Илья Муромец и его братья

|
1 января – день памяти преподобного Ильи Муромского. Об инвалиде, чудесным образом ставшем богатырем, – Ольга Джарман.

Дело было на студенческом научном обществе, много лет назад. Занятия вела преподаватель со стажем, невролог:

Ольга Джарман

Ольга Джарман

– Ребята, вы не должны думать, что больной истерией – притворщик, обманщик. Это на самом деле болезнь, он не притворяется, как, например, притворяется симулянт. Они неосознанно осуществляют все то, о чем сейчас рассказали докладчики. Они не в состоянии понять разницу между фантазией и действительностью.

Когда у них так называемый «срыв компенсации, и они не в силах преодолеть вставшую перед ними проблему – вот тогда и появляются так называемые истерические параличи, например.

Ведь истерия – это не только знаменитый истерический припадок, когда человек хохочет и плачет, падает на пол, изгибается дугой – очень похоже на эпилепсию, только на электроэнцефалограмме нет измененной активности мозга…

Но вы должны помнить – от волнения больные истерией могут временно терять речь, слепнуть. У них повышается температура, усиливается сердцебиение, исчезает аппетит, появляется рвота, даже кожные заболевания, утрата слуха, осязания и обоняния, судороги конечностей, летаргический сон…

– А как отличить истерический паралич от обычного? – спросила худенькая серьезная девочка с серыми глазами.

– Во-первых, неврологический осмотр. Вы проверите рефлексы на парализованной ноге – а они совершенно нормальные и нет дополнительных патологических рефлексов, которые обязательно будут при, скажем, центральном параличе… И еще – лежа в постели, такой больной может совершать движения, а при попытке поставить его на ноги – падает как подкошенный, ни стоять, ни ходить не может.

В этом наглядно проявляется характерная для истерии тенденция больных не преодолевать возникшее у них нарушение, а даже подчеркивать его. Да, и во время сна все проходит – и изогнутость конечности, и ее напряжение.

– Всё-таки это очень сложно понять, – сказали студенты.

– Да, конечно, с годами вы приобретете клинический опыт. И помните, что истерию как диагноз ставят, когда все остальные диагнозы обсуждены и сняты.

– А какой прогноз? – спросил рыжий веснушчатый студент, ростом около двух метров.

– Истерия может начаться в детстве, но чаще болезнь проявляется в юном возрасте, у некоторых больных все симптомы проходят с наступлением периода зрелости, у других сохраняются на долгие годы…Я бы хотела привести вам пример из литературы – вам будет проще понять, что такое истерический паралич. Все вы знаете этого героя, это именно молодой человек, а не девушка-истеричка. Кто догадается?

Мы все молчали.

– Это – Илья Муромец! – торжествующе сказала преподаватель.

– Ка-ак?! – удивилась сероглазая худенькая девочка. – Разве у него был не детский церебральный паралич?

– Что ж это вы, милочка, – насмешливо подняла брови наставница, – вы на самом деле думаете, что молодого человека с ДЦП вот так вот можно поднять на ноги, одним словом?

– Но это же чудо, описанное в былине! – встал на защиту однокурсницы веснушчатый студент.

– Занятие окончено, коллеги – мы и так задержались!

Потом мы вместе с сероглазой студенткой шли по темным заснеженным улицам Выборгской стороны и говорили, что, конечно, это чудо, конечно, калики перехожие исцелили Илью… мы проходили практику в больнице, где было много таких детей – с ДЦП. И их мамы, и они надеялись на чудо…

– Я уверена, что у Ильи Муромца был ДЦП – и что он исцелился чудом! – все еще возмущаясь, повторяет она.

…Прошли годы. Сероглазая девочка стала известным врачом – детским неврологом, при этом она – жена священника и мать троих мальчиков. Ее руками совершаются чудеса – и маленькие, и большие.

Она говорила мне как-то, что в каждом больном, обездвиженном ребенке она видит Илью – богатыря, которого зло мира сего не допускает к подвигам…

Донца разбитых амфор
С четким нажимом судьбы,
Отмытые от осадков,
Винной лазури лбы.

Не я спасал вас от персов,
Не вычислял седмин.
Боги, гребцы и ветер
Вспенили Саламин.

Морю не быть в остроге,
Афинам – не видеть дня;
А я сижу без тревоги
На празднике у огня.

(Виктор Качалин. «Фемистокл»)

Два стихотворения в этой колонке про святого Илью Муромца принадлежат уже взрослым братьям Ильи по недугу. С ними совершилось чудо – Христос открыл им тайны поэзии, вложил в уста их песни… Ведь богатыри – это не только те, которые так сильны духом, чтобы выступить на бой. Это еще и певцы, которые вдохновляют тех воинов, у кого колени ослабели.

Дух того, кто слаб телом, может быть сильнее, чем дух просто здорового человека. Чудо, происшедшее с Ильей, явило это ярко всему миру. Не фантазии истеричного юноши – но сила духа подвижника с детства, реалиста, знающего настоящее страдание и настоящее вдохновение.

Преподобный Илья в лаврской пещере

Преподобный Илья в лаврской пещере

Такие люди чают воскресения – того часа, когда совершится с ними главное чудо Христово, когда переплавит Он их давнюю немощь, когда они станут такими, какими никогда не были, когда изменятся и станут подобно Ему. Нам, здоровым, не дано такой остроты этого чаяния…

Однажды позовешь меня,
И я воскресну настоящий
Язык летучего огня,
Несотворенный и шипящий.
Не отблеск мраморных колонн,
Не обморок ночного сада.
Огонь небесный, только он
Не знает ни золы, ни чада.
Вернусь из мертвой темноты,
Навеки проклятый другими,
И от меня услышишь ты
Как гром, свое живое имя.

(Григорий Хубулава)

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Церковь чтит память преподобного Илии Печерского, Муромца

Народное предание отождествило его со знаменитым богатырем, о котором складывались многочисленные былины

Три месяца, но вместе

Могут ли 3 месяца с умирающим ребенком быть по-настоящему счастливыми

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!