Искушения влекут к покаянию

Искушения

Искушения, неожиданно с нами случающиеся, по усмотрению Божию научают нас быть трудолюбивыми и невольно влекут к покаянию.

Прп. Марк Подвижник

Каждый день в молитве «Отче наш» мы просим: И не введи нас во искушение.

Словом «искушение» мы называем, по крайней мере, два обстоятельства в нашей жизни. Прежде всего, мы привыкли понимать искушение, как некое внешнее явление, толкающее нас на грех, и очень часто списываем на искушение то, что принадлежат лично нам, участию нашей собственной воли, сердца и ума. «Опять искушение», – часто говорим мы к месту и не к месту. Это выражение стало своего рода дурным присловьем православных христиан: всюду сплошные искушения. Однако не всегда это так. С одной стороны, конечно, бес – наш искуситель.

Как мы знаем, он трижды искушал Христа в пустыне, и эти искушения до сих пор являются как бы центром нашей духовной борьбы. Но есть еще и наше самовольное стремление жить по своей воле, для себя, а во всех окружающих видеть препятствия для собственного спасения и находить в них такие качества, которыми мы свою испорченность всегда можем оправдать. В этом как раз проявляется глубокое отпадение от Бога, и искушение тут не при чем. Это мы сами.

Искушения влекут к покаянию

Искушения влекут к покаянию

Вспоминается такой случай из Патерика. Великим постом игумен обходил кельи братии и через окно увидел монаха со свечкой в руках, стоявшего в неподвижном молитвенном положении. Долго стоял этот брат, не шелохнувшись. Тогда игумен тихонько зашел в келью и увидел, что монах на свечке печет себе яйцо. Обернувшись и увидев игумена, брат воскликнул: «Отче, прости, меня бес попутал». А бес вылез из-под кровати и говорит: «Нет, это не я, это он сам придумал».

Или другой случай из более близкой нам церковной истории, из жития преподобного Амвросия Оптинского. Как-то он шел в скит и увидел, что на заборе сидит бес, ножками качает. Преподобный спрашивает: «Ты что тут делаешь?» А он: «А что мне еще делать, никакого дела в вашем монастыре нет. Такие монахи, что их искушать не надо, без меня все в порядке».

А искушения действительно есть. Так сатана искушает Господа в пустыне после Крещения. Он искушает Его, как человека (ведь Бога нельзя искусить), и в Е го лице – все человечество. И поэтому все человечество до сих пор искушается этими тремя способами.

Первое искушение, когда бес говорит Христу, голодному Человеку, который сорок дней постился и взалкал: «Скажи, чтобы эти камни сделались хлебами, Ты же можешь» (см. Мф. 4, 3).

Но в силах человечества оказалось возможным все безжизненное сделать необходимым источником жизни, как хлеб. Современный прогресс, который нас питает, и есть, собственно говоря, те камни, которые сделались для нас хлебами. Все материальное, бессмысленное и ненужное стало для мира сего источником постоянного потребления. Мир стал великим потребителем. То, что сейчас строится в первую очередь, – это не больницы, не дома престарелых, не приюты для сирот, а гигантские магазины. Безумное человечество бесконечно пытается наполнить свою ненасытную утробу. Вот это искушение настоящее, которое стало мировой проблемой. Человек становится потребителем, и все человеческое стало потребительским. Права потребителя возводятся в ранг новой морали, определенных законов: «Я имею право потреблять то, что я считаю нужным». Люди потребляют друг друга и все вокруг себя. Человеческое естество может потреблять себе подобных, и общество не считает это ни развратом, ни грехом: «Я потребляю, имею право! Кто посмеет сказать, что я делаю что-то не так, тот враг человечества». Всякая мораль, нравственность, закон Божий, определяющий нормы отношений между людьми, становятся враждебными.

Это искушение во все века предлагалось человечеству в целом и каждому человеку в отдельности. Как на него отвечать, показывает нам Господь: Не хлебом одним будет жить человек (Мф. 4, 4). И в Нагорной проповеди Он говорит: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (6, 33).

Во время второго искушения дьявол ставит Христа на крыло храма и говорит: Бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею (4, 6). Не искушай Господа Бога твоего , – отвечает на это Господь. И это искушение тоже предлагается каждому из нас: «Вот смотри, какой мир лежит перед тобой, давай-ка воспарим! Плюнем на все и рванем во все тяжкие! Вот она – свобода! Как птицы будем летать. Есть свобода абсолютная, безграничная! Делаю все что хочу. Можно в бездну рвануться. Ничего не случится, только попробуй! Ведь тебя же Ангелы подхватят, не бойся. Представь, какую свободу ты почувствуешь в полете!»

Но вот вопрос: «Куда ты летишь?» Летишь обычно вниз. Но каково чувство полета! Каков завораживающий восторг! До земли еще так далеко…

Второе искушение, которое дается человечеству, – это искушение безграничной свободой. Попробуй это, попробуй то. Ничего страшного не случится, все будет хорошо, ведь человеку все позволено. Свобода – это и есть идеал. Нет никакой нравственности, есть свобода. Нет никаких границ, есть свобода. Есть свобода, за которой на самом деле нет ничего, кроме смерти.

Третье искушение: Всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне , – говорит сатана, показывая [Христу] все царства мира и славу их (Мф. 4, 9). Такое простое и банальное: «Поклонись мне, и все тебе будет. Сделай вид, что Бога нет, что нет никакой духовной жизни. Сделай вид, что есть только законы мирского бытия, что тебе нужно в этом мире достичь всего, но без Бога». Не будем долго об этом говорить, современным людям это так хорошо понятно.

К каждому из нас рано или поздно эти три искушения приходят. Как мы их встречаем и как мы с ними боремся? Пусть будет нам в этом примером наш Спаситель, Который на каждое искушение ответил от лица людей, искушаемый, как Сын Человеческий.

Еще один смысл слова «искушение» – испытание. Именно так его можно перевести с церковно-славянского языка, так как оно происходит от слова «искус». Искусный – тот, кто прошел испытания, кто по-настоящему владеет ремеслом. Процесс, когда переплавляют серебро из нечистой породы в чистую тоже по церковно-славянски называют искушением. Яко искусил ны еси, Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро (Пс. 65, 10 слав.). В этом смысле слова нас искушает, или испытывает, Сам Господь. То есть, с одной стороны, нас искушает лукавый, а с другой – испытывает Господь.

Как искушает Господь, мы знаем из Священного Писании. В книге Бытия написано, как Бог искушал Авраама. У Авраама от Сарры родился долгожданный сын Исаак. Он дорос до зрелого возраста (кто-то из толкователей считает, что он был отроком, кто-то – что он был в возрасте Христа), и тогда Господь стал искушать Авраама. Он сказал: Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе (Быт. 22, 2). Авраам взвалил на И саака вязанку хвороста, и они пошли на гору недалеко от Голгофы. И начал Исаак говорить Аврааму: …вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения? Авраам отвечал: Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой (Быт. 22, 7, 8).

Авраам, которому было обещано от Бога, что именно через Исаака благословится весь его род и умножится, как песок морской, как звезды небесные, идет, исполняя волю Божию. На горе он разводит костер, связывает Исаака по рукам и ногам, заносит нож для заклания, и тут является Ангел Господень и освобождает Исаака, заменяя его овном. Авраам принимает от Бога заповедь принести своего сына в жертву и одновременно верит в то, что от этого сына произойдет род человеческий. Вот это и есть искушение. С этого момента Авраам называется отцом верующих, потому что вера его определяется не только знанием о том, что Бог есть и Ему надо приносить жертвы, не только тем, что он исполняет Его повеления, но и тем, что он настолько верит в Бога, что может в себе, в своем уме совместить совершенно несовместимые вещи, не поколебавшись ни в одном из этих двух обетований.

Это искушение кажется бессмысленным и невероятно жестоким, если мы не видим за ним крестной жертвы нашего Спасителя. Как во время искушения от дьявола Христос отвечает за все человечество и побеждает сатану от имени всего человечества, так и Авраам искушается Богом как все человечество. В его лице Господь испытывает всех нас: достойно ли человечество крестной жертвы Спасителя. Как поется в евхаристической молитве литургии Иоанна Златоуста: «Ибо мир Твой так возлюбил еси, якоже Сына своего Единороднаго дати, да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный». Авраам приносит в жертву своего единородного сына, и Бог, испытывая его верность и любовь, жертвы не принимает, но в ответ на эту верность и любовь отдает Своего Единородного Сына в жертву за каждого из нас. И поэтому всякое наше искушение от Бога – это испытание и нашей верности и любви.

 

“Тайна примирения”. М., 2007.

Книгу можно приобрести за свечным ящиком Троицкого храма.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!