Аркадий Мамонтов: О нетворческом кощунстве, информвойнах и московском обществе с чулками на голове

Портал «Православие и мир» продолжает серию экспертных интервью с ведущими представителями отечественной журналистики, центральная тема — происходящее в обществе и Церкви сегодня. Существует ли информационная война против Церкви? Кто ее ведет? Как ей противостоять? Где искать точки начала диалога? На эти вопросы отвечает журналист Аркадий Мамонтов.

Аркадий Мамонтов с 2000 года ведет программу «Специальный корреспондент». Он вёл репортажи с мест затопления АПЛ «Курск». Вёл репортажи из Чечни, Абхазии, Ирака, Беслана, из центра на Дубровке. В 2012 году снял два фильма о кощунстве в храме Христа Спасителя “Провокаторы”. Сегодня на канале “Россия” выходит вторая часть расследования.

Читайте также: Елена Зелинская: Сбавим тон

Отразить удар

Аркадий Мамонтов

Аркадий Мамонтов

– Аркадий Викторович, что изменилось за последние девять месяцев во взаимоотношениях Церкви и общества?

– Общество, по крайней мере, его верующая часть,  поняло, вера – это не пикник на пляже, а прежде всего – борьба с самим собой, борьба с грехом и борьба за веру. Люди осознали, что свою веру надо защищать, истово поддерживать, отстаивать свои сакральные места, святыни от посягательств демонов и бесов. Это поняла и Церковь.

Почему так получилось? Русская Православная Церковь в последнее время стала идти в народ, стала вести широкую социальную работу. И это оказалось востребованным. Поскольку государство находится на переломе. Подросло поколение нулевых, дети перестройки вышли на поверхность. Им с самого нежного возраста, в отличие от нас, советских людей, не дали основ, что такое хорошо, что такое плохо. Для выросших в советское время школа была воспитателем.  Плохим, хорошим ли, пусть с идеологическим уклоном, но все-таки – воспитателем. И семья тогда была более устойчива, чем сейчас, когда мы наблюдаем кризис семьи.

Мы имеем огромное потрясение русской цивилизации, слом эпох, слом экономической формации. И потому большинство людей, не являющихся гениями философии, очень сильно страдают от всего этого. Русский народ – государствообразующая нация. Она всегда хорошо себя чувствует в четко структурированном государстве, со структурированными понятными правилами. Когда правила меняются ежегодно, ежемесячно, люди оказываются дезориентированными. В этой шаткой нестабильной ситуации Русская Православная Церковь является неким маяком, лодкой спасения, удерживающей народ от падения во тьму, в уничтожение. Дьявол очень сильно хочет уничтожить и Россию, и ее народ, чтобы на этой территории создать что-нибудь иное.

Зло сейчас вылезает на поверхность в разных обличиях, открыто показывая себя. Сейчас идет битва добра со злом, и это нужно понимать.

– Как вы оцениваете ту ситуацию, которая сложилась в информационном пространстве вокруг Русской Православной Церкви?

– Эта ситуация всегда была тяжелой. Сегодня ничего нового не происходит.  Информационное пространство еще в начале двадцатого века было напряженным. Да и ранее, если вспоминать всю историю существования Церкви. Да еще при земной жизни Спасителя инфопространство (в категориях тогдашнего времени) вокруг Него было жестоким. Достаточно вспомнить провокацию с вопросом о том, позволительно ли платить подать кесарю, когда  Спаситель ответил: «итак отдавайте  кесарево кесарю, а Божие  Богу» (Мф 22:21) .

Вокруг Церкви, ее иерархов, вокруг православного народа постоянно крутится внешнее облако серной кислоты – лжи, наговоров, ненависти. Что ж, мы закаляемся. Нам нужно почаще вспоминать преподобного Сергия Радонежского, который говорил про врагов: «Хотят они золота – дайте им, хотят они славы – дайте им, но веру православную – защищайте».

Иоанн  Златоуст говорил, что если ты видишь, как обижают православную святыню, встань и руку свою освяти ударом по богохульнику.

Мы, православные – тоже живем в инфопространстве. У нас, конечно, нет таких финансовых ресурсов, как у тех, кто воюет против нас. Ничего! Мы сможем отразить удары противника.

Дьявол – существо нетворческое

– Можно ли говорить, что против Церкви идет информационная война?

– Она идет, как я уже сказал, две тысячи лет. Сейчас – просто обострение ситуации. В этой войне со стороны противников, во главе которых – враг рода человеческого, все средства оказываются хороши. Они используют откровенную ложь, подставы… С их подачи можно подумать, что все священники – плохие, Патриарх – плохой. Но ведь все это тоже было. Враг рода человеческого – существо не творческое. Создавать, творить – не по его части.

Человек, который что-то созидает, творит – отмеченный Богом. А все, кто против Бога – обезьяны, перелицовывающие, перевирающие что-то уже созданное, сами не способные ничего изобрести.

Возьмем кощунниц из печально известной панк-группы. Они же нового ничего не придумали. Передо мной лежит гигантская фотография Союза воинствующих безбожников двадцатых. На ней – все в масках. Никакого креатива. Все повторяется из века в век.

Члены Коминтерна, прибывшие в Россию на конгресс 1920 года (Фото: РГАКФД/Росинформ).

Члены Коминтерна, прибывшие в Россию на конгресс 1920 года (Фото: РГАКФД/Росинформ).

Но Церковь выходит после таких нападок еще более сильной.

Чем больше на нее накатывают, тем скорее у нас появятся новые Минин и Пожарский, Суворов, святой Александр Невский, православные лидеры.

Бог поругаем не бывает. Русский народ давно нуждался в мобилизационной идее. И вот она пришла. Совершается нападение на последний бастион русского народа. Тот, кто напал – стопроцентно получит ответ. Войти в то адово море огня, как мы вошли в 1917 году сдури, послушав либеральных фашистов,  уже никто не захочет.

 Церковь вместе с народом

– Как нужно сегодня защищать Церковь, как реагировать на спиленные кресты и другие кощунства?

– Самое главное – молиться Богу, ходить в храмы, чтобы храмы были полны. Исповедоваться, причащаться, каяться. Просить Бога о милости. Нести слово Божье другим людям, открыто исповедовать свою веру, ничего не боясь.

Чтобы защищать свою Церковь от нападок, нужно вступать в дискуссии. Но делать это вежливо, спокойно, не уподобляясь тем либеральным фашистам, которые даже дискутировать не могут, а только ругаются, часто нецензурно, если кто-то думает иначе, чем они. И – больше ничего. У них даже аргументов логических нет, все их доводы сводятся к «сам дурак».

А нам, чтобы достойно вести эти дискуссии, нужно много читать, каждый день читать Евангелие.

– Какой запрос сегодня у общества формируется к Церкви?

– Общество у нас разное. Есть – московское, которое бегает, надев на голову разноцветные чулки,  разрисовывает храмы, которые требует непонятно чего, но требует упорно. А есть – православный народ, который ничего от Церкви не требует. Он просит ее, чтобы она была вместе с ним. И она будет вместе с ним.

– А вы сами ждете сегодня ответы на какие-то вопросы от Церкви?

– Я жду от нее милости.  Какие вопросы могут быть? Кто я такой, чтобы Церкви задавать вопросы? Это у Церкви ко мне могут быть вопросы, почему я такой плохой христианин.

О теплохладности

– Что для вас было самым печальным или самым радостным, важным относительно обсуждаемого вопроса?

Сырова Марина Львовна, судья на процессе по делу "панк-молебна" группы "Pussy Riot" в Х.Х.С.

Сырова Марина Львовна, судья на процессе по делу "панк-молебна" группы "Pussy Riot" в Х.Х.С.

– Печальным было то, что наши некоторые так называемые политические лидеры среднего звена (не высшие руководители), которые называют себя православными, вдруг сникли, размякли, испугались, растерялись и вместо того, чтобы встать во весь рост на защиту матери-Церкви, начали говорить, что кощунницы не виноваты, что не надо обращать внимание на их выходки. Не смогли выбрать для себя какую-либо позицию. Но – либо ты горячий, либо – теплохладный.   Теплохладным может быть только Иуда.

Порадовало меня поведение судьи на процессе по делу женской панк-группы. Судья, несмотря на гигантское давление  и западных, и российских либерал-фашистов, на угрозы, все равно вынесла приговор согласно закону. Это настоящая русская женщина.

Читайте также: Елена Зелинская: Сбавим тон


Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Ребекка Кисслинг: Я была зачата при изнасиловании

Она – адвокат, активист движения против абортов «В защиту жизни» и мать 5-х детей

Я родила после изнасилования, или Все возможно, если есть любовь

Я была жестоко изнасилована, а потом родила сына

Студентка в хиджабе: О свободе и светскости

Что такое «светское государство» и почему его понимают неправильно