет, даже не на тренировке, глупо и случайно получила травму колена перед важным выступлением.

Она была несовместима с серьезными физическими нагрузками. Может быть, кто-то сказал: «Бедная девочка! Ей так хочется постоять с нами в большом зале! Может, она просто подержит веер и кастаньеты во втором ряду?» Конечно, нет. В зале сидели зрители и звезды народных танцев. Люди, которым все равно, что болит у человека на сцене.

Если ты не можешь сделать так, чтобы «шоу продолжалось», никакого «шоу» для тебя не будет, таков закон.

В мире танцев на сцену нельзя проникнуть, потому что ты «такой бедненький» и тебя «ужасно жалко». По крайней мере, дорога на большую сцену, на центральный телеканал для артиста будет закрыта, им будут восхищаться только в узком семейном кругу или на территории маленького районного дома культуры с сердобольным учителем танцев.

Танцы – это не мир «бедняжулек»

Я выступаю за прямоту и жесткость не меньше Владимира Познера, поэтому не стану скрывать: зрителю все равно, сколько часов танцор провел на репетиции – пять или сто двадцать пять. Когда я прихожу в театр, я наслаждаюсь балетом, а не вспоминаю фотографии заклеенных пластырями, натертых до крови ног балерины. Танцы – это не мир давящих на жалость «бедняжулек», к числу которых почему-то отнесли Женю Смирнова на передаче. Это мир сильных, талантливых, ярких и упорных людей. Мир, который знает примеры успеха и, к счастью, не знает стандартов.

Своего преподавателя сальсы, например, я сразу узнала на уроке, потому что до этого видела в шоу «Я худею». Антон откровенно рассказывал на ТВ, как боролся с лишним весом и однажды решил попробовать себя в танцах. Девушки каждый раз нервно перетаптываются с ноги на ногу в надежде, что Антон их пригласит.

Может быть, кто-то рискнет заявить, что Джон Линдо, звезда направления west coast swing – плохой танцор?

Актеры театра неслышащих актеров «Недослов» с пластическими спектаклями собирают полные залы в России и за рубежом, потому что людям нравятся эти спектакли. Билеты на них стоят денег, в наше непростое время невозможно иметь такой оглушительный успех, пользуясь «запрещенными приемами». Разве выступление «Недослова» вызывает сочувствие?

Закрыта ли дорога на большие экраны людям с длинным носом или широкими скулами, если они не вписываются в то, что называют «стандартами красоты»? Или взрослому человеку стыдно и смешно думать, что у красоты бывают стандарты? Можно ли выступать на сцене до восемнадцати лет? А после шестидесяти? Что еще, кроме техники и таланта, вдруг стало важным в танце?

Мы с друзьями по танцевальной школе, конечно, обсуждали Женино выступление. Еще после первого шоу на ТНТ все делились роликом с его танцем в соцсетях с комментарием «классно!». В интернете, где комментаторы не славятся мягкосердечием, я не увидела ни одного слова «ампутант», которое позволила себе Рената Литвинова.

Смотреть на некомпетентность судей было жалко

Не потому, что все любители танцев так добродушны. Я думаю, что Владимир Познер переоценил милосердие телезрителей, посчитав, что они голосовали за Женю, оценив лишь мужество, с которым он продолжил тренировки после аварии.

Смотреть на некомпетентность судей в вопросах техники танца было жалко, а на выступление Жени и Алёны – нет. К счастью, обидные и несправедливые замечания вряд ли отразятся на Жениной танцевальной карьере. Как не отразились они на карьере Марго Фонтейн, у которой, как известно, были «небалетные» ноги – билет первого класса на выход из мира хореографии.

Когда она танцевала, зал замирал. В 42 года (пенсионный возраст для балерины) она стала партнершей Рудольфа Нуреева. Они выступали вместе на лучших мировых сценах более пятнадцати лет, став одним из главных мировых дуэтов классического танца.

Как хорошо, что в те времена не было шоу талантов. Боюсь, что Марго Фонтейн не пропустили бы дальше первого тура члены жюри. Подумать только! Вышла на сцену с такими особенными ногами.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Почему всех так раздражает танцующий миллионер

И можно ли научиться радоваться жизни как он

Владимир Познер: Я не извинялся перед Евгением Смирновым

Телеведущий заявил, что не испытывает никаких переживаний в связи с инцидентом с участием танцора Евгения Смирнова

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!