Когда взрослые играют в игрушки + ФОТО

|

– Какая веселая! – сказала подруга, увидев у моей дочки в руках веселую глиняную барыню, раскрашенную в яркие жизнеутверждающие цвета. «Филимоновская игрушка», – пояснила я, пытаясь вспомнить страничку из учебника по истории искусств, где говорилось о народных промыслах, а также заодно, кто из знакомых подарил дочке эту барыню.

Ни то, ни другое вспомнить не удалось. Ну, кроме того, что филимоновской игрушке чуть ли не 700 лет. Подруга горестно вздохнула: «Да сейчас делает нечто подобное какая-нибудь дряхлая старушка, со смертью которой филимоновская игрушка точно станет музейным прошлым!» Поддавшись паническому настроению, мы решили лично убедиться, в каком состоянии находится промысел и заодно запастись игрушками лет на десять, а то вдруг, действительно, они на грани исчезновения?

Прежде всего выяснилось, что ехать нужно не в саму деревню Филимоново Тульской области, а в расположенный неподалеку древний город Одоев, первое письменное упоминание о котором относится аж к 1380 году… Именно туда в свое время перебрались мастера известной по всей России игрушки.

Дорога в Одоев

Ехать в Одоев после задыхающийся в выхлопных газах Москвы – одно удовольствие. От окружающих просторов – кружится голова, и ты понимаешь, что пожалуй, поживешь здесь месяц другой, и невольно потянет создавать что-нибудь красивое, позитивное, как филимоновская игрушка…

Всего в России филимоновской игрушкой занимается 17 человек, и только Народный мастер России Елена Орлова и ее семья полностью отдают все свои силы промыслу, не растрачивая их на какой-то еще заработок.

Елена Орлова, встретившая нас в Одоеве, оказалась вовсе не предполагаемой старушкой, а молодой, обаятельной и очаровательной женщиной. Умение делать филимоновскую игрушку у Елены Алексеевны – наследственное: мастерством владеет ее мама Валентина Масленникова, владели ее бабушка, бабушка бабушки… Сегодня в семье промыслом занимается и муж Орловой, – Владимир Першин и сын — Роман Орлов. Если семейной традиции последуют и внучки Елены, которым сейчас год и пять лет, то о судьбе игрушки можно не беспокоиться.

Владимир Першин: С чего начинается игрушка

Прослушав рассказ о «филимоновской» наследственности Орловой, мы идем к ее дому с некоторым трепетом, ожидая увидеть чуть ли не старинный терем: а где же еще можно делать таких ярких, сказочных лошадок, петухов, барынь и оленят? Оказывается, эти и многие другие игрушки появляются на свет в обычном частном доме, правда, просторном и очень уютном.

Фотография старых мастеров

Самое главное украшение дома – конечно, раскрашенные глиняные фигурки. Которые так хочется взять в руки, потрогать, рассмотреть! Что мы с подругой и делаем, естественно, прикидываясь, что исключительно выбираем игрушки для детей.

Кстати, филимоновская игрушка не воспринимается детьми как нечто сувенирное, музейно-архаичное. Им и в голову не придет, что полосатую лошадку можно поставить на полку и сдувать с нее пыль. С лошадкой нужно играть! «Если раньше к нам обращались, в основном, коллекционеры, музеи, выставки, – рассказывает Елена Орлова, – то сейчас главные наши покупатели – дети. То есть изначально филимоновская игрушка предназначалась для игры, и теперь она к этому возвращается. К нам даже приезжают некоторые мамы, которые решают: мой ребенок будет воспитываться на филимоновской игрушке. И заказывают – скотный двор, птичий двор, людей, лесных зверей – то есть целый глиняный мир для игры.

А сколько восторга у детей вызывает возможность самим слепить петушка или поросенка, самим раскрасить! Видя на мастер-классах, как увлеченно они это делают, мы решили, например, специально некоторые игрушки представлять именно в белом, «недоделанном» виде». При последних словах Елены у моей подруги загораются глаза, и я понимаю, что в данную секунду она готова скупить все имеющиеся не раскрашенные фигуры, так что ей и ее сыну их хватит на год ежедневных тренировок в расписывании филимоновской игрушки. К счастью, нас приглашают пить чай…

Но о чае мы то и дело забываем, слушая увлекательны рассказ гостеприимной хозяйки. «Наш промысел интересен тем, что он не умирал, ниточка преемственности не прерывалась, – говорит она. – Сейчас столько всего появилось, что не знаешь, как на это реагировать. Археологи находят какую-либо игрушку и – от этой находки начинается промысел. Но насколько это правомерно, были ли какие-нибудь традиции – никто не знает, а может только строить гипотезы. А секрет изготовления филимоновской игрушки – передавался из поколение в поколение, несмотря на все исторические перипетии. Обычно женщины лепили зимой. Мужчины – добывали летом глину, затем – обжигали игрушки. Такое совместное творческое делание укрепляло семью. И семьи, по рассказам бабушек, были удивительно дружными, несмотря на то, что в избе могло жить 15 человек. Никто не ругался, да и не до этого было. И не пили спиртного, кроме как по праздникам… Промысел приносил не только мир в семью, но и деньги. У бабушки, например, в приданом было тканое одеяло, что считалось тогда в деревне некоторой роскошью…. Ой, а сколько пережито за все это время! И раскулачивания, и войны, и налоги (когда налог взимался за каждое дерево в саду и люди вынуждены были тайно эти деревья уничтожать)…»

Старые мастера

Но промысел выжил – несмотря ни на что. В советское время он сохранялся исключительно на энтузиазме. Работа в колхозе или на предприятии – отнимала все силы. А просто заниматься изготовлением игрушки было нельзя. Правда, смеясь, сетует Елена Алексеевна, и сегодня некоторые граждане возмущаются по поводу мастеров: «Чего это им деньги платят ни за что – сидят только, игрушки раскрашивают?!» На самом деле рабочий день Елены и ее мужа обычно составляет 12 часов, а иногда и 15, когда нужно сделать что-то срочно.

Хозяйство мастеров

«Чтобы промысел сохранился, надо очень любить его. Знаете, сколько соблазнов у меня было, чтобы уйти? Приглашали, например, работать в Тульский «Белый дом», на хорошую зарплату. А это были 90-е: денег нет, есть особо нечего, люди игрушку не берут… Я не смогла пойти, подумала: соблазнюсь, уйду и – не вернусь в промысел. Ну, лепить бы не бросила, но это было бы просто хобби. Ничего, пережили», – рассказывает Орлова.

А потом она любезно соглашается провести с нами мастер-класс. Повторить за мастером у нас ничего не получается, и мы завороженно смотрим, как ловко и быстро из одного куска глины в руках Елены появляется симпатичная лошадка. Еще несколько мгновений и (это похоже на маленькое чудо) – лошадка – только что слепленная, – начинает свистеть. Любая филимоновская игрушка – будь то томная барыня, лихой солдат или веселый кот – свистульки.

«Сама я очень люблю делать барынь, – рассказывает Елена Алексеевна. Вообще за эти века существования промысла мастерицы придумали самые точные, самые легкие движения. У нас местная глина – очень пластичная, и филимоновская игрушка лепится по-другому, чем глиняные игрушки в других промыслах: фигуры вытягиваются из целого куска. Вот потому у барынь такие длинные шеи…»

Когда-то среди игрушек промысла не было зайцев. Коты были, собаки были, а зайцы почему-то мастеров не вдохновляли. Что вызывало вполне логичное недоумение у детей. И Орлова начала делать зайцев. Вскоре они органично влились в семью филимоновских зверушек. По просьбе детей появились в ней и ежики. А вот к просьбам взрослых мастерица не прислушивается: «Они же чересчур умные – им «инь» и «янь» подавай, если подкова одним образом – то счастье в небо улетает, иным образов – в землю. В общем, дети подобной ерунды выдумать не в состоянии». Но иногда детские просьбы тоже не удается выполнить. Например, ну никак не получилось сделать крокодила, зато слоники, хоть тоже и не характерные для нашей средней полосы, вышли очень даже симпатичными…

Дожидаться, пока слепленная на наших глазах игрушка приобретет свой настоящий вид, мы не стали: это процесс не быстрый. Сначала несколько дней уйдет на сушку. Затем фигурки обжигают в муфельной печи, и только затем – раскрашивают.

«Я помню из детства огромную земляную печь, – вспоминает Елена Алексеевна, куда ранней весной все укладывали горшки и игрушки, сделанные за зиму. И люди волновались, молились, чтоб обжиг прошел удачно, ведь иначе все придется выбросить.. И после обжига, если он оказывался удачным, прямо тут же детям раздавали маленькие свисточки… Это был настоящий общий праздник».

Зажженная печь

Поездка в Одоев тоже оказалась для нас настоящим праздником. И не только потому, что из нее мы привезли яркие, жизнеутверждающие игрушки, и для детей, и для себя. Тем более, что их, оказывается, можно заказать по Интернету, например, в интернет-магазине “Храм и Слово”. Даже если бы мы знали об этом раньше, все равно бы – по пробкам – отправились в Тульскую область. Чтобы собственными глазами увидеть – народные промыслы, в том числе филимоновская игрушка – явление живое и продолжающие развиваться. А значит, еще одна ниточка, связывающая нас, живущих сегодня, и наших далеких и не очень «пра-пра» – не порвется…

Глина для изготовления

Кусок сухой глины

Елена Орлова приступает к работе

Палочкой "пичужкой" делаются дырочки в свистке, чтобы звук был переливчатый

Только что слепленная лошадка "умеет" свистеть!

Муфельная печь, где обжигаются игрушки

Высушенные и обожженные игрушки ждут, чтобы их раскрасили

В музее филимоновской игрушки (Одоев):

Работа Е. Орловой к Рождеству

Работа Е. Орловой к Рождеству

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Диагноз – острая игровая недостаточность?

Сегодня детей все больше ограничивают в играх. Почему это не идет им на пользу и чем…

Писатель Ирина Богатырева: Через фольклор можно принять жестокость этого мира

Претендент на «Русский Букер» о волшебной реальности архангельских бабушек

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: