Необходимое зло, или Святость вопреки

|
Целесообразностью оправдываем «необходимое» зло. А также тем, что «все так поступают». Ну, не удержался и пошел за всеми. Или – «если бы я так не поступил, то другие бы поступили, и мне было бы только хуже. Так мог ли я поступить по-другому?» О том, почему люди ищут повод для гордости вместо покаяния, рассуждает наш постоянный автор Илья Аронович Забежинский.

У современного русского верующего человека весьма странный подход к понятию «покаяние». То есть твердишь ему, твердишь, что покаяние – это не изложенный нервным почерком на мятой бумажке список дурных твоих дел за истекший период. Покаяние, по-гречески «метанойя» (μετάνοια), значит «перемена ума».

Перемена ума!

Илья Забежинский

Илья Забежинский

Зло казалось тебе приятным, ты радовался ему, вожделел его, вспоминал о нем сладострастно. А нынче – всё, переворот полный, произошла метанойя, осознал зло как зло и без примеси какого-либо добра, без какого-нибудь оправдания и даже надежды на оправдание.

А оправдание наше обычное какое?

Целесообразность. Целесообразностью оправдываем «необходимое» зло. А также тем, что «все так поступают». Ну, не удержался и пошел за всеми. Или – «если бы я так не поступил, то другие бы поступили, и мне было бы только хуже. Так мог ли я поступить по-другому?»

Точно такие же оправдания совершенно очевидно поселились во многих русских сердцах в оценке истории нашего бедного Отечества в XX веке.

Вы что, хотите, чтобы мы за Сталина каялись? Или за убийство царской семьи? Или за нашу дружбу с Гитлером до 1941 года? Нам что, голову пеплом посыпать? Да все так поступали! Да другие еще хуже были!

Разумеется, можете ничем голову не посыпать. И не включать грехи Войкова в свой еженедельный списочек на бумажке.

Просто назовите зло – злом. И не по принципу – мол, были еще бóльшие злодеи.

Добро не относительно. Добро не сравнивается со злом. Добро сравнивается с Евангелием. И только с Ним. И именно так только и определяется как Добро.

Не стыдно ли нам, христианам, твердить о целесообразности, о выживании государства, народа, о политических успехах, победах?

В конце концов, самый политически целесообразный поступок совершил один герой Евангельского повествования, который совершенно мудро и логично убедил своих соплеменников: «Лучше, если один человек умрет за народ, чем весь народ умрет за одного человека». И убили Его.

Чем руководствовались? Выбирали меньшее зло.

Какая цель была? Да благая же цель, народ свой спасти!

И дьявол в таких решениях, кажется, не такой уж и дьявол, если подключить его к нужному делу в нужную минуту. Другие же тоже подключают. А мы всё же меньше, чем другие. И американцы дружили с Гитлером. И англичане… И весь мир…

Страна в лагерях сидела? А у них зато негров линчевали… Целые народы переселяли и уничтожали? А они индейцев вырезали… Поэтому зачем же вы всё про нас да про нас…

А мне плевать на американцев. Вот совершенно плевать. И на англичан тоже.

Вот это моя страна, моя история, мои предки. Вот это я сам в этой истории со своим народом, среди своих предков и потомков.

Мне нужно со своей историей разобраться. В конце концов, с самим собой разобраться. С Господом Богом разобраться: а как Он на всё это смотрит. Что было по-Божески, а что нет?

Ибо что я оправдываю в истории, на то и сам я готов пойти, когда творю свою собственную историю. А что не приемлю, что именую злом, того и сам в своих поступках, в своей истории стану избегать.

Так можно ли подпустить в какое-либо дело немножечко дьявола, потому что другие подпускают его значительно больше?

А Христос? Вот наше мерило Добра – Христос. Была ли в нем хоть какая-то тьма? Имел ли Он хотя бы часть с Вельзевулом?

Вот то-то…

Многие возмущаются: «Нас в 90-е унижали, заставляли каяться…» Да вообще никто никого не заставлял. Вообще никакого переосмысления истории нашей в наших сердцах не произошло. Где хотя бы следы того переосмысления?

Пример тому – отказ москвичей убрать имя Войкова, убийцы царской семьи, с карты Москвы.

Я читал эти отзывы, почему москвичи так думают, почему не хотят менять. У меня руки опускались от безысходности. Какое-такое покаяние в 90-е годы? Не было ничего. Всё та же марксистско-ленинская пурга про законы развития общества. И что нельзя было по-другому. И что он был плохой царь. Ну, плохого царя, действительно, как же не убить? А детей его? Так это чтобы гражданской войны не было.

Ага… Ее не было…

Целесообразность хваленая…

Еще знаете, чем руководствовались? Всё то же горделивое чувство, всё тот же гортанный восторг: «Ни пяди земли, ни страницы нашей славной истории! Не отдадим!» И абсолютное непонимание у христиан совершенно онтологических вещей. Непонимание основ христианской антропологии.

Никакая человеческая история не может быть славной. Вообще никакая. Это падший мир. И предки наши – были падшие люди. И мы такие же падшие. Ничего славного они не совершили. Мы не совершили и не совершим. И дети наши не совершат.

Какие такие уж нам славные дела? Немощные мы. Немощная наша падшая природа. Нам бы с самими собой разобраться, со своей собственной греховностью и недостоинством. И предки наши были точно такие же немощные и грешные. И дети наши такие же будут.

Моменты просветления бывают. Но только в личной святости человека. И тогда, когда эта святость для Бога, от Бога и вместе с Богом.

Понимаете? Никаких других путей нету!

А то мы католиков громим, нету, мол, у них никакой святости. А в советском безбожном для нас святости просто пруд пруди.

Нету никакой святости без Бога. Только с Богом истинная святость и возможна! По-другому – никак. И только тогда, когда цель твоя – Бог!

Какая там массовая святость в Советской стране, сознательно отказавшейся от Бога? Какая святость у народа, который от Бога отказался? В какую такую безбожную святость вы верите?

Но была святость. Разумеется, была. Ибо Бог велик. Святость Серафима Вырицкого – да. Но благодаря ли? Да нет же. Вопреки. Вопреки этому сатанинскому строю, этой сатанинской лжи. Вопреки сатанинской идее построить царство Божие здесь, на земле.

Вопреки сатанинской ненависти, которую возгревали в сердцах людей. А люди, падшие обычные люди, и рады были возгреваться в этой ненависти…

Святость новомучеников – да. Может быть, тоже «благодаря»?

Святость тайных старцев? А чего это им в «святое» советское время приходилось быть тайными?

Может быть, святость таких наших современников, как Иоанн Крестьянкин, или, например, Гавриил Угребадзе – тоже благодаря власти советской? Один в тюрьме сидел, другой – по психушкам?

Если мы – христиане, если для нас высшее и единственно главное – Христос и Царствие Его, если главное для нас – путь в это Царствие, то какие на этом пути заслуги советской власти?

Или вот еще пишут: «Война была Священная».

Понятно, что вынуждены были люди воевать. Но что в том священного? Ненавидеть, убивать вынуждены были. Но что в том священного в нашем, христианском понимании святости? У нас и воины-то все канонизированы за мученичество и последующую святость жизни. Кто канонизирован за то, что убивал?

Еще одна штука. Гордость славою своих предков.

1465229099_175010_34

Вот едет дорогущий «Лендкрузер», оклеенный георгиевскими ленточками и орденами Отечественной войны. И написано: «Помним! Гордимся!»

Позволю спросить:

– Ты-то сам какое отношение имеешь к их подвигам? Чем гордишься? Они умирали. Они погибали. А ты тут при чем?

Ты лучше скажи, сам-то ты чего для Родины сделал? Налоги все заплатил? Сам в армии послужил? Сына, может, в армию отдал?..

Ну, вот этим и гордись, если христианину вообще стоит хоть чем-то гордиться. «Не мне, Господи, не мне, но Имени Твоему слава…»

Да и вообще похвальба самим собой, своим родом, своим народом – ведь это ж чисто иудейские дела. Фарисейские дела. «Несмь яко прочие человецы…»

Как же много общего у нас, русских, с иудеями! Не про нас ли и говорится: «Жестоковыйные! Люди с необрезанным сердцем и ушами! Вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши?»

Э-ге-ге, россияне! Кого из пророков не гнали отцы наши?

Есть. Есть нам и что в свой собственный списочек покаянный на бумажке включить. Есть.

И бесовское пионерское детство – туда.

И дьявольскую комсомольскую юность тоже.

И в сатанинской партии кто побывать успел…

Или не было этого в нашей жизни?

А еще – наши поиски поводов для гордости. Для похвальбы. Их тоже – в покаянный списочек.

И это мы-то, христиане, ищем поводов себе для похвальбы? Забыли мы: «Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя… А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира».

Осталась теперь только самая малость. Решить, наконец, хвалиться нам или каяться.

Хвалиться?

Каяться?


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Куда все делось

Они меня на станции с дедом встречали. Зацелуют всего, затискают

Бедные люди

Старинный петербуржский особняк. Стиль ар-деко. Окна на Петропавловку. И всё какое-то сиротство. Всё бесприютство какое-то