К 60-летию ХХ съезда КПСС: Хрущев разоблачил культ личности, но не сталинизм

|
А стоило ли разоблачать культ личности? В чем отличия антикоммунистических преобразований в Китае от наших НЭПа и Перестройки? Большевики, коммунисты, члены партии – или просто «львы и шакалы»? И почему надо быть очень осторожными, вытаскивая на свет старые термины?

Историческая миссия России

Цикл бесед об исторической миссии России – попытка с духовно-нравственных, православных позиций осмыслить важнейшие события Отечественной истории.

Начало беседы: Как Хрущев Сталина разоблачал

***

Протоиерей Александр Ильяшенко: Мы продолжаем тему, посвященную 60-летию доклада Никиты Сергеевича Хрущева на XX съезде КПСС о культе личности и его последствиях. В связи с историей нашей страны хочется обратиться к истории сопредельного государства, и возникает такой вопрос: в Китае не разоблачен культ личности Мао Цзэдуна, а страна добилась больших успехов. Может, лучше было не разоблачать культ личности, как вы считаете, Владимир Михайлович? Очень острый вопрос, мне кажется.

Китайский национализм выше марксизма-ленинизма, сталинизма и маоизма

Профессор Владимир Лавров

Профессор Владимир Лавров

Профессор Владимир Лавров: Лучше для страны и народа, когда необходимые преобразования проводятся не в результате революции, а сверху, что и происходит в Китае. Мы имеем уникальный случай, когда коммунистическая партия строит капитализм. Такого быть не может, но есть страны, в которых случается даже то, чего не может быть – и это как раз Китай.

В результате есть действительно большие успехи, но нельзя сказать, что ничто никак не разоблачено.

Какие-то критические нотки были в адрес политики, проводившейся при Мао Цзэдуне, однако руководители китайской компартии обвинили во всех грехах так называемую «банду четырех» с участием вдовы «великого кормчего», и разоблачили эту банду, вместо того чтобы подвергнуть критике Мао Цзэдуна. Вот такая произошла хитроумная подмена.

Но главное, что отошли от политики, от социалистической и коммунистической политики председателя Мао.

При этом большую роль сыграл китайский национализм – тот национализм, который в конце 1960-х годов чуть не спровоцировал войну с СССР, когда китайцы поперли через нашу границу.

Косыгин летал в Пекин и все-таки договорился, что не будем воевать, но тогда китайский национализм чуть не довел до ядерной войны, которая закончилась бы страшным поражением Китая.

Однако этот же национализм помог китайским руководителям поставить национально-государственные интересы Китая выше марксизма-ленинизма, сталинизма и маоизма. Де-факто сами коммунистические руководители стали проводить вполне себе антикоммунистические преобразования, и сейчас проводят.

Протоиерей Александр Ильяшенко: В чем они заключались?

Профессор Владимир Лавров: В разрешении частной собственности, в разрешении рынка в огромных масштабах. Целые территории по побережью выделили в специальные районы, куда разрешили приток иностранного капитала на самых льготных условиях. Ничего подобного у нас не было.

НЭП и Перестройка как возможность государственных преобразований

Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко: Владимир Михайлович, простите, а НЭП – разве это не нечто похожее?

Профессор Владимир Лавров: Нечто похожее, да, только НЭП задумывался как временная мера, и Сталин его свернул, прекратил, понимая, что развитие капитализма ведет к свержению коммунистической партии во главе с ним любимым. Сталин это понимал, а Горбачев не понимал – в результате Перестройка (тоже похожая на НЭП) привела к тому, что теперь мы живем в капиталистической стране и КПСС отстранена от власти.

В СССР еще в 1960-х, 70-х, хотя бы в начале 80-х годов требовалось начать необходимые преобразования сверху. Но если посмотреть на членов Политбюро, то это упертые марксисты-ленинцы, состарившиеся посредственности, ни на что самостоятельное и крупное ради России не способные. Сказать, что они русские националисты? Ничего подобного вообще не было.

А в Китае были китайские националисты, это помогло Китаю, но при этом следует иметь в виду, что плюрализм собственности, а он сейчас в Китае есть, приведет рано или поздно к политическому плюрализму. Политический плюрализм ведет, рано или поздно, к появлению оппозиционных партий, оппозиционной печати, к свободе слова, к более-менее демократическим выборам.

Рано или поздно, может быть, поздно, но на этих выборах победит другая партия, и компартия Китая будет отстранена от власти или разделится на несколько партий. То есть впереди в Китае еще очень крупные события, и, дай Бог, чтобы это прошло у них без крови и больших потрясений, но может быть и с кровью.

Так что, конечно, как бы хорошо, если бы советские руководители стали проводить необходимые буржуазно-рыночные преобразования сверху и вовремя. Китайские пока могут, а советские не потянули, и ожидать этого от Хрущева…

Если посмотреть на Дэн Сяопина, – все-таки крупный, способный стратегически мыслить государственный деятель, а Хрущев, особенно если слушаешь его импровизированные выступления, то думаешь, что «попка-дурак». Другое дело, что он-таки не дурак. Он хомо советикус, сумевший в подковерной борьбе пробраться на высший партийный пост. Он настоящий коммунист, искренне веривший в то, что возможно построение коммунизма.

Большевики и коммунисты

Протоиерей Александр Ильяшенко: Мне бы хотелось ввести некое соображение, потому что слово коммунист, мне кажется, сложное понятие. В фильме «Чапаев» звучит вопрос: «Ты за кого – за большевиков или за коммунистов?» Я бы разделил руководителей на большевиков и коммунистов. Например, Георгий Константинович Жуков, безусловно, это коммунист. Игорь Васильевич Курчатов, Сергей Павлович Королев – это государственники, это люди, которые умели и могли ставить и решать государственные задачи в государственном масштабе, с размахом, и эти решения приносили государству несомненную пользу.

А вот людей типа Ленина, Сталина, Хрущева я бы отнес к разряду большевиков – пусть это люди, которые борются и живут ради какой-то идеи, но эта идея вполне может быть, как теперь говорят, отмороженная.

Их действия во многом носили деструктивный характер для государства. Безусловно, можно найти и позитивное, но в целом они своими действиями принесли нашему народу и государству колоссальный вред. Поэтому я бы разделял.

И то, что Хрущев был искренним человеком и искренне верил в те идеалы, который он возглашал, я думаю так: пока он был на руководящих постах, он их провозглашал и был искренним человеком. Когда его сняли, он стал писать свои воспоминания, которые пошли за рубеж. Если бы в его время кто-то другой написал свои воспоминания и отправил за рубеж, он бы его отправил за колючую проволоку. Так что, говорить о какой-то последовательности, стойкости, принципиальности не приходится.

Я хотел бы ввести совершенно условное деление, я даже не могу точно определить, какие черты являются принципиальными, но то, что коммунисты в моем представлении – это государственники, это люди, которые строили государство так, как они его понимали, и отстроили очень удачно. Большевики – это люди идеи, но эта идея сама по себе оторвана от реальности, от жизни простых людей. Прямолинейное следование этой идее приносило большой вред.

Профессор Владимир Лавров: Тогда я вам задаю вопрос: Сталин – это большевик или коммунист?

Протоиерей Александр Ильяшенко: Я не могу ответить, честно говорю, потому что в каких-то проявлениях он государственник, несомненно. А в каких-то проявлениях… Войну выиграли, промышленное развитие страна совершила, а при этом одновременно ГУЛАГ, где сидели талантливейшие люди. ГУЛАГ, в котором погибли люди, которые могли, может быть, изменить историю, повернуть историю, она была бы не такой трагической.

Профессор Владимир Лавров: Думаю, можно подойти по-разному к этому вопросу. Чисто исторически Российская социал-демократическая рабочая партия большевиков стала с марта 1918 года Российской коммунистической партией большевиков, то есть коммунист и большевик с 1918 года – это синонимы.

Мне кажется, считать, что есть большевики, а есть коммунисты, то есть разделять их – в практическом плане опасно. И вот, почему: если мы осуждаем прежде всего или только большевиков, то получается, что коммунисты лучше, получается, давайте-ка мы коммунистов еще раз попробуем поддержать, избрать. «Дайте нам власть, – говорят коммунисты. – На этот раз у нас получится лучше, без перегибов, священников сажать и убивать теперь не будем».

Однако одна и та же идеология и у большевиков, и у коммунистов – марксистско-ленинская, атеистическая, утопическая, а реализация такой идеологии неизбежно обернется массовыми репрессиями.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Я назвал все-таки людей с позитивным мышлением – Курчатов, Королев.

Профессор Владимир Лавров: Какие же это коммунисты?!

Протоиерей Александр Ильяшенко: Члены партии.

Профессор Владимир Лавров: Королев – это порядочный талантливый человек. При любом строе есть львы, а есть шакалы. Вот Королев и Курчатов – это львы. При любом строе есть люди, которые хотят запускать ракеты, лечить людей, строить какие-нибудь замечательные мосты, дома. Просто нужно было вступить в партию, чтобы дело делать.

Гагарин вступил в партию только перед полетом. Он не рвал когти, как многие молодые люди, чтобы сделать карьеру. Перед полетом – или вступай, или не полетишь – пришлось вступить. Это ведь Гагарин на пленуме ЦК ВЛКСМ говорил: «Что же мы сделали – взорвали Храм Христа Спасителя! О какой нравственности в нашей стране после такого можно говорить?» Вот вам какой коммунист. Так что было много людей, которые являлись скорее государственниками и патриотами, они вступали в коммунистическую партию, приносили пользу. Потом во времена перестройки три миллиона таких людей вышли из компартии добровольно, совесть не позволила оставаться в ней.

Просто люди разные, но ни в коем случае нельзя давать коммунистам шанс вернуться к власти под тем или иным обличьем. Ведь сейчас они и националистами становятся, хотя Ленин был интернационалистом. Зюганов свечку ставит, хотя атеист – зачем ему свечку ставить!? Они готовы заигрывать и с русским национализмом, и с православной церковью, лишь бы за них голосовали, лишь бы предстать в какой-то новой обертке, более современной и завлекательной.

Г. Зюганов в православном храме

Г. Зюганов в православном храме

Протоиерей Александр Ильяшенко: Я говорю постфактум, что определенные члены партии проявили себя как государственники. Если рвутся вперед только за тем, чтобы дорваться до власти, а дальше уже посмотрим, что будет, а управлять страной не умеют, большие программы ставить не умеют и решать их не умеют, я, конечно, не про таких говорю.

Путь Хрущева к власти

Профессор Владимир Лавров: Хрущев как раз рвался! При этом отнюдь не случайно, что такой малограмотный человек пришел к власти. Сегодняшние коммунисты, сталинисты любят ругать Хрущева и дистанцируются от него. А, собственно, почему? Он же из вашей партии, ребята, он не из каких-нибудь белогвардейцев пролез. Ведь самая необразованная партия в Российской империи – это большевистская партия, и она таковой долго оставалась.

Хрущев пришел как выходец из народа, он любил и мог разговаривать с простыми трудовыми людьми, мог вставить какую-нибудь плоскую шутку, даже нецензурную, и люди смеялись. Это нравилось людям, которые тоже невысокого уровня развития, он был свой.

Судьба Хрущева пересеклась с жизнью Кагановича, и Каганович стал поднимать Хрущева, тащить вверх. Затем сложилось так, что Хрущев учился в промакадемии вместе с Надеждой Аллилуевой. Надежда Сергеевна не говорила в промакадемии, что она жена Сталина и держалась скромно, очень скромно одевалась и на учебу ездила с пересадками в общественном транспорте, хотя вызвать машину для нее ничего не стоило.

Она обратила внимание на такого свойского парня Никиту, выходца из шахтеров, работавшего слесарем и сражавшегося в Красной армии под Царицыном, где и Сталин воевал. И она представила Никиту своему мужу – таким образом Хрущев оказался знаком с самим Сталиным, всесильным генеральным секретарем коммунистической партии.

И Никита произвел благоприятное впечатление: свой, коммунист, большевик, как хотите его называйте, но он настоящий выходец из народа и одновременно уступал Сталину по уровню развития, словом, конкурентом стать не должен.

Сталину было очень важно, чтобы не поднялся какой-то даже потенциальный конкурент. Позднее Сталин всерьез не воспринимал Хрущева и как преемника.

Вот так, при поддержке и протекции Кагановича, потом Надежды Аллилуевой и самого генсека совершалась партийная карьера – не на дебатах, не на свободных выборах, а закулисным образом.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Удивительно, я этого не знал. Вы сказали о замечательных словах Гагарина, но под постановлением о сносе храма Христа Спасителя стоит подпись, в числе прочих, Хрущева, и отсутствует подпись Сталина.

«Ты в Бога веруешь? И я верую»

Профессор Владимир Лавров: Сталин сам рассылал руководителям коммунистической партии, членам Президиума ЦК, в том числе Хрущеву, расстрельные списки – и все ставили свою подпись. Не поставить – значит, оказаться вместе с теми, кого расстреливают. Это была страшная реальность того времени. Выжить честному порядочному человеку, который понимает, что происходит со страной… Если человек не понимал, это одно дело, но были же люди, которые понимали. Как в этом выживать? Как выжить порядочному образованному человеку в стране Ленина и Сталина?? И многие не выживали. Тот же Королев – он же сидел.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Он сидел и чуть не погиб.

Профессор Владимир Лавров: Сидели миллионы. И Туполев сидел, Туполев спас Королева. Какие коммунисты? Это просто люди, имевшие мужество остаться людьми! Королев в ГУЛАГе делал зарядку и говорил, что будет строить ракеты. Я думаю, это ему жизнь спасло.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Говорят, что он уже просто помирал и доходил, я читал, по-моему, это академик Черток пишет, если я не ошибаюсь. Спасло его то, что посадили директора завода, который его хорошо знал, при этом этот директор завода был еще только с воли и еще могучий герой был. Он взял Королева под опеку, а тут, как раз подошла помощь, благодаря Андрею Николаевичу Туполеву.

Профессор Владимир Лавров: Который вызвал его в свою конструкторскую «шарашку» – пусть за колючей проволокой, но все-таки в лучшие условия.

Протоиерей Александр Ильяшенко: А так несколько недель, месяцев, и он бы просто умер от невыносимых условий.

Профессор Владимир Лавров: Кстати, Королев секретно оказывал помощь монастырю – ездил в монастырь, жертвовал деньги, принимал монахиню у себя. Это были серьезные поступки для того времени.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Я слышал рассказ летчика-космонавта, дважды Героя Советского Союза Севастьянова, он работал в конструкторском бюро Королева. Огромный чертежный зал, Королев с утра обходил рабочие места и любил задавать неожиданные вопросы. Так в свое время Суворов тоже любил задавать неожиданные вопросы. Подходит к одному сотруднику, окруженный свитой, все стоят, смотрят на него – и вдруг он спрашивает: «Слушай, ты в Бога веруешь?» – «Верую». – «И я верую», – и идет дальше. Это в 60-е годы, хрущевские гонения.

Академик Сергей Королев и космонавт Юрий Гагарин

Академик Сергей Королев и космонавт Юрий Гагарин

Профессор Владимир Лавров: Можно привести как бы обратный пример. Будущий маршал Голованов пошел к Сталину защищать Туполева – Туполев был обвинен в том, что является английским шпионом. Сталин у Голованова спрашивает: «Вы верите, что Туполев – английский шпион?» Голованов говорит: «Я не верю». «И я не верю», – отвечает Сталин. Так Голованов спас Туполева, Туполев спас Королева, в результате полетел Гагарин в хрущевские времена.

Мог ли быть другой путь?

Протоиерей Александр Ильяшенко: Да, жизнь переплетенная, противоречивая, просто поразительная. Очень интересно. Все-таки мы уклонились от темы. В Китае не развенчали Мао Цзэдуна, и мы наблюдаем их прорыв, а у нас Сталина развенчали, и страна переживает очень тяжелый кризис, и не первый за свою историю после смерти Сталина. Может быть, надо было идти каким-то другим путем? Китайцы показали, что история – это факт, что сложилось, то сложилось, а можно ли было бы предложить что-то иное, что бы вывело страну на подобный путь, на какой стал Китай, или у нас это было невозможно?

Профессор Владимир Лавров: Руководство КПСС не провело вовремя необходимых преобразований. Антикоммунистические преобразования в экономике советские коммунисты оказались неспособными провести. Марксизм-ленинизм для них значил больше, чем Россия. А раз сверху не проводятся давно требующиеся преобразования, то жизнь пробивает себе дорогу снизу – я о революционных по своему значению событиях августа 1991 года.

А то, что Хрущев разоблачил культ личности – он разоблачил культ личности, а не сталинизм! Он только к этому как бы подошел, приступил. Причем массовые репрессии начались не при Сталине, а при Ленине. В этом смысле Ленин несет даже большую ответственность, чем Сталин.

Но государственного юридического осуждения ленинизма-сталинизма не произошло до сих пор.

Выступает президент, выступает премьер-министр, говорят, что было это преступление, то преступление. Однако совершившая их партия продолжает благоденствовать под знаменем Ленина и Сталина, в том числе на наши государственные деньги. Отсюда сегодняшний интерес к этому докладу Хрущева.

Когда я взялся перечитать этот доклад перед нашей передачей, мне думалось, что сейчас скучно будет читать, такой он примитивный. Да, когда Хрущев пытается с марксистско-ленинских позиций что-то осмыслить, то очень примитивно, но есть целые фрагменты настолько интересные и чувствуется такая энергетика! Я понимаю, что люди слушали, затаив дыхание. Доклад знаменовал собой смену исторических эпох.

Слово может и исцелить, а может и погубить

Протоиерей Александр Ильяшенко: Владимир Михайлович, а кто его писал? Я тоже читал, и не похоже, что его писал малограмотный мужик.

Профессор Владимир Лавров: Работала комиссия ЦК КПСС по расследованию причин массовых репрессий во главе с бывшим главным редактором «Правды» Поспеловым. Во время доклада Хрущев неоднократно отвлекался от подготовленного текста и говорил своими словами, еще решительнее критикуя Сталина. Любил Никита Сергеевич отрываться от бумажек.

Приступая к перечитыванию доклада, я все же не думал, насколько он злободневно звучит. Скажем, целый фрагмент в докладе посвящен критике понятия «враги народа». Ведь враги народа в нашей истории – это люди, которых следует расстрелять без суда и следствия, что и делалось. Он это говорил 60 лет назад. А сегодня сталкиваемся с тем, что снова звучит термин «враги народа», снова звучит термин «иностранные агенты», снова звучит термин «пятая колонна», а это составные части идеологии, которая оправдывала массовые политические репрессии.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Пятая колонна была в Норвегии, это Гитлер.

Профессор Владимир Лавров: В Испании.

Протоиерей Александр Ильяшенко: В Испании. На нее опирались, так что это не специфическое произведение коммунистического режима.

Профессор Владимир Лавров: Сталинисты это взяли в связи с Испанией. Хотя пора бы задуматься, насколько плоха испанская пятая колонна.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Смотря что она поддерживает.

Профессор Владимир Лавров: Пятая колонна поддерживала генерала Франко. С точки зрения Сталина, конечно, пятую колонну нужно уничтожить. Но если посмотреть исторически, то, придя к власти, пятая колонна сохранила в неприкосновенности церковь и традиционную семью, сохранила частную собственность.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Она избавила Испанию от ужасов коммунистического строительства.

Профессор Владимир Лавров: Вот!

Протоиерей Александр Ильяшенко: Так что, пятые колонны бывают разные.

Профессор Владимир Лавров: Пятая колонна на самом деле – это не так уж и плохо, когда говорим об Испании.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Я надеюсь, мы с вами коснемся другой сферы, генерала Власова, ведь его тоже можно назвать пятой колонной, но это уже совсем другая пятая колонна.

Профессор Владимир Лавров: Власов – это предатель во время Великой Отечественной войны.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Значит, многих и называют пятой колонной, тех, кого мы могли назвать предателями.

Профессор Владимир Лавров: Следует быть очень осторожными, вытаскивая на свет термины страшных 1930-х годов. Можно спорить об испанской пятой колонне, но тех, кого называли пятой колонной у нас в 30-е годы, их уничтожали. А то, что опять зазвучало «враги народа» – просто оторопь берет от такого, это опасно для будущего России. Ведь если слова прозвучали, они начинают жить какой-то своей жизнью, и они могут что-то провоцировать, понятно что.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Слово обладает творческой силой, в том числе, и негативной. В трагическом XX веке русский народ на себе испытал ужасы, когда слово материализуется и приносит страх, ужас, разрушение, расстрел, гибель. То, что вы сказали, это очень важно. К этой теме, я думаю, надо возвращаться неоднократно, потому что мы теряем представление о том, что действительно слово может и исцелить, а может и погубить. Я надеюсь, что мы продолжим наши беседы. А сейчас я прощаюсь с нашими зрителями. Спасибо за внимание. Спасибо, Владимир Михайлович.

Профессор Владимир Лавров: Спасибо.


Ведущий – протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря, руководитель Интернет-порталов «Православие и мир», «Непридуманные рассказы о войне», основатель постоянно действующего мобильного фестиваля «Семейный лекторий: Старое доброе кино», член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы.

Гость – историк Владимир Михайлович Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, профессор Николо-Угрешской православной духовной семинарии, академик Российской Академии Естественных Наук.

Подготовили:

Корреспондент Тамара Амелина,
Оператор Виталий Корнеев,
Монтаж – Виктор Аромштам

Вопросы, замечания, пожелания присылайте на адрес электронной почты history@pravmir.ru

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
В Сургуте облили краской установленный накануне памятник Сталину

По словам организаторов установки монумента, отмывать его пока не планируется

В Сургуте установили памятник Сталину

Незаконный памятник появился возле места, где должен расположиться монумент в память о жертвах репрессий

К 60-летию ХХ съезда КПСС. Достижения и провалы Никиты Хрущева

Отказ от массовых репрессий и покорение космоса – против Карибского и кризиса и гонений на Церковь