Как отличить мнимую вину от реальной вины? (Видео)

Чувство вины – то, что обязательно должно быть у верующего? Или это то чувство, с которым надо бороться? И как?

Доклад психолога Ольги Красниковой на Рождественских чтениях 2011.


Я хочу поделиться с вами своими размышлениями и рассказать  об интересной теме, которой мы занимаемся очень давно.

Эта тема касается каждого человека, на мой взгляд. Эта тема – чувство вины. Сегодня мы с вами будем говорить о вине, о виноватых, об ответственности адекватной и неадекватной, о чувстве греха.

photosight.ru. Фото: Len

photosight.ru. Фото: Len

И для начала мы с вами нарисуем небольшой портрет. Портрет человека, который чувствует вину. Он грустный, он боится, ему стыдно. Внутри него возникает колющее, режущее, тянущее неприятное чувство, которое принято называть «чувством вины».

Интересно, что с чувством вины мы знакомимся не с самого рождения. Оно проявляется у нас чуть позже. У маленького ребенка нет чувства вины. Если мы возьмем грудного ребенка, то он не чувствует вину, если он не хочет есть, если он не хочет спать. Он воспринимает себя в своем естестве, совершенно нормально. И у него нет еще ни критериев, ни ценностей, с которыми он мог бы сравнивать себя. Такое сравнение, если бы оно было и было бы не в его пользу, оно бы вызвало чувство вины.

Чувству вины мы учимся. Постепенно взрослея, мы начинаем осознавать, что в чем-то мы не дотягиваем до того идеального образа себя, который у нас внутри существует. И это несовпадение моего идеала с тем, кем я являюсь в реальности, и вызывает у меня все вышеперечисленные негативные ощущения.

Но здесь важно различать чувство вины и вину.

Что такое вина? Очень интересно, что негативный оттенок это слово приобрело не так давно. Если мы вспомним, например, «виновник торжества» – здесь нет никакого неприятия этого человека. Наоборот, слово «виновник» в данном случае, в данном контексте показывает нам ценность этого человека. Потому что «виновник торжества» – это человек, который стал причиной какого-то радостного события. То есть оказывается, слово «вина» указывает нам на то, что существует некоторая связь с причиной какого-то события, какой-то ситуации.

В современном мире, как правило, мы рассматриваем вину достаточно односторонне, как причину какого-то ущерба. Но что делать, если ущерба нет, а чувство вины возникает? И почему это происходит? Каким образом связано наше чувство вины с чувством греха и с практикой покаяния? И почему люди иногда после исповеди говорят, что, вот, каюсь-каюсь, вроде бы вину свою признаю, и раскаиваюсь, и на исповедь сходил, а излечения не происходит, и чувство вины все равно мучает?

Вот с этими вопросами мы постоянно сталкиваемся и на консультациях, и на семинарах, которые проводим. Сегодня некоторые ответы хотелось бы обсудить.

Что такое вина, реальная и мнимая?

Чувство вины, связанное с реальной виной (если я действительно стала причиной какого-то ущерба) в норме должно приводить к раскаянию, покаянию, исповеди (если мы говорим о христианах и православной традиции). И дальше это чувство вины исчезает, уходит.

Функция чувства вины – сигнальная. Испытывая чувство вины, мы получаем сигнал, что что-то сделали не так. Мы совершили какую-то ошибку, какой-то грех. И грех «давит на наши плечи». Мы это ощущаем буквально, как тяжесть. Получая сигнал о чувстве вины, мы должны задать себе вопрос: «А что случилось? Что произошло, что я такого сделал?» И как только мы осознаем, что мы совершили, дальше мы можем уже производить какие-то действия.

Но представьте себе, что чувство вины есть, а реальной вины нет. Часто бывает, что соотношение реальной вины и чувства вины искажено, причем искажено может быть в разные стороны.

Возьмем две крайности. Человек стал причиной серьезной катастрофы, серьезного происшествия, но при этом он отрицает свою вину. Это одна крайность.

Другая крайность, когда человек ни в чем не виноват, просто присутствовал рядом, но от него не зависело ничего, но при этом он чувствует свою вину, как будто это сделал он.

Более мягкие случаи – когда человек преуменьшает или преувеличивает свою вину. Есть некая вина, а виновник может как из мухи сделать слона, так и из слона сделать муху. И возникает вопрос у нас как у психологов – зачем человеку это нужно?

Ценность личности

Оказывается, что здесь есть прямая связь с ощущением ценности личности. Если у человека недостаточно внутри чувства собственной ценности, то он может таким странным, казалось бы, совершенно нелогичным способом эту ценность повысить. Он объявляет себя причиной какого-то события, пусть даже плохого. Для него в данном случае важно, что он не пустое место, что от него что-то зависит: если из-за меня что-то случилось, то я в этой жизни что-то значу.

Конечно, он это делает не специально, как правило, бессознательно, но тем не менее делает.

А теперь давайте с вами подумаем, сможет ли он покаяться вот в этой вине? Нет, конечно. Потому что эта вина для него имеет особую выгоду (неосознаваемую), и ему с ней нелегко расставаться.

photosight.ru. Фото: Антон Чукреев

photosight.ru. Фото: Антон Чукреев

Более понятен случай, когда человек преуменьшает свою вину, потому что здесь хотя бы прослеживается логика. Если мой образ себя далек от реальности, если я себя идеализирую, то, совершив какой-то проступок, став причиной какого-то неприятного события, мне будет очень сложно признать свою ответственность за то, что я совершила. Потому что если я признаю свою ответственность и свою вину, тогда придется корректировать свой идеальный образ себя. А не хочется, это неприятно.

Здесь понятно, почему мы преуменьшаем собственную виновность. И становится понятно, зачем нам ее преувеличивать, хотя, казалось бы, это не очень логично.

Когда мы говорим о вине, важно упомянуть слово «ответственность». Что такое адекватная ответственность и  что такое неадекватная ответственность? За что мы можем отвечать? Что мы можем контролировать? Что мы можем изменять?

На эти вопросы есть несколько ответов, и они лежат в разных плоскостях. Первая плоскость – это те области жизни, за которые отвечаем только мы и больше никто. Таких областей жизни на самом деле не так много. Это наше призвание, наше дело, которому мы себя посвящаем, и никто со стороны не может нам сказать: «тебе не стоит этим заниматься, это не твое». Сказать-то они, конечно, могут, но знать наверняка мою внутреннюю жизнь, мои чувства, мои мысли другие не могут. Они не могут разгадать мое призвание.

Советы бывают очень верные и очень точные, но самоопределение – здесь очень важно начало этого слова «само» – оно самостоятельно.

Какая еще область жизни не нуждается в постороннем вмешательстве? За что мы несем ответственность в одиночку?

  • Конечно, выбор спутника жизни. Потому что жить-то нам. И аргумент «батюшка благословил» семейную жизнь не спасает, к сожалению.
  • Если посмотрим дальше в область семейной жизни, то решение о рождении детей, о количестве детей, хочу я детей, не хочу я детей, сколько я хочу детей — тоже лежит внутри человека. Нельзя человека заставить не иметь детей или заставить иметь детей. Материнство и отцовство – это очень большая ответственность, и только сердце самого человека знает, готово ли оно к тому, чтобы принять ребенка, и сколько у него есть талантов к родительству.
  • Ответственность за здоровье — это тоже наша ответственность. Кроме нас, никто не знает, когда мы плохо себя чувствуем, когда мы нуждаемся в медицинской помощи. Наша ответственность – проходить обследования и лечиться, выбирать способы, как лечиться.
  • Самая главная, пожалуй, ответственность для зрелого человека — это ответственность за его веру. Нельзя человеку навязать веру. Потому что мы считаем, что вера – это личная встреча. Встреча личности человека с Личностью Бога.

Так вот — это те области жизни, за которые отвечаем мы сами.

Что же тогда будет неадекватной ответственностью? За что я не могу отвечать и что я не могу контролировать?

Я не могу отвечать за ваши выборы. И я не могу переложить на вас ответственность за свои выборы. То есть эти области ответственности – это только мое дело, и я здесь никого не могу обвинить. Но с другой стороны, если я что-то делаю, то последствия моих действий я принимаю сама.

И помимо областей жизни есть еще те проявления личности, за которые мы сами несем ответственность: наши поступки, это наши мысли, это наши чувства. Это отношения, желания, потребности.

Можно ли обвинять кого-то в том, что этот человек «меня обидел», вывел из себя, заставил что-то сделать? Он ли виноват в том, что я испытываю те или иные чувства, что я совершаю те или иные поступки, что я думаю таким образом, а не как-то иначе? Или все-таки я отвечаю? И могу ли я отвечать за то, что другие чувствуют? Могу ли я быть виноватым в том, что кто-то мной недоволен? Или наоборот – за то, что кому-то я нравлюсь?

Здесь мы разделяем зоны ответственности и в связи с этим разделяем и нашу виновность на реальную и не реальную, мнимую.

Мнимая вина – это та вина, где я не являюсь причиной того, что произошло. И, соответственно, я ничего не могу сделать, я ничего не могу контролировать, и мне не в чем каяться.

Очень сложная тема – тема перехода чувства вины в чувство греха. Это больше пастырская тема, поэтому я ее касаться не буду.

Если мы говорим о назначении чувства вины, то оно в том, что, испытав неприятное чувство, осознав, с чем оно связано, я признаю свою ответственность за совершенное деяние, и признаю – то, что я совершила, не является мной. Я не могу «в себе» раскаяться, но я могу раскаяться в том, что я сделала.

Так вот, я признаю что-то, что я сделала, и мне неприятно, мне противно, я прихожу на исповедь и в этом раскаиваюсь. Я говорю, что я отказываюсь от этого поступка, я его не принимаю, то есть я ненавижу свой грех. Но при этом сохраняется отношение к себе — как к личности, как к личности богоподобной. То, что я сделала, не свидетельствует о том, что я плохая.

И вот здесь ключевой момент, на котором я бы хотела закончить. Когда мы говорим о чувстве вины, очень важно не «переходить на личности». То есть человек сделал плохо, но он не плохой.

Любимый мой вопрос студентам: покаявшийся разбойник, распятый на кресте, – он плохой или хороший? Все дела его жизни говорят о том, что поступал он плохо. Но можем ли мы сказать о том, что это плохой человек? Особенно зная, что он первым вошел в Царствие Небесное?

Чувство вины не должно нас приводить к самоосуждению, самобичеванию. Да, мы ненавидим грех, но при этом мы призваны любить грешника. Наше отношение к себе — как к человеку, который ошибается, но при этом встает и идет дальше. Он исправляет свои ошибки, если это возможно, и делает выводы на будущее.

Это безоценочное отношение к личности не как к плохому и хорошему, а как к живому, как к богоподобному существу, на мой взгляд, очень важно сохранять, когда мы в нашей практике сталкиваемся с чувством вины у тех, кто обращается к нам за помощью.

Читайте также:

Православие и мир
О вине подлинной и мнимой

Андрей Копьев

Как понять, где подлинная вина, а где мнимая? Есть ли разница между христианским покаянием и самоедством? Где искать истоки комплекса вины? ПРАВМИР беседует с кандидатом психологических наук Андреем Копьевым.

Православие и мир Журнал Нескучный сад
Лекарство от вины. Заметки православного психотерапевта

Наталья Волкова

Депрессия, попытки самоубийства, беспричинная тревога и страхи — нередко с этими тяжелыми проблемами люди обращаются к психологу. Чтобы помочь пациенту, специалист должен понять причину его страданий. И нередко этой причиной оказывается оставшееся нераскаянным, часто глубоко запрятанное чувство вины. Грех без покаяния, совершенный в прошлом, прорастает в настоящем душевной трагедией. И человек часто не понимает: за что? А лекарство, оказывается, совсем близко

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Семейный строй: равняйсь, смирно!

В наше время говорить о подчинении семьи мужчине уже нет смысла

Пятьдесят оттенков православия

Готовьтесь к серой жизни, нарядитесь в саван, медленно ползите в сторону кладбища, по пути рожайте

Помогите выйти замуж неважно за кого

Здоровая мотивация – когда женщина вступает в брак не потому, что «Бог этого хочет»